Русская народная резьба по дереву


ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

ПОД ОТ,ищи РЕДАКЦИЕЙ | А. И. ЛУНАЧАРСКОГО | и A. U. ЭФРОСА

ACADEMIA

Москва - ЛенипграД

с ssr

Н. Н. СОБОЛЕВ

РУССКАЯ

НАРОДНАЯ РЕЗЬБА ^ JIO ДЕРЕВУ

Переплет и супер-обложко Б. В. Шварца

НАРОДНАЯ РЕЗЬБА ПО ДЕРЕВУ

Коробка, украшенная плоской резьбой. Москва. Гос. Исторический музей

...Русские выделывают из дерева весьма искусно резные вещи.

Рейтенфелъс (1670 г.)

ГЛАВА I

Природа северной и средней полосы СССР в настоящее время и в старину.—Хо-зяйственное общение народных трудовых масс с лесом.—Лес как материал для построек и их убранства резьбой.—Первобытные инструменты—топор и нож.— Засечки, руны, вырубки и вырезки на дереве.—Бортные знаки.—Изделия из бересты и их украшения.—Резные идолы дохристианской поры, по свидетельству арабских писателей.

Русская резьба, как и всякое народное искусство, является прежде всего детищем определенного хозяйственного уклада. Чтобы понять как следует этот уклад и его роль в зарождении и развитии нашей резьбы, следует вспомнить, что вся работа резчика-художника, в большинстве случаев происходившего из крестьянства, протека та в условиях непосредственного и постоянного общения с лесом. Наша страна, обильная лесами даже в настоящее время, ранее была ими еще богаче. Недаром в южнорусских летописях ее обычно называли «страна лесная». Еще и теперь, после многих сотен лет бесхозяйственного истребления лесов, имевшего место в дореволюционной России, и после значительного использования их при усиленных темпах современного советского строительства, удобная лесная площадь СССР охватывает до б 17 000 000 гектаров, из которых на долю одного только РСФСР, с его северными и центральными районами, приходится 124 000 000 гектаров леса. В среднем, на каждую душу населения в РСФСР приходится 1,93 гектара леса, а в северном районе где население менее скучено, это отношение увеличивается почти в двенадцать раз, и на душу приходится 25,4 гектара леса. Эти громадные и но сию пору в значительной своей части не освоенные и не обследованные лесные массивы обступают и держат в своих объятиях отдельные поселения, накладывая свой особый лесной отпечаток на крестьянский быт.

