Русская народная резьба по дереву часть 17 (Глава VII)


К типу клиросов можно будет отнести и круглые амвоны, бывшие в XV и XVI столетиях в русских церквах. Круглый амвон, или «халдейская пещь», новгородского Софийского собора в настоящее время хранится в отделе Христианских древностей Русского музея в Ленинграде. Это единственный уцелевший круглый амвон. Высота его 2,31 метра, диаметр—1,95 метра. Композиция состоит из выступающего каркаса, обработанного в виде полуваликов, покрытых резьбой, между которыми внизу стоят резные фигуры пророков, с воздетыми кверху руками, поддерживающими помещенные над ними ряды квадратных ширинок, с рельефными клеймами и киот-цами. В этих киотцах помещены живописные иконы святых (см. рис. 126). Вероятно, подобный новгородскому круглый амвон в XV

124. Клирос Покровской церкви 1774 года в городе Торопце Псковской губ.

веке был и в московском Успенском соборе, так как в летописи под 1493 годом сказано: «Того же лета июля 16 во вторник в 11 часов дни зажже гром с молоньею верх маковицы большие тее под железом у соборные церкви Успения пречистые на Москве; а внутри церкви мало попали, над царскими дверьми, да половина опоны сгорело на амбоне, да два болванца древяных раздразшю под амбоном; а верх вскоре угасиша» . Что же касается Новгорода, то сооруженный Макарием в 1533 году круглый амвон настолько поразил своим оригинальным видом современников, что летописец оставил самое подробное его описание. «...Июляв 15 день Великого Новагорода и Пскова боголюбивый архиепископ Макарий постави в соборной церкви святей Софеи в великом Новегороде амбон вельми чуден и всякоя лепоты исполнен: святых на нем от верха три ряды на поклонение всем христианом. И по всему амбону резью и различными подзоры и златом лиственным велии преизящно украшен, а от земли амбону и удивления исполнену устроены яко человеки двенадесят древяны и всякими вапы украшены во одеждах и со страхом яко на главах дер-

«Софийский временник», часть II, стр. 245.

125. Клирос начала XIX века. Москва. Церковь Всех скорбящих радости

жат сию святыню и вельми лепо видети» . Профессор А. А. Спицын в своей статье «Пещное действо и халдейская пещь» говорит: «Нет сомнения, что в XVI веке не было особых халдейских печей: их роль с полным удобством исполняли круглые амвоны, состоявшие из верхней площадки с бортами и нижней полой части» . Хотя позже, в XVII столетии, для этой своеобразной мистерии, происходившей на утреннем богослужении перед Рождеством, и устраивались специальные сооружения, но, кроме Макарьевского амвона, до нас не дошло ни одного из подобных произведений русской резьбы.

Киоты. Находящиеся в церкви отдельные образа, не вошедшие в состав иконостаса, или ставились на полки, устроенные по стенам, или обделывались в особые киоты. Киоты были двух родов: или висящие на стенах или стоящие на полу на подставках. Простейший вид киота представляет собою столярную рамку, обхватывающую икону и расписанную красками или покрытую резьбой. Расписанных гладких киотов встречается еще довольно много в старых церквах. Один из них, расписанный по янтарно-желтому фону красной и темнозеле-

«Никоновская летопись», т. XIИ. первая половина. «Полное собрание русских летописей»

* «Записки Русского археологического общества», Спб. 1901, т. XII, вып. I и II, стр. 95—131.

126. Круглый амвон или «халдейская пещь* 1533 гоОа из новгородского Софийского собора. Ленинград, Русский музей

ной краской, находится в алтаре придела Зосимы и Савватия в Кемском Успенском соборе Архангельской губ. . Гораздо реже попадаются резные киоты (см. рис. 127). В Государственном Историческом музее хранится интересный киот XVI века, украшенный ажурной резьбой, близко напоминающий макарьевский амвон. По преданию, он был вывезен из Пскова. Окружающая икону широкая рама состоит из покрытых резьбою валиков, которые перебиваются восемью сильно выступающими квадратными накладками, расположенными по сторонам и углам рамы и очевидно служившими для небольших икон. Судя по уцелевшим на одной из накладок обломкам колонок, можно предположить, что все эти гладкие накладки ранее были украшены резными киотцами, подобными тем, что имеются на царских вратах церкви Иоанна Богослова, что на Ишне близ Ростова. Резную раму киота увенчивает сильный карниз в виде четверти вала, весь покрытый мелкой резьбой с ажурным гребнем, от которого, впрочем, остались только основания отдельных сломанных городков. Бока рамы украшены крупными резными фигурами аналогичной формы; с одной стороны их три, с другой четыре. Отдельные шаблоны этого киота, обрамляющие резьбу, мелки и состоят из ряда небольших гвоздиков, расположенных между двойными мелкими желобками (см. рис. 128).

