ОБЩЕПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЯ
Психология, клиника и профилактика раннего алкоголизма, 1984

ГЛАВА III

ОБЩЕПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЯ

Наиболее продуктивным и в то же время традиционным направлением отечественной патопсихологии является анализ психических нарушений, который опирается на данные общей психологии, на те или иные общепеихологиче-ские концепции: достаточно сослаться на ставшие уже классическими работы Б. В. Зейгарник и ее школы, базирующиеся иа психологической теории мышления, или на работы В. Н. Мясищева и его школы, основывающиеся на психологической теории отношений личности. Важность исходных общетеоретических посылок очевидна и для психиатрии. Напомним в связи с этим точные слова выдающегося русского психиатра В. X. Кандинского (1890): «Общие выводы научной психологии для психиатров обязательны, ибо душа, расстроившись, не перестает быть душой». Как справедливо отмечает Ю. Ф. {Голяков (1971), все наиболее значимые концепции в истории психиатрии отражают взгляды их авторов на природу и закономерности нормальной психики. Более того, многие авторы прямо предпосылали своим концепциям изложение исходных позиций, среди которых видное место отводилось основным положениям общей психологии.

Для того чтобы выделить некоторые внутренние закономерности, механизмы возникновения и развития раннего алкоголизма, также необходимо хотя бы в самом кратком виде изложить те общепсихологические представления о личности, которые будут исходными для нашего анализа. Начнем с введения основных понятий, с помощью которых описывается деятельность человека.

Человеческое мышление, восприятие, память, целеполагание необходимо связаны с соответствующей нуждой, потребностьюк Потребность является, таким образом, предпосылкой всякой психической активности, всякого целенаправленного поведения, всякой деятельности человека.

Вместе с тем сказать о ком-то, что он «имеет потребность», значит оказать еще нечто весьма неопределенное, ибо сразу встает вопрос: потребность в чем, в каком именно предмете? Не представляя себе предмета, объекта потребности, мы не можем составить окончательное представление и о самой потребности. Этот предмет, объект, равно как материальный, так и идеальный, становится побудителем, мотивом поведения. Здесь

далее мы пользуемся определением мотива, данным А. Н. Ле-нтьевым:    «Мотив — это объект, который отвечает той или

ной потребности и который, в той или иной форме отражаясь бъектом, ведет его деятельность» (1966, с. 5).

Как ‘правило, в сложном поведении нельзя удовлетворить Ьотребность одним актом поведения, поэтому деятельность вклю-нает в себя ряд действий. Каждое действие направлено на достижение сознательной цели, подчиненной вместе с целями других действий мотиву всей деятельности. Кроме действия в составе деятельности выделяют и более дробную единицу — операцию, которая рассматривается как способ выполнения действия, т. е. представляет собой «технический» состав действия, зависящий от конкретных условий, в которых дана цель действия (Леонтьев, 1965).

Поведением человека движут обычно сразу несколько мо-Вгивов: одни мотивы более, другие менее общие, одни непосредственно побуждают к деятельности (так называемые мотицы-Сгимулы), другие действуют более опосредствованно. Тем самым образуется система, иерархия мотивов, в которой наибо-Сее общие, «вершинные» мотивы обусловливают определенное Стношение к миру (В. Н. Мясищев), определенную направленность личности (Л. И. Божович).

При анализе поведения и деятельности часто используется Вакже понятие установки, посредством которой закрепляются, приобретают устойчивость, стабильность те или иные мотива-ионные устремления и позиции субъекта (Д. Н. Узнадзе, С Л. Рубинштейн, А. В. Запорожец и др.).

Психическое развитие ребенка тесным образом связано с Характерной для каждого возраста ведущей деятельностью, развитие которой и обусловливает главнейшие изменения психоло-ческих особенностей на данной стадии (Леонтьев, 1965).

г Таковы некоторые, достаточно устоявшиеся понятия, ,свя-Мнные с изучением деятельности. Рассмотрим теперь проблему азвития, движения деятельности и возникающих вследствие Ьтого движения сдвигов, кризисов, поскольку проблема эта чрезвычайно важна для понимания мотивационной сферы лич-Мости.

