Русская народная резьба по дереву часть 12 (Глава VII)


ГЛАВА VII

Внутреннее убранство зданий.—Хоромный и церковный наряд.— Притворы храмов и их резные украшения.—Двери, притолоки, столбы и подпоры,—Резьба в средней части храма: иконостасы, божницы, царские двери.—Клироса, круглые амвоны («халдейская пешь»), киоты, надо ре стольные сени, престолы, дарохранительницы, брачные венцы, выносные кресты.—Царские троны и моленные места, постоянные и переносные, иордани,—Подсвечники стоячие и висячие.—Паникадила, люстры.— Выносные фонари,—Светцы, стоянцы, аналои, свечные яшики,

раки для мощей.

Украшения внутри здания—отделка стен, потолков, обстановки—являлись необходимой его принадлежностью и составляли «хоромный» или «церковный» наряд. Сравнивая наружную отделку церквей и домов, можно заметить, что в то время как дома обывателей были перегружены резьбой, расписанной яркими красками, старинные деревянные храмы не имели никаких наружных резных украшений, и вся их отделка заключалась в зашивке торцов и в

гладких тесовых причелинах, производство которых, как мы уже знаем, доставалось нелегко. Что же касается до внутреннего убранства, до «наряда», тоздесь .можно было наблюдать обратное: убранство любого сельского храма оказывалось обычно гораздо богаче, замысловатее и разнообразнее, чем в жилых домах даже наиболее зажиточных классов населения.

Резьба внутри храмов получила самое широкое применение, и богатство церковного наряда соответствовало плановому расположению здания, обычно состоявшего из трех главных частей: притвора, или трапезы, средней центральной и наиболее обширной части, в которой помещались во время службы молящиеся, и алтаря. В северных губерниях притворы делались также довольно поместительными, так как часто служили местом собраний прихожан, где они сидели во время дурной погоды в ожидании начала богослужения. По словам академика В. В. Суслова, в притворе во время «престола» даже устраивались в складчину пиры—обычай «братчины», упоминаемый в летописях; в простые же праздники, в промежуток между заутреней и обедней, прихож-ане, не расходившиеся по домам, беседовали там о своих делах и пр.*. Такое полуцерковное и полуграж-данекое назначение этого помещения отразилось и на характере его украшений, и «наряд* притвора более всего способен дать представление об украшениях гражданских построек московского периода нашей истории. Являясь как бы переходом от избы к храму, притвор представлял собою обширное помещение, освещенное с севера и с юга небольшими оконцами, которые в старину делались волоковыми. С западной стороны был выход на крыльцо, а с восточной дверь вела в среднюю часть храма. Эта дверь имела покрытые резьбой притолоки, которые впоследствии переходят в каменное зодчество и вы-

«Престол»—праздник в честь того святого, во имя которого сооружен храм.

В. В. Суслов. Русские деревянные постройки на севере. Спб. 1888.

76. Дверь амбара деревни Корчажнецкой, Шевденицкой волости Тотсмского уезда Вологодской губ.

77. Дверь Троицкого храиа Шевденицкой волости 'Готемского уезда Вологодской губ.

ливаются в богатейшие порталы гражданских, а главное церковных входов XVI и XVII столетий.

Простейшим видом обработки дверных притолок является представленная на рис. 76 верхняя перекладина над дверью, снятая

А. А. Бобринским в деревне Корчажнецкой, Шевденицкой волости Тотемского уезда Вологодской губ. В более сложных порезках притолок верхняя часть обделывается полукругом, что указывает на подражание в дереве каменному своду. Вообще взаимное влияние каменного зодчества на деревянную резьбу и деревянных порезок

78. Дверная притолока входных дверей 1687 годов Шенкурском соборе Архангельской губ.

