Русская народная резьба по дереву часть 18 (Глава VII)


Запутанная компановка верхних башенок и раковины на фронтонах боковых частей наднинской сени в Ярославле дают основание думать,что типографскими украшениями западных увражей русские резчики уже пользовались и в это время. От царствования первого Романова осталась в Москве еще одна висячая над-престольная сень—из алтаря церкви Чуда архангела Михаила в Кремле (ныне хранится в соборе Двенадцати апостолов). По украшениям ока гораздо беднее ярославской и представляет восьмигранный шатер с тремя рядами круглых кокошников и резными узорными поясами, на которых расположено 12 точеных главок. Сооруженная в 1642 году, она на боковых сторонах нижнего яруса имеет длинную посвятительную надпись, оканчивающуюся следующими словами: «рукоделье раба божия Петра Ремезова» . Следующая по времени над престольная сень относится уже к царствованию Алексея Михайловича. Она находится в алтаре Смоленского собора Новодевичья монастыря и по общему характеру шатрового верха близко напоминает Чудовскую. Сени Новодевичья монастыря особенное богатство придают резные херувимы, поставленные по поясам шатра на различной высоте, и чередующиеся с ними резные кубпы и флюгера. Эта сень уже не висячая, она поставлена на 4 точеных с резьбой колонках. К сожалению, незадолго до революции, она была поновлена и выкрашена в кричащий голубой цвет, на котором резко выделяется вся ярко вызолоченная резьба. Как гласит идущая по фризу нижнего пояса надпись, сень эта была поставлена в 1653 году князем Иваном Алексеевичем Воротынским «по матери своей княгине Марфе Ивановне и по своих родителях в вечный поминок. А мастер сделал Кирилла Кондратьев»1 2. Но, впрочем, заимствование из западных увражей заметно только в Надеинской сени. Во всех других ею не видно. Такова сень церкви Ильи пророка

Подробнее об этой сени см. А. Мартынов. Москва. Подробное историческое и археологическое описание города, т. II. М. 1473.

Более подробно см. «Историческое описание Новодевичьего монастыря», М. 1885, стр. 57.

/33. Деталь надпрсстояьной сени 1657 года церкви Ильи Пророка в Ярославле

в том же городе, сооруженная в 1657 году. Более стройная, ясная в деталях, ильинская сень по общему своему силуэту, конструкции и отдельным частям напоминает предыдущую. То же квадратное основание с угловыми висячими столбиками, имеющими внизу резные шишки и такие же резные боковины с двойными выкружками и подвесной гирькой посредине. Столбики покрыты резным орнаментом на цветном фоне. На боковых частях узоры сквозные золоченые. В середине их с каждой стороны шатра изображен двуглавый орел с распростертыми крыльями, вокруг которого заплетен красивый орнамент из листьев, цветов, плодов и ветвей, с сидящими на них попугаями (см. рис. 133). Выше этой резьбы карниз с вырезанной славянскими буквами надписью следующего содержания: «Лета 7165 году сделана сия сень в церковь святого славного пророка и боговидца Ильи при державе государе царе и великом князе Алексее Михайловиче всея великия и малыя и белыя Руси самодержце и благоверном царевиче и великом князе Алексее Алексеевиче великия и малыя и белыя Руси самодержце и при святейшем патриархе Никоне московском и всея великия и малыя и белыя Руси и преосвященном митрополите Ионе Ростовском и Ярославском». Выше надписи по карнизу идет поясок из бус. потом откос, покрытый орнаментом в виде своеобразных пальметок. Над откосом устроены зубчики. Над карнизом поставлены с каждой стороны резные сквозные щиты или шпренгели, возвышающиеся к середине тремя уступами, переходящими в острие с насаженной на конце его сквозной резной фигурой вроде протозана. Укрепленные с наклоном наружу, щиты эти в общем дают впечатление богатой короны. Между ними на углах помещены точеные и резные балясины с резными же голубями на концах. Над основанием сени, держащемся на железных связях, укреплен невысокий гладкий постамент, размером в половину основания самой сени. В плане он представляет квадрат, на котором стоит восьмигранник, покрытый рельефной резьбой. По верхнему краю его идет выгнутый карниз. На углах квадратного постамента стоят точеные фигурные шпили с резными голубями наверху. Над восьмигранником устроены две полки одна над другой. В середине каждой стороны поставлены резные кокошники, а между ними точеные вазы с резными цветами. Выше кокошников начинается самый шатровый верх, грани которого покрыты резьбой. Шатер оканчивается длинной шейкой с луковичной главкой, увенчанной большим восьмиконечным крестом. Очень крупные по размерам шейка с главкой снизу кажутся совершенно пропорциональными. Изнутри сени горизонтально укреплен образ Спаса, вокруг которого по откосу изображены резные серафимы - по бокам и круглые розетки—по углам. Рельефная резьба розеток и головок вызолочена и помещена на темноголубом фоне (см. цветную табл. 5). Подобно надпрестольным сеням ярославских церквей была устроена резная сень в соборе города Борисоглебека. Но, к сожалению, сохра-

'34. Надпрестольнач с.’нь 1652 года собо ра в городе Борисоглсбске Ярославской губ.

