Путеводитель Москва, 1997

ДРЕВНЕРУССКАЯ ЖИВОПИСЬ 2

В XII—XVI вв. прославились как чудотворные иконы "Владимирская", “Знамение", “Толгская", “Феодоровская", “Тихвинская", "Донская", “Смоленская", “Казанская“ и другие.

Названия икон связаны с местами их прославления. С зтих икон делались многочисленные списки. Иногда это были “меры и подобия" — точные воспроизведения размера и композиции подлинника, предназначенные для церквей. Большинство же представляли собой небольшие домашние и келейные иконы. Создание огромного числа повторений чтимых чудотворных образов имеет под собой религиозную основу: согласно православным воззрениям, свойство чудотворности при молитве с верой сообщается и иконам-воспроизведениям.

ИЗОБРАЖЕНИЕ СВЯТЫХ

Среди особо чтимых в России святых, иконы которых можно увидеть практически в любом храме, Николай Чудотворец архиепископ Мирликийский (существует большое количество разных иконографий этого святого) и такие русские святые, как преподобные Сергий Радонежский (ум. 1392) и Серафим Саровский (ум. 1833), митрополиты Московские Петр (ум. 1326) и Алексей (ум. 1378).

Обилие икон в русских домах и храмах, которое отмечалось всеми путешественниками в средние века, которое сохранилось в народном быту и в новое время, свидетельствовало об особом значении иконы в русской культуре, в народной жизни. Оно как бы создавало особое духовное пространство Руси, питало идею богоизбранности Руси, особого ей божественного покровительства, "всеприсутствия образа Бога“ на русской земле.

КАК ЖЕ РАБОТАЛИ ДРЕВНЕРУССКИЕ ХУДОЖНИКИ

Работа по созданию иконы начиналась с подготовки доски-основы. Ее делали из сухого выдержанного дерева. Доски склеивали и скрепляли шпонками — брусками дерева, которые или набивали на оборотную сторону, или вставляли в специально вырезанные пазы. На лицевой стороне выдалбливали углубление — “ковчег“, по сторонам которого оставались “поля".

Таким образом, изображение оказывалось в углублении, а “поля" образовывали вокруг него своего рода раму. Характер обработки доски, ее пропорции, соотношение полей и ковчега, шпонки и способ их крепления менялся в течение времени и играет большую роль при атрибуции и датировке икон.

На подготовленную основу, пропитанную горячим осетровым клеем, накладывали холст — “паволоку". На просохшую паволоку слоями клали "левкас" (греч.,белый) — грунт, приготовленный из мела и осетрового клея. После полировки левкаса, когда его поверхность становилась совершенно гладкой, начиналась работа мастера-знаменщика, создателя композиции. Он наносил контурный рисунок жидкой краской или острым предметом.

Если фон иконы, нимбы должны были быть золотыми, то прежде всего на нужные места наклеивались тонко раскованные листочки золота. Лучшим средством для подобной наклейки служил сок чеснока, прекрасно держащий золото.

Краски для икон готовились из минеральных пигментов, для чего использовались цветные глины, растертые малахиты и лазуриты, трутная киноварь и многие другие. Использовались и растительные краски. Обычно технику иконописи называют яичной темперой, то есть в качестве связующего указывается на яичный желток.

-МОСКВА РЕЛИГИОЗНАЯ — ДРЕВНЕРУССКАЯ ЖИВОПИСЬ ◄ 121

Но известно, что нередко иконописцы пользовались и осетровым клеем, вишневой камедью и другими связующими. Сохранились многочисленные письменные источники, так называемые “Мастеровики", в которых рассказывались секреты иконописного мастерства.

Не только материалы, которыми пользовались иконописцы, но и сам процесс иконописания очень подробно излагался в древних рукописях, которыми мастера руководствовались. Иконописцы пользовались разными приемами, но наиболее распространенным был “санкирный метод", когда вначале на поверхность клался наиболее темный колер, который оставался открытым в тенях, затем более светлые цвета, завершался прием наложением "светов", часто чистых белильных, цветных описей и рисунка. Этот последовательный путь давал возможность передачи, с одной стороны, объема в ликах, в фигурах и других изображениях, с другой — созданию совершенно особого эффекта светоносности живописной поверхности.