Обычай брать с собой в дорогу или в поход, кроме нательных крестов и небольших образков, и крупные, по размерам иконы, создал особый вид киота, предназначенного для удобной перевозки и предохранения от порчи в дороге «родительского благословения». Этот тип футляра или ящика, внутри которого находится икона, называется «кузов», имеет крышку из одной или двух створок на «луженых» петлях, запирающуюся наложенным сверху крюком. На створках с внутренней стороны изображают святых, соименных владельцу кузова, и постепенно образуется новый вид иконы-киота—«складень». Наружные стороны такого складня или украшаются живописью или на них делают металлические пропильные накладки, подложенные цветной фольгой, или же просто затягивают какой-нибудь материей или кожей. Самая форма кузова изменяется. К обыкновенному четырехугольному футляру с верхней стороны приделывается украшение в форме кокошника, дающее более стройный вид всему киоту (см. рис. 129).

Уже к XVI веку по образцу этих дорожных кузовов-киотов начинают устраивать и постоянные—в церквах, для особо чтимых икон. До половины XIX века в городе Елабуге Вятской губ. хранился древний деревянный киот, пожертвованный Иваном Г розным. По преданию, затейливый верх его в виде пересекающихся бочек, увенчанных главками, служил образцом при постройке в этом городе Покровской церкви, сломанной в 1808 году. Служа помещением для иконы,

Снимок в красках с расписного киота имеется в «Памятниках русского искусства», изданных Академией художеств под редакцией В. В. Суслова, а также в изл. А. А. Бобринского «Народные русские деревянные изделия».

U7 Деисуе XVII «ели. ЛсшпириО. Мулгй Лмuhwni wiIojko им

1.8. Резной киот XVI века. Москва. Гос. Исторический музей.

имевшей в вышину 1,33 метр., киот был сделан из толстых дубовых досок, обитых снаружи листовым железом. На его фигурном верху из пересекающихся бочек имелось семь главок с крестами—четыре на боковых бочках лицевой стороны и три на средней поперечной. Боковые столбики, на которые опирался полукруглый вырез отверстия киота, были покрыты порезками. Вероятнее всего, что в настоящее время он уже не существует, так как еще в 1843 году духовенство и прихожане, найдя этот киот неприличным благолепию храма, сняли его

129. Складень XV И века. Москва. Художественно-промышленный музей.

с невысокого пьедестала, на котором он стоял с XVI века, и вынесли в амбар наряду с ненужным хламом. Нашедшему его в 1874 году Р.Г. Игнатьеву не удалось переубедить обывателей Елабуги вернуть этот киот в храм—они находили его «безобразно несовременным» . Много общего с елабужским киотом имеет менее сложный деревянный расписной киот, хранящийся в коллекциях Государственного Исторического музея в Москве (см. рис. 124). Имея в вышину 1,29 метра, в ширину 0,48 метра и в глубину 0,39 метра, киот этот представляет собою невысокий четырехугольный шкаф, в нижней части которого отделено не-

* Р Г. Игнатьев. Киот, тар царя Ивана Васильевича Грозного селу Ела-буге, «Труды Московского археологического общества», т. IV, стр. 69—72.

большое помещение для свечей и церковных принадлежностей, когда-то запиравшееся откидной на петлях дверкой, которая, впрочем, не сохранилась. Верхняя часть киота, в которой помещалась самая икона, имеет скошенный пол, покрытый расписным орнаментом такого же характера, как и на наружных боковых стенках. На задней доске внутри киота изображены восьмиконечный крест на Голгофе, орудия страстей и Адамова голова. Угловые столбики лицевой стороны обработаны в виде фигурных балясин с перехватцами и поясками и соединяются широкими тягами. Концы этих последних обрамляют «бочку», помещенную на верху киота, на плоскости которой написана икона. Верх киота украшен двумя перекрещивающимися бочками, на гребнях которых когда-то стояли главки с крестами. По углам, с лицевой стороны, находятся четырехугольные резные киотцы. оканчивающиеся также небольшими главками. В киотцах изображены Георгий Победоносец и Дмитрий Солунский. Резьбы на этом киоте немного. Она уступает место богатой росписи и иконам. Общий тон росписи течноянтарный с преобладанием красного цвета.