пилась она гораздо хуже, и в резьбе ее нехватает уже многих частей, утраченных в разное время. Напоминая рисунком резьбы надпре-стольную сень в церкви Ильи Пророка в Ярославле, она имеет главное отличие в боковых щитах, украшенных рельефными головами херувимов, вместо сквозного растительного орнамента (см. рис. 141).

Воздействие барокко произвело существенные изменения в конструкции, пропорциях и характере украшений вновь сооружаемых надпрестольных сеней. Стройные шатровые верха и кокошники исчез- . ли, и вся композиция сделалась более грузной; сени, вместо висячих, стали делать на столбах, подпорах или колоннах. Очень может быть, что, не вполне овладев западными мотивами, вошедшими в это время в нашу резьбу, русские резчики не сумели их переработать, и это отразилось на всей композиции сеней Петровского времени. Имея в деталях все элементы западного искусства—витые колонны, цветочные гирлянды, тяжелые завитки и раковины, куполообразный верх,— они в то же время страдают грубыми, приземистыми пропорциями. Вся резьба их высеребрена или покрыта позолотой и выделяется на темнозеленом или синем фоне. Продолжают пользоваться в украшениях сеней и резными фигурами ангелов с рипидами в руках, какие ставились около престолов или жертвенников еще во времена Алексея Михайловича. Известно, что « 186 года 28 марта живописцу Ивану Безмену... велено ему позолотить жертвенник деревянный резной здвермн, да пять глав с крестами, да столбы прорезные, да около жертвенника ангелы с рипидами стоящие в церковь Спаса Нерукотворного образа... Вышиною жертвенник три аршина два вершка, а шириною \ /г аршина...» .

Но резных фигур второй половины XVII века осталось очень мало. Все декоративные украшения сеней и иконостасов, за немногими исключениями, до нас не дошли. Заменяемые по мере обветшания более поздними произведениями резного искусства, они или сжигались, как жгутся вообще вышедшие из употребления старые церковные вещи, или же складывались на чердаки и колокольни и, никому не нужные, оставались гнить там. В таком виде были найдены в 1874 году архитектором де Рошфором остатки иконостаса так называемой «придворной церкви царя Алексея Михайловича» в городе Вязьме. Де Рошфор писал: «Старинный маленький иконостас уже не существовал и был заменен новым, а остатки его с обломками царских дверей, остатками железного паникадила и деревянными изваяниями святых представляли беспорядочную кучу, сложенную в чулане на колокольне» .

Во времена Елизаветы Петровны, когда резные фигуры получают особенно широкое распространение, их ставят вместо обычных колонн, поддерживающих верх сени, обрамленный широким четы-

• Архив ОружейиоП палаты, Опись Викторова, 958. «Расход окладной дельтам Оружейной палаты».

Жури. «Зодчий», 1874, стр 6.

рехугольным карнизом с резьбой, который скреплен по диагоналям легкими полукруглыми дугами с яблоком или другой какой-нибудь фигурой на их пересечении. увенчанной крестом.

Большинство этих сеней уничтожено, но, уцелевшие в некоторых церквах, они производят странное впечатление, благодаря обычному отсутствию' в православных храмах скульптурных изображений человеческой фигуры. В Воскресенской, что на Торгу, церкви города Торопца имеется подобная сень, в которой по углам, вместо колонн, на высоких пьедесталах стоят ангелы с золочеными рипи-дами в руках, поддерживая на головах тяжелый столярный верх сени, увенчанный небольшой фигурой ангела же, держащего крест (см. рис. 135).

Одновременно с этими своеобразными приемамиде-коративного украшения сеней встречается и обычный архитектурный тип с колоннами, стоящими на пьедесталах с антаблементами и круглыми перекрытиями.

