Русская народная резьба по дереву часть 20 (Глава VII)


Во второй половине XVIII века, в эпоху высшего развития крепостничества, подобные ложи появляются в помещичьих вотчинах и в провинциальных захолустных городках; в храмах, созидаемых в это время, они служат для помещиков и их семей, не желавших во время церковной службы стоять вместе с «подлым» людом.

В Торопецком уезде Псковской губернии сохранились еще две такие ложи, с отражением господствовавших в XV1Г1 столетии стилей. Одна из них находится в Успенской церкви города Торопца, построенной в 1768 году, и служила впоследствии вместо клироса для певчих (см. рис. 152). Другая—в одном из беднейших погостов уезда—

Архив Оружейной палаты, сто. № 10159.

152. Моленное место XVIII века в Успенской церкви города Торопца Псковской губ.

Пятиусове, где имеется величественный каменный храм, построенный в 1781 году местным помещиком Челищевым (см. рис. 153).

Кроме постоянных мест, устраиваемых в XVII столетии для московских царей во дворцах, садах и некоторых вотчинных храмах, в обиходе Московского двора имелись еще временные и переносные. Так как обычай того времени требовал, чтобы над местом, где стоял царь, была сень, то сени делались переносными и отправлялись заранее в тот храм, где он собирался слушать службу. «174 (1666) сентября 20в. г.... указал построить свое... место, которое носят по церквам для его государевых выходов, старое сукно и атлас снять» и т. д. . Несомненно, что такие переносные места были гораздо проще устро-

» ^Материалы, извлеченные И. Е. Забелиным из архива М. И. Д. >, № 125, стр. 249.

153. Моленное место 1781 года в погосте Пятиусово Псковской губ.

154. Иорданская сень XVII века в городе Суздале

ены, чем постоянные: они были и легче, и украшений на них было гораздо меньше. Молебствия, сопровождавшиеся освящением воды на реке, происходили тоже под особым навесом, называвшимся Иорданью, или Иордановою сенью. В соборе города Суздаля хранится старинная резная деревянная Иордань с балюстрадой или решеткой вокруг и четырьмя входами в виде больших кокошников, сверху украшенных восьмиконечными крестами. Она построена в половине XVII столетия и при возобновлении обветшавших частей нисколько не потеряла своей первоначальной формы. Представляя собою четырехугольный навес, она увенчана пятью главами вытянутой луковичной формы с восьмиконечными крестами. Главки эти сидят на тонких барабанах, подножие которых заслонено круглыми глухими кокошниками с иконописными изображениями и широким плоским ободом. Сильно выступающий карниз скрывает концы четырех точеных столбов, составляющих основание сени; между ними вставлены пропиль-ные вычурные наличники, по форме своей напоминающие наличники окон этого же времени (см. рис. 154). Вся эта Иордань очень ярко и пестро расписана красками и может дать некоторое представление о той иорданской сени, которая в царствование Алексея Михайловича была сооружена для Москвы. По архивным документам известно, что над изготовлением московской сени трудились лучшие резчики того времени, старец Арсений и Степан Зиновьев, получившие, кроме установленной платы, еще в награду по сукну кармазинному. Помогав-

шие им Константин Андреев, Давид Павлов, Клим Михайлов и Герасим Окулов получили по «дорогам», т. е. по отрезу полосатой ткани восточного характера. Остальным резчикам было дано деньгами: Андрюшке Иванову рубль, а семи ученикам по полтине К Изготовленная ими сень была устроена на четырех колоннах с широким карнизом, расписанным красками, серебром и золотом, и увенчана крестом. Кроме деревянной резьбы, ее украшали еще жестяные раскрашенные цветы, зеленые листья и птицы, вырезанные из тонкой меди и раскрашенные под натуру. Во время богослужения рядом с иорданной сенью ставились отдельные места для царя и для патриарха. Царское место снаружи имело вид небольшого круглого храма о пяти верхах. Эти верхи, или главки, делались слюдяными и были украшены каждая резным деревянным орлом. Сделанное из рам со слюдою, помещенных между резными и частью точеными столбами, которые по позолоте были расписаны виноградными листьями, оно по внешнему виду во многом напоминало выносные слюдяные фонари этой эпохи, устраивавшиеся в виде многоверхих храмов, богато отделанных басмой, с цветными фонами из фольги. Широкий карниз охватывал его ниже глав и был снаружи украшен сквозной золоченой резьбой, а изнутри расписан «травами». По карнизу в некоторых местах были устроены специальные клейма, «а на них писаны стихи к ердани». Самые рамы с круглыми слюдяными окнами были вызолочены, а сверху расписаны красками. Передняя рама имела две створки и служила дверью. Моленные места и «ердань» обносились решеткой, украшенной также резным орнаментом. По окончании праздника все эти сооружения разбирались и хранились в особо устроенном амбаре . К концу XVII столетия иорданская сень настолько обветшала, что в 1700 году в Москву к празднику Богоявления спешно была вытребована имевшаяся в Переславле Залесском богатая резная Иордань, которую привезли спешно на восьми подводах .