и архитектурных форм на мотивы каменных украшений было очень сильно, и переплетались эти влияния так тесно, что в настоящее время, когда многих памятников уже не существует, трудно решить, где кончается одно и где начинается другое. Резные украшения притолок состоят из полочек, жгутиков, зубчиков и тому подобных нехитрых мотивов. Таков вход в Троицкий храм XVIII века в Шевденицкой волости того же Тотемского уезда Вологодской губ. (см. рис. 82). Весьма возможно, что другие деревянные церкви, не сохранившиеся до нашего времени, особенно городские, соборные, имели более сложные и богатые порталы. В соборе г. Шенкурска Архангельской губ. хранилась уцелевшая от подобного портала часть доски с посвятительной надписью, которая гласит: «Лета 7196 (1688) апреля в... [5] день поставил сию церковную дверь резную в Шенкурской во церкви собора архистратига Михаила и прочих небесных сил бесплотных шенкурского посада житель приказной избы подъячей Иван Тимофеев сын Ту рутин в вечное положение и поминание по своей души и своих родителей» (см. рис. 78). Следы этих исчезнувших порталов видны в узорных украшениях из камня, чрезвычайно разнообразных и сохранивших все характерные особенности деревянных порезок, которыми украшены входы многих московских и провинциальных каменных храмов . Обрамленная богатой

От XVIII века, когда в Великороссии строились почти исключительно каменные храмы, таких резных деревянных притолок почти не сохранилось, но на Украине их еше довольно много. Одним из наилучших образцов резного входа XVIII века является часть деревянного обрамления входа в храм местечка Белик, Кобелякского уезда б. Полтавской губ., с надписью в честь императрицы Елизаветы Петровны, хранящаяся в Полтавском музее.

резной притолокой, самая дверь долгое время оставалась гладкой, лишенной каких-либо украшений. Единственным убранством ее являлись крупный кованый замок и фигурные петли. Поверхность металлических накладок разнообразилась крупными шляпками лужоных гвоздей. С течением времени узор появляется и на самой створке двери. Вначале это роспись красками, сохранившаяся еще кое-где в деревянных церквах северного края, как в Введенской церкви села Едома Вологодской губ. (1748), потом краску сменила резьба, и многие церкви XV11 столетия имеют двери, створки которых богато украшены резьбой. Наиболее интересным примером такой резьбы могут с тужить западные двери сооруженной в 1748 году Владимирской церкви Михайло-Архангельского монастыря в Устюг е Великом. Вся поверхность створок этих дверей покрыта великолепной резьбой, широкой и раскидистой, свободные завитки которой чередуются с орнаментированными тюльпанами, хорошо знакомыми нам по серебряной посуде XVII века немецкой и английский работы (см. рис. 79). Английское влияние в XVI и XVII веках, особенно сильно сказывавшееся на нашем севере, шло через английских купцов, которые еще со времен Г розного имели у нас почти монопольное право торговли. Следы влияния польско-немецкого барокко, шедшего через западную границу, можно проследить на массивных входных дверях Успенского собора в Иверском Валдайском монастыре. Сюда, как уже говорилось выше (см. стр. 79), были переведены иноки белорусского Ку-теинского монастыря—резчики и типографы. Последние отпечатали здесь немало книг с гравюрами на дереве, как «Триодион», «Блашно духовное», «Рай мысленный», «Псалтырь следованная» и др. Работавшие бок-о-бок с печатниками резчики очевидно пользовались для своих композиций теми же типографскими образцами; это ясно видно на крупных узорах резных дверей, окаймленных тонкими, похожими на багеты рамками. В приеме резьбы и в характере узоров мало чувствуется материал, из которого они сделаны, и типичных для дерева мотивов здесь не найти. Прорезы в средней части обеих створок, позволяющие видеть внутренность храма, являются также новшеством в нашем искусстве. Они загорожены толстыми резными колонками, не имеющими ничего общего с русскими балясинами. Их пышные припухлые формы передают те западные мотивы, которые с этого времени (1658) начинают постепенно вливаться в русское искусство (см. рис. 80), Украшение резьбою створок дверей удержалось надолго. В XVIII столетии изменился план храма: исчезли крытые притворы, опоясывавшие центральную часть храма с трех сторон; вместе с притвором исчезли и резные деревянные двери, которые заменились коваными железными. С церковных дверей резьба переходит в гражданское зодчество, и на воротах крестьянских домов она удерживается довольно долго. По крайней мере со второй половины XVIII века церковных дверей, покрытых резьбой, совершенно не встречается, а створки крестьянских ворот, украшенные резным орна-

79. Двери Владимирской церкви 1748 года в Михайлс-Архангельском монастыре в Великом Устюге

ментом, и в XVIII веке и до 70-х годов XIX представляли довольно обычное явление (см. рис. 65).