Вариируя их формы, колонны смыкают по две вместе, ставя на общем пьедестале. Самый стержень колонны, канеллированный снизу, покрывается до самого верха фантастическими накладками в виде раковин. Богатые капители с крупными завитками ионических волют украшаются гирляндами цветов. Сферический купол легкими дугами падает на сильно выступающие карнизы антаблементов парных колонн. Такая архитектурная, легкая в своих пропорциях надпрестольная сень является прекрасной декорацией высокого и светлого алтаря в храме XVIII столетия (см. рис. 136),

135. Надпрестольная сень 1766 года церкви Воскресения на Торгу в городе Торопце Псковской губ.

13b. Надпрестолъиан сснь 1774 года Покровской церкви в городе Торопце Псковской губ.

От последних десятилетий XVIII века—периода поворота к классицизму,—равно как и от классицизма александровской эпохи, над-ирестольных сеней почти не сохранилось. Очевидно, к этому времени они выходят из употребления. Остатки обветшавших сеней этого времени, находимые в кладовых церквей, имеют только деревянный каркас, который обтягивался тафтой или другими подобными тяжелыми шелковыми тканями, с бахромой и кистями. Такие сени делались висячими, очень простыми по форме. В новых церквах, возводившихся в XIX столетии, надпрестольных сеней уже не встречается.

Кроме постоянных сеней над престолами, почти до XVIII века существовал обычай во время Страстной недели устраивать над плащаницей временную сень, ставившуюся посредине церкви. Такую сень по окончании богослужения убирали в кладовую до следующего года. Обычные поломы резьбы во время хранения этих сооружений каждый раз требовали большего или меньшего ремонта. «1705 года апреля... велено осмотреть сень резную золоченую, которая ставится на Страстной недели в великую пятницу над про-щаницею в Сретенском соборе... И тое сень осматривал резных дел мастер Корнил Ларионов. И по осмотру и по скаске ево доведется у той сени починить попорченные места, и на починку надобно клею рыбья карлуку полфунта, проволоки медной полфунта, гвоздья двоетесу сто, однотесу и скаловых сто. Да на чистку тоя сени гупка, крылья, квасу. Против его скаски к тому делу припасы куплены, а что чего и почему ценою писано ниже...» . Каков был наружный вид этих сеней, можно представить отчасти по сохранившимся кое-где резным навесам над плащаницами более позднего времени, а отчасти и по описаниям переносных сеней над моленными местами, специально устраивавшимися для царей во время их богомолья в XVI и XV11 столетиях.

Престолы. В XVIII веке, когда наши резчики выполняли из дерева те рисунки, которые по большей части давали иностранцы, появились открытые престолы, почти повсеместно исчезнувшие и так основательно забытые, что самый факт существования их вызывает сомнение. Эти престолы на первый взгляд напоминают богатые резные столы или консоли в стиле Людовика XIV, из четырех причудливо изогнутых завитков, заменяющих ножки, которые поставлены по диагонали. На вогнутых частях их посажены резные фигуры евангелистов с книгою или свитком в руках, одежда которых, как и все орнаменты, была частью вызолочена, частью покрыта серебром, лица же, руки и ноги раскрашены иод натуру. Внизу эти ножки были соединены массивной крестовиной, лежавшей на полу, в центре которой стояла резная фигура барашка с прислоненным к левому плечу длин-

Архив Оружейной палаты, Опись Викторова, 1000, л 282.

137. Открытый престол в церкви погоста Новотроицкое Торопецкого уезда

Псковской губ.

ным крестом, олицетворявшая агнца. Вверху, между ножками, шло резное украшение с головкой херувима посредине и орнаментами, выходившими из-под его крыльев. Сверху все это было накрыто толстой доской, которая и служила престолом (см. рис. 137). В Новотроицком погосте Псковской губ., в церкви XVIII века, в главном приделе храма, продолжал существовать подобный престол, едва ли не единственный, на котором еще совершалась служба. Другой подобный же открытый резной престол, но уже упраздненный, имелся на хорах храма погоста Хворостьево той же губернии (см. рис. 138).

Дарохранительницы. Деревянные дарохранительницы представляли собою небольшие уступчатые подставки под крест, который был утвержден на верхней крышке и, отодвигаясь вместе с ней в сторону, открывал отверстие, куда вкладывались на хранение запасные дары. Одна из подобных дарохранительниц в виде расписного креста, стоящего на уступчатом основании, с интересными иконографическими изображениями, находилась в коллекциях П. И. Щукина в Государственном Историческом музее в Москве. Таков был

138. Открытый престол церкви погоста Хворостьево Торопецкого уезда Псковской губ.