Все эти формы украшений киотов просуществовали без изменений до второй половины XVII века, когда усиление южнорусского влияния и проникновение элементов польско-немецкого барокко привело к тому, что по сторонам рамы, в которую заключена икона, стали появляться резные сквозные колонны, поддерживающие богатый резной «шпренгель»или щиток, аза колоннами, с боков и снизу— полукруглой формы выступающие резные части или «скрыдла». Колонны, если киот висит на стене, поддерживаются резными кронштейнами. Если же киот стоячий, то вместо кронштейнов и нижнего резного скрыдла к нему подделывается глухое основание, на гладкой лицевой стороне которого устраивается углубление с краями, обложенными имевшим в то время большое распространение волнистым багетом, т. е. все тем же флемованным дорожником (см. рис. 131). Внутри рамки, в углублении помещалась или резьба или живописное изображение поучительного характера. Такие стоячие киоты особенно часто ставились вокруг внутренних столбов, поддерживающих своды храма. В столбцах XVII века часто встречаются такие приказы резчикам: «...да у четырех столбов двенадцать киотов со шпрешели и столбами резными и с дорожники ж флемованными* .

Разнообразные виды киотов встречаются не только внутри храмов, но и снаружи. В конструкции наружных киотов обращается главное внимание на предохранение от непогоды помещенных в них образов, и благодаря этому все они имеют широкий навес или зонт на фигурных кронштейнах или иных поддержках. В 1681 году резчики Оружейной палаты были заняты сооружением подобного наружного киота. «...Резного деревянного дела мастера старца Ипполита ученики Исачка Никитин с товарищи 12 человек... делали в мастер-

* Архив Оружейной палаты, сто. № 22721, л. 63.

130. Киот расписной XVI века. Москва. Гос. Исторический музей

131. Киот XV11 века. Москва. Художественно-промышленный музей

ских резных палатах киот большой ко кресту, который... взят из Воскресенского монастыря, и велено поставить вне церкви» . Что

Архив оружейной палаты, стб. № 19С67, л. I.

киот этот был большой и очень сложный, видно из того, что его работали: «одиннадцать человек октября с первого числа до октября ж по двадесять по четвертое число» *. Относительно наружного вида этого киота трудно сказать что-нибудь определенное. До нашего времени он не дошел, подобно многим другим произведениям наших резчиков того времени, но что наружный вид его представлял обычный для XVII века тип киота с колоннами, поддерживающими верх, это можно заключить по выписке денег из приказа Большого дворца токарю Евсевейку Антонову за то, что «точил он к киоту базы и каптели»*.

В бумагах Оружейной палаты встречаются упоминания о любопытном резном киоте конца XVII века в виде орла. «В нынешнем во 192 году... взяты в резные и столярские полаты для поспешения... всяких верховых многих прибылых дел» целый ряд маете ров-резчиков, «и ныне делают они... киот в орле резной в вышину трех аршин без дву вершков, поперег полтретья а ршина» 1 * 3. Так как изготовление этого оригинального киота происходило спустя два года после известного стрелецкого бунта 1682 года, когда юный Петр едва избежал смерти от ножа стрельца, ворвавшегося в алтарь большого Успенского собора Троице-Сергиевой лавры, то весьма возможно, что означенный «киот в орле» и есть тот самый большой крест на двуглавом резном орле, который уцелел в алтаре собора за престолом.

Киоты XVIII века представляют собою богатые резные рамы, у которых причудливые завитки орнаментов пересыпаны цветами, и вся композиция обходит вокруг иконы, давая беспокойный силуэт отдельно выступающих частей узора.

Надпрестольные сени. Среди украшений внутренней обстановки наших церквей до начала XIX столетия выдающееся место по своим декоративным достоинствам и великолепной резьбе занимала сень, устраивавшаяся над престолом в алтаре, над плащаницей, над ракой с мощами и над царскими и патриаршими местами. Надпрестольные сени отличались тонкой работой и представляли собою крупные по своим достоинствам произведения. Происхождение их кроется в алтарном кивории первых веков христианства. Византийские мозаики и миниатюры показывают, насколько богато были украшены эти сооружения византийских храмов. Прокопий и Павел Силенциарий, оставившие описание святой Софии в Константинополе, подробно говорят о надпрестольной сени в алтаре этого великолепного храма . Вместе с православием сени эти перешли в Россию. Сохранившиеся мозаики и фрески в киевских храмах святой Софии, Михайловском Златоверхом и Кирилловской церкви дают предста-

Архив Оружейной палаты, стб. № 19667, л. 2.