На восточной стене притвора по бокам входа в центральную часть деревянной церкви иногда прорубались длинные окна, вышиною не более 10—12 вершков, а шириною достигавшие 2 и даже 2 /2 аршин.

80. Двери холодного собора 1658 года в Иверском Валдайском монастыре

Устраиваемые от пола на высоте около двух аршин, они имели слюдяную или решетчатую подъемную раму с занавеской. Во время службы занавеска отдергивалась, рама поднималась кверху,и молящиеся, за теснотою не попавшие внутрь храма, стоя в притворе, могли'через отверстия окон следить за ходом службы.

Потолок притвора делался из больших балок, или «матиц», промежутки между которыми забирались досками прямо или в косяк. Чтобы матицы не прогибались и потолок не провисал, их подпирали массивными столбами, которые, будучи богато убраны резьбой, представляли главное украшение притвора. В некоторых деревянных церквах Северного края и до сего времени сохранились подобные колонны, являющиеся единственными образцами старинных подпор в хоромах и дворцах. На одном из северных этюдов В. В. Верещагина

в Третъяковской галлерее к на фотографиях художников (Плотникова, Семенова и др.), после него посетивших этот край, зафиксированы эти великолепные образчики чисто народного творчества. Обделанные резцом части столба имеют разнообразные по форме «дыньки», перехваченные жгутами или плетешкамн. На некоторых столбах сильно выступающие горбыльки в виде розеток. Невозможно передать все комбинации этих украшений, так как, не подчиняясь какому-нибудь определенному закону, каждый такой столб представляет собою вполне оригинальную и замысловатую затею доморощенного художника-резчика. Иные из них имеют форму восьмигранника с оставленными кругляками, покрытыми сложной резьбой, как в трапезной Илезской деревянной церкви Николая Чудотворца в Тотемском уезде Вологодской губ. (1788) (см. рис. 81). Другие—все сверху до низу граненые, и их украшения связаны с общей формой всего столба, как в Ильинской церкви Шенкурского уезда б. Архангельской губ. (1785) (см. рис. 82). Все резные детали таких столбов покрашены различными довольно яркими тонами и в слабо освеженном притворе имеют очень эффектный вид. К сожалению, не везде уцелели эти столбы, и во многих местах позднейшими переделками искажен и утрачен общий вид старинного притвора. Едва ли не единственным и наиболее ценным в художественном отношении памятником является счастливо сохранившая свой первоначальный вид трапеза церкви апостолов Петра и Павла в Пучуге Сольвычегод-ского уезда Вологодской губ. (1788) (см. рис. 83). В этом притворе уцелели оба массивных круглых столба, поддерживающих потолочную систему балок, и в глубине видны двойные резные притолоки, с заключенными между ними образами, и расписанная двухпольная дверь, ведущая в центральную часть храма. По бокам ее имеются те узкие окна, о которых говорилось выше. Наличники окон здесь также имеют резные украшения. Под окнами видны части лавок, которые шли обыкновенно вокруг всего притвора по стенам. По большей части их делали опускными, а выше были устроены палки, на которых стояли иконы различной величины, Не менее интересны резные подпоры в трапезной благовещенской церкви посада Турчасово, Онежского уезда Архангельской губернии, построенной в 1795 году. Сделанные из особенно толстых бревен, они производят внушительное впечатление своими массивными (]юрмами. За последние годы местные «ревнители благочестия» забелили всю их первоначальную полихромию, придав ими всей трапезе более скучный вид (см. рисунок на стр. 101). В старину был обычай ходить в церковь молиться со своими иконами, которые и ставили на полке перед собой. Позднее обычай этот был оставлен живыми, но сохранился при погребении. Покойника выносят в храм со своей иконой, которая сопровождает его и на кладбище. После погребения она во многих местностях уже не возвращается в дом, а жертвуется в церковь, где и ставится на полке в притворе или обделывается в киот и вешается на стене

81. Cm. 16 в трапезной Никольской Илежкой церкви 1788 года Тотем-ского уезда Вологодской губ.

82. Столб в трапезной Ильинской церкви 1785 года Шенкурского уезда Архангельсмй губ.