I Цепь преобразований деятельности, характерную для нормального, продуктивного развития личности, условно назовем Мюходящей, Возможны два варианта кризисов восходящего ^шзвития. Первый вариант связан с тем, что изменяющаяся отребность требует для своего удовлетворения все новых и /новых средств, операционально-технических возможностей деятельности. Наконец, может настать такой момент, когда воз-Хможности эти исчерпываются, человек уже не располагает нужными для осуществления деятельности средствами, что субъективно — иногда очень остро — переживается как состояние Неудовлетворенности, растерянности, кризиса. Второй тип кри-Iисных состояний связан с тем, что деятельность, напротив,

   ..    }t v'    1    •

постоянно усложняется, разветвляется, приобретает такие новые средства осуществления, операционально-технические возможности, что она как бы перерастает лежащую в ее основе потребность. Подобная логика возникновения кризисов нормального развития (главным образом в плане расширения связей и отношений) была впервые выявлена в рамках теории деятельности применительно к детскому возрасту (Леонтьев, 1965; Эльконин, 1971).

Обратимся теперь к данным патопсихологии, к тому направлению движения деятельности, которое можно назвать нисходящим или искаженным. Исследования показывают, что здесь также можно увидеть два типа сдвигов, кризисов в развитии деятельности. В основе первого лежат происходящие вследствие тех или иных патологических причин искажение, обедне* ние потребностей, возрастание их принудительной силы, что ведет к перестройке — далеко не автоматической и не бескризисной — соответствующих деятельностей по удовлетворению данных потребностей. Причинами кризисов другого типа становятся обеднение деятельности, искажение ее структуры, что приводит к перестройке потребностей и мотивов. Примером первого типа кризисов могут служить изменения деятельности при хроническом алкоголизме, примером второго — изменения деятельности при эпилепсии (Братусь, 1973, 1974; Зейгарник, Братусь, 1980).

Что же происходит при этих сбоях, какого рода состояния образуются? Феноменология, внешние признаки кризисных состояний, в особенности начиная с подросткового возраста, нередко могут быть описаны как особые психические состояния, состояния неопределенности, как бы неопредмеченности, не-структурированности желаний субъекта, невыраженности намерений и планов, их размытости, легкой смены одного другим. Часто об этом состоянии можно сказать, что человек, находящийся в нем, жаждет (порой очень страстно) того, чего сам толком не знает, чему не может дать однозначного описания. Подобное состояние, взятое как фрагмент развития деятельности, может быть обозначено как переходное потребностное состояние.

Следует, однако, заметить, что наше понимание потребност-ного состояния несколько отличается от его |Понимания А. Н. Леонтьевым. Согласно А. Н. Леонтьеву, уровень собственно психологического анализа начинается с потребности, которая рассматривается как нужда, обретшая свой предмет или мотив. «Подобное понимание мотивов, — пишет А. Н. Леонтьев, — кажется по меньшей мере односторонним, а потребности — исчезающими из психологии. Но это не так. Из психологии исчезают не потребности, а лишь их абстракты — «голые», предметно не наполненные потребностные состояния субъекта» (1975, с. 190). Тем самым потребностные состояния фактически выводятся из сферы психологического анализа. На наш же

}згляд, психологический анализ, переходных потребностных состояний является важнейшим условием понимания реального |вижения деятельности. Эти состояния, 'в особенности возникающие по ходу развития сложных общественно обусловленных ви-ров деятельности, не являются лишь «голыми» негативными со-Ьстояниями субъекта. Они имеют внутреннюю структуру и ди-иамику, которые во многом определяют выбор конкретного предмета — мотива деятельности. Наконец, психология не вправе (спускать эти состояния из сферы своего внимания, поскольку сменно они (что мы увидим ниже, при анализе раннего алкоголизма) очень часто являются наиболее опасными, ломкими ^моментами развития, в которых значительно возрастает вероят-юсть возникновения больших и малых отклонений в развитии личности.