Вполне понятно, что ранее, несколько веков тому назад, когда по всей стране лесистость была несравненно сильнее, первоначальным славянским насельникам, оседавшим по бассейну северных рек, озера Ильменя й междуречья Оки и северной Волги, положительно приходилось отвоевывать у леса каждый клочок земли, необходимый для постройки жилища и для сельскохозяйственной культуры. Кажется, в это время не было ни одной отрасли в хозяйстве, которая так или иначе не требовала бы настойчивого трудового общения с лесом: постоянных и долгих обходов лесных чащ, вырубок, просек, расчистки площадей, изучения лесных полян, прогалин и тропинок, тщательного использования предоставляемых лесом естественных богатств. Обычной формулой обозначения границ, отвоеванных в этом лесном океане владений, было: «куда топор, коса и соха ходила». Строившиеся из дерева селения носили названия «деревень», с их характерными определениями: «Дубровка», «Березкино», «Ельня», «Подосинки», «Подсосенки». Когда же лес выжигали под пашню или стройку, появлялись «Пожоги», «Гари», «Пали», «Золино», «Жары» и пр. Увеличивающееся население, ведя постоянную борьбу с лесом, постепенно осваивало занимаемую им площадь для жилья, пашни и огорода, и уже к XVI столетию в теперешней Московской Центральной области значительное пространство земли оказалось освобожденным от лесной чащи. В своей борьбе с лесом русский крестьянин не только вырубал, выжигал и истреблял вообще мешавшие ему лесные заросли, но и постепенно вводил лес в свой хозяйственный обиход, находя в нем удобный, дешевый и обильный материал хля удоалетворения всевозможных хозяйственных нужд. «Возле леса жить—голода не видеть», «Лесная сторона не одного волка—и мужика досыта накормит»,—говорят старинные русские пословицы. Из леса получался дешевый и прочный материал для постройки жилищ и для их отопления; лучинами освещали избу в зимние темные вечера; зола шла для удобрения лесной пашни; деревянные дома строились быстро и хорошо держали тепло. Постоянное соприкосновение с лесным материалом способствовало усовершенствованию технических приемов и способов обработки дерева. Из простого плотничного мастерства, известного еще и теперь в большей или меньшей степени каждому крестьянину, возникли и развились более сложные отрасли обработки дерева—столярное, резное и наконец уже впоследствии токарное дело, которое, как можно заключить из обследования произведений русской художественной промышленности, появилось в России не ранее конца XVI или начала XVII века. Резные примитивные изделия утилитарного характера, обслуживавшие необходимые потребности быта с древнейших времен и сохранившиеся в некоторых районах страны до наших дней, были не сложны. Наиболее широкое применение, благодаря своей устойчивости, имел рогатчатый отрез дерева. Он встречается не только при раскопках, но и до сих пор бытует в деревне и разделяется на три вида: корень с частью ствола, корень с частью разветвлений и раздвоенные или растроенные ветви. Для примитивных орудий земледелия и домашнего обихода служит длинная ветвь или ствол с разветвлениями: рогатина, вилы, соха, подсошка и подсоха. Ветвь с оставленными ответвлениями снизу дает крюк или крючок; две ветви с коротким стволом—руль, вийю; пень с короткими обрубленными корнями—курьи ножки, ступу и т. п. Ствол с одним оставленным корнем служил для устройства первобытного украшения—конька на гребне крыши. Любопытно, что эти примитивы из дерева и до сих пор живут в крестьянском быту. Исследовавшая их в 1У27 году Н. В. Валукинскан насчитывает 49 видов применения подобных примитивов в различных районах одной только Воронежской губернии . Лес был не только колыбелью всех промыслов по обработке дерева, но в нем зародились и те начала русского искусства, которые вошли в среду этих промыслов. Здесь начались первые попытки графического воплощения окружающей природы, навеянные привольем лесной глуши и фантастическими образами, связанными с религиозными представлениями. Любовно и внимательно подходит к лесу русский фольклор, черпая из него богатый материал для сравнений и всякого рода картинных выражений. Почти каждая лесная порода отмечена в нашем фольклоре постоянным характерным эпитетом: и в русских песнях и былинах, точно в тихой заводи, отражаются и «сыр-крякови-стый» дуб, и «красная» сосна, и «червленый» вяз, и «кушлявая» елка, и «беленькая кудрявая» березка, и «горькая» осина, и «част» ракитов куст. Трогательным обращением к лесу начинается целый ряд русских народных песен:

Н. В. Вап'кинскап, Примитивы из дерева в Воронежской губ. Воронеж,

1927.

Уж ты ель моя, елушка,

Зеленая сосенушка.

Все ли на тебе густы веточки?

Все ли на тебе верхушечки,

Золотые макушечки?

В перекладе всех этих художественных настроений и переживаний на язык старинных песен, былин и сказаний чувствуется любовь обитателя леса и к окружающей его природе и, в процессе работы, к каждому хорошо отделанному бревну, к каждой чисто вытесанной доске, к каждой самой примитивной порезке, является ли она украшением строительной детали или поставца, прялки, солонки, ложки.

На общем фоне насущных потребностей, удовлетворяемых своим «рукомеслом», развернулась своеобразная красочная культура с необыкновенным изобилием резных украшений. Эти покрытые резьбой поделки, частью еще сохранившиеся в крестьянском быту, частью собранные в коллекциях музеев как памятники крестьянского искусства в оформлении быта, поражают наш взгляд оригинальностью своего замысла, неожиданностью разрешения поставленной задачи, смелостью и непосредственностью своих технических приемов. Что же касается материала, из которого получались произведения русской резьбы, столярного, токарного и плотничного дела, то он был крайне разнообразен, так как выбор лесной породы для работ варьировался в зависимости от характера и назначения изготовляемого предмета.