S3. Притвор церкви Петра и Павла 1788 года в Пучуге Солъвычегодского уезда Вологодской губ.

храма. В притворе обычно помещаются и печи, и отсюда же имеются выходы на боковые галлереи, охватывающие храм. Боковые галлереи появились вследствие обычая окроплять скот святой водой в установленные для этого дни. Вначале они кажутся как бы прирубленными к главному зданию и еще не связанными органически в одну общую массу постройки. Таковы боковые галлереи у церкви Космодемьянского-Ложедомского погоста Грязовецкого уезда Вологодской губ. (XVII век) и в других местах (см. рис. 84). Постепенно развиваясь, эти галлереи стали служить местом для боковых приделов. В конце их появляются небольшие иконостасы, и в таком развитом виде они переходят в каменное зодчество, утратив наружный вид случайной постройки. Перейдя в каменное зодчество, притворы сохранили по стенам невысокие каменные лавки, по характеру обработки напоминающие свои деревянные прототипы. Многие церкви XVII века имеют подобные притворы, но наиболее интересные в декоративном отношении сохранились в Ярославле, в церкви Иоанна Предтечи, что в Толчкове (1671—1687), Иоанна Златоуста в Коровниках (1649—1654) и др.

Внутреннее убранство центральной части храма, помимо икон, состояло из многочисленных произведений резного дела, которыми были украшены стены,—в виде обрамлений или на отдельные иконы, или же на целые их соединения—стоячие или висячие киоты. Самым же главным и центральным местом, где была сосредоточена наиболее богатая резьба, являлась восточная стена средней части здания, отделяющая ее от алтарного помещения. На этой стене располагались ряды икон, заключенные в резные обрамления, составлявшие в общей своей композиции ту алтарную преграду, которая обычно и называется «иконостасом». Следует заметить, что в древнехристианской церкви иконостасов вовсе не было. Появление их относят ко времени Василия Великого . Древнейшие иконостасы на Руси не представляли собою сложных сочетаний различных частей, в виде колонн, прилепов и других украшений. Они состояли обыкновенно из простых брусьев, называемых «тяблами», укрепленных в горизонтальном направлении. На них ставились рядами иконы, которые придерживались, чтобы они не сползали, опушкой из доски, прибитой к брусу. Такие иконостасы исчезли в средней полосе России почти бесследно, и впервые остатки их были найдены покойным археологом И. Снегиревым при реставрации церкви XIII века в селе Микулино-Городище Тверской губ. «Нельзя оставить без внимания древнейшего алтарного иконостаса, закрытого новым, — писал он в 50-х годах XIX столетия,—он состоит из основных брусьев, кои

Г. Филимонов. Вопрос о первоначальной форме иконостасов в русских церквах, М. 1895; Д. В. Тренев. Иконостас Смоленского собора московского Новодевичьего монастыря, М. 1902.

В силий Великий—архиепископ кесарийский, родился в Кесарии в 329 г., умер в 379 г.

84. Л ожед омский погост XVIII века Грязовецкого уезда Вологодской губ.

служили преградами и вместе тяблами иконостасов в древнейших церквах». В конце 80-х годов такие же иконостасы были открыты проф. Султановым при обследовании церкви села Маркова, Бронницкого уезда Московской губ., построенной во времена Бориса Году-

85. Иконостас погоста Всхоново 1/69 года Торопецкого уезда Псковской губ,

нова. В1924 и 1925 гг. следы подобных иконостасов были найдены архитекторами П. Д. Барановским в храмах села Коломенского и Дьякова под Москвой и Д. П. Суховым у Василия Блаженного в Москве.

На севере, в бедных деревенских церквах этот тип иконостасных преград встречается довольно часто, примером чему может служить многоярусный иконостас погоста Всхоново, Псковской губ., тябла которого лишены всяких украшений и представляют простые гладкие доски, выкрашенные мелом (см. рис. 85).