Завершив наложение красочных слоев, сделав надписи, которые являлись обязательной частью иконописного канона, художник покрывал изображение олифой, то есть вареным льняным или маковым маслом. Этот последний слой придавал живописи особую светоносность и прочность, он же был и защитой от растрескивания и распыления. В некоторые сорта олифы, предназначенные для особо драгоценных икон, добавляли толченый в порошок и нагретый до жидкого состояния янтарь. Он придавал олифному покрытию теплый золотистый оттенок. Под олифной пленкой краски, приготовленные из полудрагоценных камней, сияли, как сами камни. Эта симфония красок сохраняется веками — темперные краски практически не выцветают. Вместе с тем особенности технологии неизбежно приводили к тому, что живопись со временем скрывалась под темной пленкой олифы, которая темнела и тускнела, становясь почти черной. И хотя в древности умели убирать эту пленку, но процесс этот был долгий и сложный, поэтому, как правило, иконы, изображение на которых было плохо различимо из-за потемневшей олифы, записывали вновь.

Безупречного мастерства требовали от художника работы по росписи храмов. Как особо сложную надо отметить технику фрески, то есть "письма по сырому”. Художнику, работавшему в этой технике, приходилось писать по сырой штукатурке и за очень короткое время создавать законченные композиции. В этом случае перед началом работы тщательно подготовленный грунт, состоящий из гашеной извести и различных наполнителей, наносили на стену в один-два слоя, закрывая небольшой по размеру участок, который можно было расписать в один день.

Грунт быстро затвердевал, поэтому от мастера требовалась абсолютная точность и быстрота в нанесении как рисунка, так и красочных слоев. Очень часто мастера начинали писать в технике фрески, а завершали работу по сухой поверхности.

Рисунок под роспись делали охрой, иногда зеленой или черной краской. В некоторых случаях наносили рисунок графьей. причем чем позднее, тем чаще: в живописи XVII в. графья очень развитая и подробная. Для фресковой живописи использовали краски, разведенные на воде, а для письма по сухому — на различных связующих. Чистые лазоревые, охристые, зеленые, белые, красные и вишневые цвета, которые так любили древнерусские монументалисты, создавали богатую и благородную красочную гамму. Техника наложения красочных слов, как и в иконописи, была строго определенной и тщательно отработанной:

122 ► МОСКВА РЕЛИГИОЗНАЯ — ДРЕВНЕРУССКАЯ ЖИВОПИСЬ-

сначала наносились основные цветовые плоскости, а затем они в определенном порядке разрабатывались последовательным наложением теневых и освещенных участков.

ПОДПИСАТЬ ИЛИ НЕ ПОДПИСАТЬ?..

Исторические источники сохранили мало имен изографов. Все средневековое творчество тяготело к анонимности. Это объясняется прежде всего тем, что в сам творческий процесс входило использование образцов, канона. Самостоятельность художника была относительной. Важным был предмет изображения, а не иконописец или его имя. Но вместе с тем было в средние века и особое уважение к иконописцу. Работы самых выдающихся мастеров упоминались в летописях наряду с наиболее важными для страны событиями, об иконописцах складывались предания, в житиях святых нередко как особое дарование отмечается способность героя рассказа — простого монаха, настоятеля монастыря, церковного иерарха — к написанию икон, их реставрации. Немало имен художников вошло в литературное произведение XVII в. "Сказание о святых иконописцах". Первое место среди них отводилось зачинателю иконописания на Руси — киево-печерскому иноку Алимпию, жившему в XI в. Особой славой и почитанием пользовался московский иконописец- монах Андрей Рублев, имя которого в наше время олицетворяет все русское средневековое искусство. Уже через полтора столетия после смерти преподобного Андрея в решениях Стоглавого собора (1551 г.) предписывается иконописцам "писать, как писал Андрей Рублев".