В лесах европейской части нашего Союза более тридцати процентов всей лесной площади занято сосной. Это наиболее распространенная у нас порода, она дает прекрасный строительный материал, что было подмечено еще нашим фольклором, в котором при описании построек нередко можно встретить такие эпитеты: «избушечка новенькая-сосновенькая* или «горенка сосновенькая». По своей мягкости и прямослойностн сосна хорошо поддается любой ог? ' строгается, колется и режется. В обработанном виде она дает чистую и гладкую поверхность, которая одинаково пригодна и для рельефной и для «облой* (круглой со скульптурным рельефом) резьбы . Еще более пригодными для резьбы являются различные лиственные породы: липа, береза, осина, ольха, дуб и клен. Кудрявая береза, которой в европейской части Союза занято более шестнадцати процентов всей площади леса, имеет белую, твердую и упругую древесину. Обыкновенно из нее выделывают посуду и всякого рода штучные резные и токарные вещи. Семеновский и Балахнинскнй районы бывшей Нижегородской губернии в зимнюю пору почта поголовно занимаются резьбою ложек. Еще сравнительно недавно здесь ежегодно вырабатывалось до 170 000 000 березовых ложек. Другие

Почти все древнейшие статуарные изображения Северного грая р.хшы из сосны.

лиственные породы, годные для резьбы, из-за хищнического их истребления в прошлое время, не встречаются уже большими сплошными массивами, но роль их в прошлом, в общей схеме развития русской резьбы, следует признать достаточно крупной. Из всех лиственных пород наиболее пригодной для резьбы но однородности своих слоев, белизне и мягкости является липа, из которой раньше постоянно делалась вся ажурная и фигурная резьба, начиная от очень крупных и кончая самыми мелкими поделками. Лучшие липовые леса тянутся от северо-восточного угла Костромской губернии до Уфимской, причем из 414 000 кустарей деревообделочников до 115 000 работают исключительно с липой и березой. За последнее время, в связи с сокращением запасов липы, ее стали заменять осиной, которая, кроме того, идет и на точку всевозможных крупных и мелких чашек и прочен деревянной посуды. Ольха, обладающая более твердой древесиной, также употребляется на резьбу. Она имеет красноватую окраску и хорошо полируется. Территория между Волгой и Сурой, так называемое Засурье, в силу особых условий своей почвы, богата кленовыми лесами, дающими очень твердую древесину. Резные изделия из клена очень прочны и передают тончайшие движения резца. Помимо крупных поделок, каковы сени «новые, кленовые, решетчатые», хорошо сопротивляющиеся атмосферным влияниям, из клена режутся гребни для самопрялок и для расчески льна, клише для печатания иллюстраций и гравюр; из пего режут и точат всевозможную фигурную мелочь, где нужно иметь четкие, определенные профиля, как например шахматы:

Стали они играть в шахматы Тавлеями кленовыми, вальятатыми...

Не менее твердой породой является дуб, который когда-то был гораздо более распространен в центральной полосе России, чем теперь. Иностранные путешественники в своих записках отмечают наряду с сосной обилие дуба п клена. Многочисленные географические названия (как река Дубна, Дубровицы) и целый ряд палеографических и геоботанических наблюдений подтверждают былое распространение дубовых лесов. Остатки их еще и теперь в изобилии встречаются в виде затянутых илом и занесенных песком громадных коряг и целых стволов мореного дуба на дне полувысохших рек Московской, Тамбсвской, Ленинградской и других губерний. Судя по русскому былевому эпосу, в старину дуб имел самое широкое применение в постройках и обстановке. В постройках постоянно упоминаются: дубовые стены, дубовые полы, дубовые столбы и ворота, двери, крыльца. Во внутренней обстановке жилища: дубовые столы, скамьи, стулья и пр. Как в старину, так и теперь, дуб идет главным образом на предметы обстановки и на внутреннюю отделку помещении. Так как древесина его довольно тверда и имеет своеобразную структуру, для