Совершенно напрасно думать, что такие развитые формы иконостасов были повсеместны. В то время как в богатых селах, погостах

и больших городах подобные многоярусные композиции уже украшали храмы, в бедных церквах Северного края трудно было найти что-либо подобное. С какими несовершенными видами иконостасов мирились в глуши, можно себе представить по описанию внутренности маленькой кладбищенской церкви Воскрешения Лазаря при Муромском монастыре Пудожского уезда Олонецкой губ., построенной в 1390 году . В рубленой стенке, отделяющей алтарь от церкви, проделано отверстие, которое разделено на две неравные части. В меньшей помещается северная дверь, а в большей царские врата. На стене, остающейся свободной от упомянутых пролетов, устроены полки, на которых поставлены разной величины иконы, пожертвованные прихожанами. В этом нехитром иконостасе интересны иконописные изображения. На царских дверях, вместо обычных Благовещения и Евангелистов,—Иоанн Златоуст и Василий Великий; обычай писать этих святителей церкви на царских вратах ввел якобы Иван Г розный . На северной же двери иконостаса, до 70-х годов прошлого XIX столетия бывшей простой сосновой доской, теперь написано изображение «благоразумного разбойника»—первого человека, вошедшего в рай.

Как уже было сказано, русские люди в старину ходили в храм со своей иконой. Они ставили своего собственного бога на полку алтарной преграды и молились одной своей иконе. Оставленные в церкви после смерти прихожан иконы также постепенно заполняли ряды полок алтарной преграды, которая росла не только в ширь, но и в высь. Впоследствии порядок расположения этих икон был точно установлен особым соборным постановлением.

Тот многоярусный иконостас с тремя дверями—«царскими» посередине и «северными» и «южными» по сторонам,—закрывающий всю восточную стену центральной части храма от солеи до начала сводов и простиравшийся от северной стены до южной, а в некоторых церквах даже загибающийся на них,—появился не сразу. Окончательный порядок размещения икон по ярусам, их места, число ярусов и вся символика русского многоярусного иконостаса— может считаться установленным с XVI столетия, когда, порвав с удельным феодализмом и перейдя в подчинение Московской державе, церковь провела централизацию и отдельных культов местных феодальных святынь. С этих пор устанавливается в законченном виде вся композиция иконостасной преграды, ■ в которой должна была отразиться идея государственного и религиозного объединения. В подборе икон выражалась идея вселенской церкви—союза и нового завета и объединения Москвою всей феодальной Руси. Присоединяя К Москве уделы и вольные города, московские государи не уничтожали культа местных святынь, но, забирая их в Москву, присоединяли их к своему пантеону, полагая, что перенесенные святыни,

П. П. Семенов. Россия, т. III, стр. 404.

Л. В. Даль. Старинные деревянные церкви Олонецкой губернии, «Зодчий» 1877, ноябрь—декабрь, стр. 97—98.

перестав покровительствовать своей прежней области, явятся подручными московских святынь. Благодаря этому в нижнем ярусе иконостаса московского Успенского собора—главного храма всего Московского государства — оказались суздальские, новгородские, псковские, смоленские и великоустюжские иконы. Являясь пантеоном северо-восточной Руси, иконостас Успенского собора стал образцом для всех сооружаемых новых иконостасов. Раачещение икон по определенным ярусам и местам в таких многоярусных иконостасах санкционировалось московскими соборами 1547 и 1549 гг. Тябла с широкими гладкими досками, разделявшие иконы, сначала украсила роспись, а впоследствии резец сменил кисть, и на глади тябл появились первые порезки, связавшие красивыми рамами все иконы в одну общую композицию. Вполне сложившийся к XVI столетию в представлении наших предков тип иконостаса представлял собою многоярусное сооружение с многочисленными иконами, украшенными по рамам резным орнаментом, как в церкви Петра и Павла в Новгороде (см. рис. 86). С распространением подобных иконостасов, обильно украшенных резьбой, открылось широкое поле деятельности для русских резчиков, которые создали в этой области многочисленные произведения искусства.



Русская народная резьба по дереву, Соболев Н.Н., 1984



Курьер онлайн
Небеса обетованные онлайн
Суета сует онлайн