* То же, л. 5.

Там же, стб. № 22540, л. 37.

Павел Силенциарий. Descrip. St. Sophiae 720—7'5; Banduri. Impcrium orientate 1711 Const. I, IV, 210—211.

вление об их древнейшей форме. Четыре небольшие колонки с канителями поддерживают сферическую крышу над престолом, около которого совершается таинство евхаристии.

В небольших деревянных храмах послемонгольского периода, вероятно, за недостатком места или вследствие каких-либо иных соображений сени эти стали делать висящими на цепях или укреплять их на железных связях, соединяющих стены в алтаре. Совершенно оригинальный тип этого висячего сооружения, передавая черты, общие верхам шатровых перекрытий древних храмов, к сожалению, дошедших до нас в небольшом числе, дал широкий простор художественному творчеству наших резчиков. Общий характер надпрестольных сеней—это четырехугольное основание с образом, висящим горизонтально над престолом, боковыми богатыми обрамлениями и верхом, устроенным над этим основанием. Верх имеет вид многогранного шатра, или поднимающегося непосредственно над четырехугольным основанием, или же имеющего небольшую трибуну, служащую переходом к шатру и украшенную в несколько рядов кокошниками, шпилями, резными херувимами и другими декоративными деталями. Наиболее древние надпрестольные сени находятся в городе Ярославле и относятся в первой половине XVII века. Из, них сень Николо-Надеинской церкви сооружена в 1636 году, сень церкви Ильи Пророка—в 1657 году. Висящая на цепях надпре-стольная сень Надеинской церкви имеет надпись, указывающую время ее сооружения. «Лета 7144 году месяца декабря при благоверном и христолюбивом царе государе и великом князе Михаиле Федоровиче Московском всея Руси самодержце и при благоверной царице Евдокии Лукияновне и при благоверном царевиче Алексее Михайловиче и при благоверном великом князе Иване Михайловиче и при святейшем патриархе Иоасафе московском и всея Руси. Божиею милостию и молитвами пречистой богородицы, молитвою великого святителя чудотворца Николы. Сия сень соделана в Ярославле к Николе на престол поставлена в каменной церкви на Волжском» (см. рис. 139). Нижняя часть этой сени представляет квадрат, между угловыми висячими столбиками которого помещены резные бока, оканчивающиеся книзу двумя выкружками с подвесной гирькой посредине. Карниз украшен резьбой с накладными розетками, точеными фигурами и зубчиками по краям. Над этим карнизом устроен треугольный фронтон с резьбой из листьев, ягод и дубовых веток с желудями. В середине круг с раковиной наверху. По углам карниза между фронтонами стоят резные шпили. Самый шатер сени в виде пирамиды из трех восьмигранных полок. На каждой грани нижней полки помещены кокошники из сквозной резьбы растительного характера с примесью плетения. Между ними по углам стоят четырехугольные башенки с сильно выступающим карнизом, под которым свешивается узор из переплетенных арочек. Башенки венчаются крупной главкой, окруженной мелкими точеными балясинами в виде кеглей. На второй полке вось-

132. Надпрестольная сень 1636 г. церкви Николы Надеина в Ярославле

мигранника места кокошников заняты башенками, а по углам поставлены кокошники. Третья полка имеет расположение фигур одинаковое с первой, только в этом ряду башенки несколько иного типа. Они состоят из трех частей. Нижняя—круглая—покрыта сквозной резьбой. На ней возвышается четырехугольная беседка из лрочек с подвеской и кокошником сверху. Беседку венчает четырехгранный шатер с точеными балясинами по углам. Из-за кокошников и башенок возвышается восьмигранный верх главного шатра, оканчивающегося луковичной главой с высоким крестом. В деталях этой сени, несмотря на чисто русский прием композиции, заключающийся а шатре, кокошниках и общей планировке всего сооружения, имеется несколько мотивов, как бы заимствованных у западного искусства.



Русская народная резьба по дереву, Соболев Н.Н., 1984



Курьер онлайн
Небеса обетованные онлайн
Суета сует онлайн