К самой личности иконописца на Руси предъявлялись особые требования, записанные в постановлениях одного из церковных соборов: "Подобает бо быти живописцу смирну и кротку, благоговейну, ни празднословцу, ни смехотворцу, ни сварливу, ни завистливу, ни пияницы, но (паче) же всего хранити чистоту душевную и телесную со всяким опасением..." (Стоглав.) Иконописание всегда рассматривалось как духовный подвиг, благочестивое служение Богу. И как правило, иконописцы глубоко знали библейскую и евангельскую истории, творения святых отцов, тексты церковных служб.

Мастера различных художественных школ Древней Руси внесли свою лепту в искусство иконописи и монументальной живописи. Особое место в древнерусской культуре принадлежит московской школе живописи. Мы можем говорить о московском искусстве только начиная с XIV в., времени, от которого до нас дошли древнейшие памятники. Но уже в конце XIV — начале XV в. Москва становится одним из важнейших художественных центров. Здесь работает величайший древнерусский художник преподобный Андрей Рублев, искусство которого стало вершиной московской и шире — русской живописи и во многом определило дальнейшее ее развитие. Во второй половине XV в. еще один прославленный мастер — Дионисий работает в московских пределах. Помимо этих "нарочитых" изографов, тысячи известных и безымянных мастеров создавали то, что мы теперь называем ‘московской школой живописи". Это искусство совершенного понимания художественной формы и бесконечно высоких идеалов.

ИКОНОПИСЬ И ВОЗРОЖДЕНИЕ ДРЕВНЕРУССКОЙ

живописи

Судьба древнерусской живописи трагична. Многие столетия она была скрыта от глаз почитателей старины из-за потемневшей олифы и записей. Иконы и фрески поновляли, то есть фактически переписывали заново, нередко меняя

-МОСКВА РЕЛИГИОЗНАЯ — ДРЕВНЕРУССКАЯ ЖИВОПИСЬ 123

полностью иконографию в соответствии с современными веяниями, а то и сам сюжет. Ветхие иконы часто складывались в рухлядных, на чердаках, колокольнях, осыпающиеся фрески сбивали, и храмы расписывали заново.

XX в. принес освобождение и возрождение древнерусской живописи. Именно в начале нашего столетия мастера-иконописцы, которые позднее стали называться реставраторами, научились расчищать древнюю живопись, снимая последовательно все наслоения. Благодаря умению реставраторов были раскрыты сияющие краски в их первозданной красоте и сиянии, стали видны отточенность линий и силуэтов, особая духовная высота и гармония образов. Первые же выставки древнерусской иконы потрясли современников, стало понятно, что открылся неведомый доселе, невероятно высокий по своим духовным ориентирам и потенциалу мир.

Октябрьский переворот внес коррективы в историю древнерусского изобразительного искусства. Многое было уничтожено в пылу антирелигиозной борьбы: были разрушены сотни храмов, сожжены тысячи икон и древних книг. Но, и это истерический парадокс, именно в Советской России было отреставрировано множество икон, открыты творения Андрея Рублева, поэтому имя его перестало быть только символом, как это было многие столетия, огромная по своему масштабу древнерусская культура обрела ясные очертания. Искусствоведы и реставраторы изучили особенности технологии иконописи и монументальной живописи, создали совершенные реставрационные технологии, раскрыли до того неизвестные местные художественные школы, новые имена художников.

ИКОНЫ В МУЗЕЯХ МОСКВЫ

Сокровища древнерусской живописи можно увидеть во многих музеях Москвы. Лучшее собрание русских икон XII—XVII вв. представлено в залах Третьяковской галереи. Иконы домонгольской эпохи, сохранившиеся в единичных экземплярах, московские, псковские, новгородские, тверские произведения времени расцвета этих местных художественных школ, творения царских изографов XVII в. — все это дает очень полное представление о русской иконе. Среди них всемирно известные иконы Андрея Рублева “Троица Ветхозаветная", “Спас", “Архангел Михаил" и “Апостол Павел“. Уникальные фрагменты мозаик и фресок из древнейших храмов Киевской Руси нашли свое место также в залах "Третьяковки".