общий тип всех деревянных дарохранительниц. Некоторое разнообразие вносила только подставка под крестом, которая, вместо уступчатой, иногда делалась в виде усеченной четырехгранной пирамиды, причем в лицевой стороне ее находилась дверка с небольшим кронштейном для свечи, как у деревянной дарохранительницы Спасо-Преображенского собора города Переславля Залесского. Неудобство деревянных дарохранительниц привело к тому, что еще с XVII века их начали заменять металлическими (оловянными, медными и серебряными), но все же в глухих погостах до последнего времени можно было найти подобные дарохранительницы, уже не употреблявшиеся, но хранившиеся в ризницах или чуланах.

Брачные венцы. Древние великокняжеские венцы имели вид золотого обода, надевавшегося на голову и состоявшего, как в киевском к де, из ряда пластинок с эмалевыми изображениями святых. Эта простота формы повторяется и на брачных венцах, и древнейшие из них представляют собой широкий обод, согнутый из луба или бересты, на котором нарисованы полагающиеся по уставу священные

139. Брачные венцы XVIII века. Ростов. Муз:й Белой патты

изображения. С течением времени к этому ободу добавили сначала одну, а потом и другую стягивающие его дуги, на пересечении которых поставили небольшой деревянный крест.

Венцы эти были легки, удобны и привлекательны своей простотой, и еще до половины XIX века их можно было встретить по беднейшим приходам Северного края. В городских же церквах с конца XVII века входят в употребление деревянные резные венцы. Обыкно-

140. Запрестольный крест XVII века. Москва. Коллекция Г1. И. Щукина

венно они резались из одного куска дерева и имели вид короны. Наиболее богатые по своим украшениям относятся к XVIII веку. Их узоры, вызолоченные по левкасу, очень эффектны. Большие коллекции брачных венцов имеются в ростовском музее Бетой палаты (см. рис. 139). Но они очень массивны и тяжелы, а потому постепенно стали заменяться металлическими, которые вначале делались из тонкого листа железа и расписывались красками. С середины XIX столетия металлические брачные венцы входят в употребление повсеместно и окончательно вытесняют деревянные.

Выносные кресты. Из других предметов церковного обихода, над украшением которых немало поработали русские резчики, отметим выносные запрестольные кресты. На них можно проследить целый ряд сменявших друг друга стилей и направлений. Простейшие из них отличаются обыкновенной столярной работой, но и здесь присущая народу любовь к узорочью создала из простой формы перекрещивающихся брусков необыкновенно сложную 'омпозицию крещатого узора, украшенную поверх резными или точеными главками. Такой прием композиции был довольно широко распространен, и различные варианты его можно найти на таблицах издания А. А. Боб-

рииского «Народные русские деревянные изделия» (см. рис. 140). Появившиеся позднее на выносных крестах резные украшения, не связанные с формой, являются сначала в виде накладок. В коллекциях Художественно-промышленного музея при Строгановском училище в Москве имелся образец такой переходной формы украшения выносных крестов (см. рис. 141). Он представляет собою гладкий восьмиконечный крест, на котором утверждена резная икона, заключенная в тонкую гладкую рамку с примыкающей к ней со всех сторон сквозной резьбой. На иконе изображена пятиглавая церковь, внутри которой—Голгофа, окруженная любопытными монограммами. Над крестом помещены четыре буквы: I. —Иисус

Назорей царь иудейский; ниже—«царь славы»; ниже—1C ХС; под большой перекладиной—К; с другой стороны—Т, т. е. «копье», «трость»; под этими буквами: НИ К А—победитель смерти. По бокам изображений копья и трости, ниже слов СНЪ БЖИ—идут следующие монограммы: М. Л. Р. Б.—место лобное рай бысть, Г. Г. Г. А,— Голгофа гора голова Адамля. Справа и слева от центрального пятна:

К- X. В. В.—крест Христов возвещает воскресение;

К. Ц. а крест церкви (альфа, т. е. начало);

К. В. У. — крест верным утешение;

Б. В. Б. Б.—бич божий бьет бесов;

В. В. В. В.—всей вселенной возвещает веру;

К. К. Ц.—крест Константина царя; К. А. С,—крест ангелам слава;

К. Е. Я.—крест Елене явися;

В. В. В. В. Г. — возвращение в рай всем верным господеви;

К. К. К. К.—крест крепость Константина квере.



Русская народная резьба по дереву, Соболев Н.Н., 1984



Курьер онлайн
Небеса обетованные онлайн
Суета сует онлайн