Протекшие годы, перенесение столицы в Петербург, интерес к новизне и усиленная очистка Кремля от всей старины при «ревностном» начальнике дворцового ведомства Валуеве (1806), затем занятие Кремля французами в 1812 году и пожар Москвы,—все это вместе взятое привело к полнейшему исчезновению многих любопытных памятников прошлого, а в том числе и этих узорных сеней.

Подсвечники. Восковые свечи, ставившиеся перед образами, в старину прикрепляли прямо на тябла иконостаса. Нехорошо поставленные свечи падали на иконы и прожигали их; иногда же от этого происходили целые пожары, от которых погибло немало памятников прошлого. По этой причине, а также благодаря большим тол-

Архив Оружейной палаты, стб. № 11579.

* Там же, сто. № 13447.

* Там же, сто. № 34812.

155. Подсвечники погоста Песно Торопец-кого уезда Псковской губ.

756. Расписной подсвечник 164Ь года м Владимире на Клязьме

стым свечам, не умещавшимся на тябле иконостаса, стали делать подсвечники, или «ставники», настолько высокие, чтобы свеча, поставленная на таком подсвечнике, приходилась в уровень с иконой. Простейшая форма этих подсвечников состоит из основания, нередко делавшегося из грубо обделанного куска дерева, стержня из простой круглой палки и верха из толстой доски с гвоздем в середине, на который насаживали толстую свечу и прилепляли более тонкие. Ранее всего стали украшать стержень, на котором появляются сначала два или три перехвата в виде яблок; затем число перехватов увеличивается, и на них появляются всевозможные порезки, которые и переходят на верх и основание подсвечника (см. рис. 155). Насколько распространен был подобный тип подсвечников, видно из того, что до самого конца XVII века даже такие соборы, как Архангельский в Москве, имели деревянные подсвечники, или шанданы. В 1678 году «куплено в соборную церковь архистратига божия Михаила шандан деревяной точеной, дано 12 алтын» . Подсвечники по резьбе расписывались красками и золотились. «186 года декабря в 14 день... куплено... 2000 листов золота, цена по 7 рублей за 1000, итого 14 рублей... а тем золотом написал [Иван Безмен.—Н. С.] в церковь великого чудотворца Николая явленного, что за Смоленскими вороты, киот, налой, подсвечник к образу Николая чудотворца, да два подсвечника деревянных резных...» . Наряду с легкими, удобными для переноса стоячими подсвечниками уже с XVI века начинают появляться подсвечники с массивным стержнем, имеющим в диаметре от семи до десяти вершков. Появление подсвечников этого типа вызвано обычаем ставить «обетные* пудовые или двухпудовые свечи. Для них устраивали особые поддоны, или основания, а сами они расписывались красивым узором. Но так как такая жертва рано или поздно должна была сгореть, то, чтобы сохранить свой вклад на вечные времена в храме, сверху стали делать чеканный металлический поддон с местами для мелких и крупных свечей, а сама «обет-ная» свеча превратилась в стержень подсвечника. Два таких подсвечника сохранились в церкви Успения во Владимире на Клязьме и имеют в верхней части воскового стержня посвятительные надписи с датами 1649 и 1651 гг. (см. рис. 156). Позднее, вместо восковой середины. расписанной густыми и яркими тонами, стали делать, как более прочную и более дешевую,—деревянную, полую внутри. Такие подсвечники еще попадаются кое-где по захолустьям, но очень редко применяются по прямому назначению,—чаще ими пользуются или как жолобом для стока воды под умывальником в алтаре (погост Пожоги б. Псковской губ.) или как подставкой столика для богослужебных книг (погост Прилукитойжегуб.); большинство же их пошло на топливо как хороший сухой материал. Характер украшений стерж-

Архив Оружейной палаты, Опись Викторова, 958, л. 277. * То же, л. 280 об.

ня всегда один и тот же. Немного отступя от верхнего края, идет крупная, вер-шка 3—4 вышины, посвятительная надпись вязью, вроде следующей: «Л^Ьта 7163 года мца декабря в 5 день поставл 1 не сия све-щия вдовы ксенш жены каптеревы да сынъ ся стефана въ прилукъ на погостъ борису и пгЬбу» (см. рис. 157). Выше и ниже подобной надписи—богатая роспись из орнаментов растительного характера. Вероятно, такие свечи в середине XVII столетия были в большом употреблении, так как орнамент их росписи и во Владимирской и в Псковской губ. имеет аналогичный характер. Роспись обетных свечей отразилась и на резьбе, и в деревянных, покрытых резьбой подсвечниках; мотивы и самое расположение и надписей и орнаментаций сохранено. В коллекциях музея села Коломенского хранится резной стержень обетной свечи с посвятительной надписью в верхней части и завитками растительного орнамента, сплошь покрывающего остальную поверхность дерева неглубоким рельефом (см. рис. 158).