мелкой резьбы он не годится. Вообще каждая лесная города имеет свои характерные .особенности, требующие для каждой из них своих методов, приемов и способов обработки. Накопленный долгими годами опыт и приобретенные навыки русское трудовое население передав ало из поколения в поколение, создавая таким образом кадры нс:г\с::их мастеров по различным отраслям обработки дерева: плотни: в, ст -ляров, резчиков и токарей. Орудия производства, которыми р ic -лагали наши предки в ту эпоху, когда резьба была тесно связан?, с машним бытом и единоличным хозяйством, были и некнопжистен и несложны. Главным и почти единственным инструментом при >б ботке дерева был прежде всего исконный друг нашего крестьяни — топор. «Топор,—говорит пословица,—сохе первый пособник*. Пр. вд теперь эпитетом «топорный» обычно обозначают грубую, неряшливх работу, но если это и верно, то только отчасти, поскольку на емс ному топору появились многочисленные более тонкие и разы об' ные режущие инструменты и поскольку с появлением их постелены стали утрачиваться прежние навыки владения топором. В старину же, когда топор был единственным инструментом, топорная работ была и очень тонкой и очень тщательной. Идеалом такой старит: топорной работы была выколотая гладкая доска, поверхность кот рой являлась как бы выструганной рубанком. В то время не ; г ни пил, ни долот, ни рубанков; пилы появились много позднее, и XVII веке они были, повидимому, еще мало известны среди час*., вого трудового населения, а между тем все венцы старинных п стр . являются по торцу чисто и ровно обрубленными, словно отпиленных все тем же топором. Вторым и последним древнейшим инструмент при резьбе является нож. В обстановке самобытного домашнег дре-воделия нож—это такое же необходимое орудие производств а, и топор, и без него никогда не пускаются в путь при обычных стр.. -ствиях по лесу. По летописи, старинные русские идолы, стоявшие д же не в деревнях, а в городах, выделывались «секирою и нож лес, казалось, наталкивал крестьянина на первоначальные : • резной работы: «В лесу примечай дорогу по моху на пнях да -п сам». Лесные затесы не только указывали путь—ими прих .к обозначать и принадлежность тому или иному хозяину леей борта. Разбросанные по лесным чащам наших северных и ц. ных районов «бортные ухожен»—лесные насеки и отдельные у.ты принадлежавшие одному и тому же хозяину, стали все обе одними и теми же вырезанными знаменами или бортными аяг Постепенно в хозяйственной практике старинных лесных : сеякав выработалась целая система подобных идеографических и своеобразных прообразов геральдических знаков, которые . -

вляли собою комбинации нескольких основных элементов с преде ным наименованием и определенным символическим значен „ к< на черте» (см. рис. 1, фиг. I), «калита с поясом» (см. рис. 2),

«л ежа я с двумя рубежами» (см. рис. 1, фиг. 3), «знамя п»

59. Старинные ворота и калитка провинциального дома XVIII века в Екатеринбурге

Составители «Стоглава», являвшиеся выразителями более демократического дворянского течения, находили, что эти фантастические узоры совершенно неуместны по соседству с предметами культа и что совершенно напрасно «над вратами домов христиан поставлялись воображаемые звери и змии и неверные храбрые мужи» .

Богатые наличники подобных ворот имеются в Москве, в Кустарном музее б. московского земства и в Государственном историческом музее. На одном из этих наличников (см. рис. на стр. 88) изображены по углам два фантастических льва, вокруг которых идут растительные украшения в виде богатых трав с виноградными кистями. Этот мотив резьбы, встречающийся чаще других, вероятно, пришел в наше искусство с востока; так, над входами мечетей Самарканда на поливных изразцах имеются крупные изображения подобных львов.

Створки ворот обычно делались или гладкие, обшивные тесом, или вязаные рамками с филенками, которые украшались различными способами. Проходимец-немец, опричник Грозного, Генрих Штаден, описывая строения Опричного двора на Москве, подробно говорит об украшениях ворот: «Северные ворота находились против Кремля и были окованы железными полосами, покрытыми оловом. Извнутри—

* И. Снегирев. Памятники московской древности, М. 1842, стр. 39.



Русская народная резьба по дереву, Соболев Н.Н., 1984



Курьер онлайн
Небеса обетованные онлайн
Суета сует онлайн