Исключительной ценностью обладает собрание древнерусского искусства Музеев Московского Кремля, где предметы прикладного искусства и иконы собирались многие столетия. Оружейная палата с древности формировалась как своего рода музей. В годы советской власти туда были переданы многие произведения не только из кремлевских храмов, но и из многих монастырей и церквей России. Собрание драгоценной церковной утвари, реликвий, икон в окладах, представленное в залах Оружейной палаты, не имеет себе равных ни в одном музее страны. Кремлевские соборы-музеи также обладают непревзойденными по исторической и художественной ценности коллекциями. Большинство тех икон, которые можно увидеть в соборах Кремля, имеют свою историю, подчас тесно связанную с историей русского государства и его выдающимися деятелями. Интересны экспозиции произведений древнерусского искусства XIII—XVII вв. Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. В собрание этого музея, расположенного в древнейшем из сохранившихся московских монастырей, входят богатые коллекции московской, тверской иконописи, произведения XVI—XVII вв. из провинциальных художественных

124 ► МОСКВА РЕЛИГИОЗНАЯ

центров. Художественная культура рубежа XVII—XVIII вв. прекрасно показана в памятнике архитектуры конца XVII в. церкви Покрова в Филях — филиале Рублевского музея.

Привлечет посетителей иконописное собрание Музея-заповедника “Коломенское". С монументальным искусством Древней Руси можно познакомиться в кремлевских соборах (Благовещенском, Успенском, Архангельском), в храме Василия Блаженного, в соборах Новодевичьего и Новоспасского монастырей, в церкви Троицы в Никитниках.

РЕЛИГИЯ В РОССИИ

Церковь и сейчас отделена от государства, но уже не отделена от народа. Времена изменились, изменились и прихожане. Если раньше человек среднего возраста смотрелся в церкви как что-то инородное (большинство составляли старушки), то сейчас это нормальное явление. Прихожане помолодели, многие приходят с детьми. Интересно, что, по мнению самих священнослужителей, это не дань моде, мода прошла два-три года назад. Люди сами приходят к Богу, без принуждения. При многих храмах работают воскресные школы. По-прежнему среди верующих или, точнее, тех, кто ходит в церковь, довольно много людей из сферы культуры, интеллигенции, особенно в храмах, расположенных в центре.

В каждом храме — свой уклад. Он зависит от традиций и обстоятельств, например, от заполненности штата. В некоторых столичных храмах и монастырях службы совершаются ежедневно — утром и вечером.

Настоящим, последовательным прихожанином считается тот, кто причащается (причастие следует после исповеди) не реже чем раз в пять-шесть недель. Если реже, то, как говорят священнослужители, черствеет душа, что-то в ней засыхает.

Поститься можно, помимо великих постов, дважды в неделю: в среду и пятницу. В среду Иуда предал Христа, а в пятницу его распяли. После семи лет для церкви человек становится взрослым, начинает исповедоваться, поститься вместе с родителями, правда, ограничения в еде для детей менее жесткие.

Обычно те, кого можно назвать верующими с полным основанием, ходят на службу каждую неделю: в субботу вечером и в воскресенье утром. В субботу вечером идет воскресная всенощная, утром — воскресная литургия.

Мы хотим дать несколько советов для тех, кто захочет посетить русские православные храмы.

При посещении церкви женщины по возможности должны быть одеты скромно: не рекомендуется надевать шорты, брюки, слишком открытые майки или платья. При входе в церковь необходимо накрывать голову платком. Мужчины должны снимать головные уборы, и также нежелательно входить в шортах и майке.

В церкви нельзя громко разговаривать и кричать. Не везде разрешают фотографировать.

Также в церкви не принято вставать спиной к алтарю.

У входа в церковь часто стоят пожилые больные люди, которым принято давать немного денег. Также принято оставить в храме несколько монет (или более значительную сумму денег) на восстановительные работы.

Накануне церковных праздников или больших личных испытаний, а также в память об умерших родственниках зажигают свечку и ставят ее у алтаря.