Резьба таких свечей расписывалась и частью золотилась. Обыкновенно позолотой покрывался узор, а фона прописывались красками. От XVII века осталось довольно много документов, подтверждающих все это.

тем золотом и серебром и запасы он,

Дорофей Ермолаев, к

в. г. в хоромы золо-

157. Средняя часть подсвечника 1655 года погоста Прилу-ки Псковской губ.

15S. Средняя часть резного подсвечникаXV11 века.Музей села Коломенского

159. Резные подсвечники XVII века. Новгород. Музей

тил и серебрил и прописывал марта в тридцатом числе... семьдесят свеч...» Небольших деревянных подсвечников уцелело гораздо больше. В Новгородском музее древностей их имеется целая коллекция. Одни из них покрыты сквозным узором, другие точеные, гладкие, у третьих по точеным яблокам резцом нанесены всевозмож-

Архив Оружейной палаты, 961, л. 257.

160. Тройные подсвечника. Москва. Кустарный музей

ные украшения в виде бус, желобков, покрытых репьями, небольших углублений и т. п. (см. рис. 159). Под влиянием появившихся тогда небольших стоячих металлических подсвечников, в народном быту делаются такие же из дерева, с той разницей, что формы их, переработанные для другого материала, значительно тяжелеют и приобретают характер, вполне логичный только для дерева. Фантастические животные, украшавшие металлические подсвечники, превращаются в стилизованных лошадок и курочек, бывших постоянно на глазах у резчика, которому они были понятнее, чем неведомые звери иноземных оригиналов. Два подобных подсвечника хранятся в коллекциях Кустарного музея в Москве (см. рис. 160). Они были ярко и пестро раскрашены красной, зеленой, палевой и желтой красками и имели очень нарядный вид.

С появлением в русских церквах с середины XVIII столетия больших металлических стоячих подсвечников, исполнявшихся в стилях Людовика XV и XVI, которые по своей дороговизне не были всем

161. Подсвечники XVII—XVIII веков. Москва. Гос. Исторический музей

162. Резной висячий подсвечник с эмалью. Москва.

Художественно-промышленный музей.

Доступны, русские резчики начинают довольно искусно повторять в дереве их характерные мотивы.

В коллекциях Государственного Исторического музея хранятся два таких подсвечника, в которых отражается влияние этих стилей (см. рис. 1CI).

Кроме стоячих подсвечников и небольших выносных, в церковном обиходе встречаются деревянные висячие подсвечники и целые паникадила. Большинство висячих подсвечников гладкие, точеные из толстых кусков дерева, но встречаются и такие, у которых вся поверхность покрыта затейливой резьбой под чеканку, а верхние и нижние части имеют металлическую оковку с эмалью. Один из таких подсвечников, хранящийся в коллекциях того же собрания, изображен на рис. 162. Для этих подсвечников к тяблу иконостаса при-

163. Кронштейн для висячего подсвечника первой половины XVII века из церкви великомученицы Варвары в Ярославле

делывались металлические или деревянные кронштейны самой разнообразной формы, начиная от прямого крупного гвоздя и кончая причудливым выступом в виде покрытой резьбой человеческой руки, держащей в сжатых пальцах шнур или цепь, на которой висит подсвечник, как'в ярославской церкви великомученицы Варвары (см. рис. 163).

Висячие подсвечники и люстры ^гражданского обихода от XVII и XVIII веков не сохранились, но можно предположить, что они имели вид «корсунского» паникадила, которое представляет резной круг с помещенными по краям местами для свечей. В документах Оружейной палаты часто упоминаются резные круги, предназначавшиеся для дворцовых помещений. «Марта в 17 день... живописцу Ивану Безменову...» дано на покупку золота и серебра «всего 17 рублей 22 алтына 4 денги, тем золотом и серебром золотил... в новые деревянные хоромы три круга деревянных резных больших» *.

В начале XIX века по усадьбам и городским домам у мелкопоместного дворянства и тянувшегося за ним состоятельного купечества в большом употреблении были деревянные, частью резные и точеные, а частью лепные из гипса и левкаса золоченые люстры и настенники, имитировавшие дорогую бронзовую арматуру. Необыкновенно хрупкие, они быстро ломались и с введением ламп почти повсюду исчезли. Образцы их хранятся в краеведческих музеях Московской промышленной области: Звенигородском, Истринском, Калязинском и др. На картине Федотова «Сватовство майора» изображена одна из таких люстр.



Русская народная резьба по дереву, Соболев Н.Н., 1984



Курьер онлайн
Небеса обетованные онлайн
Суета сует онлайн