Русская народная резьба по дереву часть 23 (Глава VIII)


«Живописец Кондрат Иевлев по наряду дела был у золоченья у государева места и у ерданного золочения ж, и у вербного он же, Кондрат. Ныне золотил В поднос два 188- Стул XVII века. Москва. Му. стула резные» . Стулья этого вре- зеи-дом боярина XVИ века мени имеют две разновидности.

Одни из них с преобладанием деревянных резных частей: вся деревянная конструкция их наружи (см. рис. 187 и 190). У других все закрыто обивкой, и из-под ткани или тисненой кожи видны только незначительные части ножек и подлокотников. Более интересны и разнообразны по резьбе первые. К числу их относится кресло, находящееся в Доме боярина XVIIстолетия на Варварке в Москве. Это кресло сильно реставрировано в 60-х годах прошлого столетия (1856) архитектором Рихтером *. Вся его резная спинка и фигурная верхушка сделаны

Архив Оружейнсй палаты, стб. As 11656, л. 47.

Там же, сто. As 11823, л. 34.

* То же, л. 35.

Ф. Ф. Рихтер (1808—1868)—архитектор, профессор Академии художеств и директор дворцового Архитектурного училища. Реставрировал дом бояр Ро- . меновых, палаты Михаила Федоровича в костромском Ипатьевском монастыре и Благовещенский собор. Под его руководством изданы «Памятники древнего русского зодчества», снятые с натуры, М. 1850—1856.

189. Резной стул XVII века. 190. Кресло XVII века из Кремдев-

Москва. Гос. Ист. музей ских теремов в Москве

заново и не имеют ничего общего с XVII веком (см. рис. 188). Хра-нявщйся в коллекциях Государственного Исторического музея резной стул более простой и грубой работы дает гораздо большее представление о подобного типа мебели. Его резные украшения не мешают сидящему прислониться к спинке, которая снабжена хотя и довольно узенькой подушечкой, но представляет большие удобства, чем острые края резных украшений псевдорусского стиля на спинке кресла Дома боярина. Лишенный подушек стул Исторического музея представляет один деревянный остов, на котором можно проследить переход утон-ченных форм, пришедших с Запада, в резьбу,давшую всем деталям нарочитую устойчивость и прочность, которые сделали украшения более грубыми (см. рис. 18Э). В дворцовых стульях этого типа резная верхушка была совершенно иного характера, чем скомпонованная архитектором Рихтером. Обычно поверх спинки делалась «корона», или «щиток», с резными украшениями. Так, на кресле цари Михаила Федоровича в 1625 году токарь Андрей Андреев устроил «резной золоченый щит», а на нем «орел и львы звери». Что же касается кресел, в которых деревянные части скрыты под обивкой, то к числу таких принадлежит кресло из теремов Кремлевского дворца, обитое тисненой фламанд

ской кожей, с низкой мягкой спинкой, очень широкое и покойное. Кроме спинки, кожей обита подушка сиденья. Подлокотники, концы которых украшены львиными головами, и другие, не закрытые обивкой части, состоят из резных витых круглых балясин. Между ножками устроены «проноги» такого же характера (см. рис. 187). Все видимые части этой мебели покрывались позолотой . Как мало было подобной мебели даже во дворцах, видно из того, что, когда для суда над патриархом Никоном в Москву съехались восточные патриархи,—в Оружейной палате были для них спешно заказаны кресла: «175 года октября в 28 день... приказал сделать в Оружейной палате великим патриархам три места деревянные стоящие большие и оклеить бархатом. И того ж числа те места делали станочного дела староста Си-дорка с товарищи восемь

человек пять дней*. «Октября в 28 день... приказал сделать в Оружейной палате трои кресла деревянные кленовые против образца, подбить бархатом. И того ж числа те кресла велено делать токарю Давыдку да для поспешения делали с ним станочники Кирюшка Антипин с товарищи четыре человека, четыре дни» .

Только со времени Петра I меблировка общеевропейского образца понемногу начинает входить во всеобщее употребление, распространяясь из дворцовых палат и хором по домам обывателей. В XV111

191. Кресло Елизаветы Петровны XVIII века. Московская Оружейная палата

Архив Оружейной палаты, сто. № 21995. * Там же, сто. № 10596, лл. 1 и 2.

192. Стул и ширмы конца XVIII века. Москва. Гос. Исторический музей

веке масса мебели привозится из Франции. Ею торгуют назначаемые в Россию французские посланники (de Verton, Camperdon идр.); ею покупают дипломатические услуги русских вельмож. Так, согласно Запискам Екатерины 11, Людовик XV меблировал новый дом вице-канцлера, графа Воронцова, «старой мебелйо, начавшей надоедать его фаворитке, маркизе Помпадур, которая продала ее поэтому случаю с выгодой королю» *. Этим действительно прекрасным образцам подражают русские резчики и, учась на них, создают свои, хотя и немного тяжеловатые, но все же в высшей степени эффектные про-

«Записки императрицы Екатерины II», Cnfi. 1907, стр. 392.

изведения, как хранящееся в московской Оружейной палате крайне вычурное по форме кресло Елизаветы Петровны. Исполненное в стиле рококо, оно представляет собою образец той виртуозности, до какой дошли наши резчики в этих изумительных произведениях деревянной скульптуры (см. рис. 191). Конечно, не все выходившие из рук резчиков предметы были так изящны. Наши мастера часто переделывали по-своему многие детали, благодаря чему формы приобретали тяжеловесность и грубость, так несвойственные заграничным образцам, что особенно заметно на одном из стульев XV Ш века, хранящемся в Государственном Историческом музее. Изящные пропорции стиля Людовика XVI в нем упрощены, а типичному овалу на спинке придано совершенно иное очертание (см. рис. 192). В других стульях этого же времени загнутая спинка снабжена овалом, украшенным рельефными петушками. То же самое можно заметить и в вычурной обвя-зи сиденья, и в проногах, и на столбиках ножек. Однако эта тяжеловесность и грузность, свойственные самостоятельным переделкам, исчезают в начале XIX столетия, когда копируют произведения, вышедшие из Франции, где в то время царил стиль Empire, и влияние знаменитых зодчих Персье и Фонтена, делавших рисунки мебели для наполеоновских дворцов, отразилось на русских стульях и креслах. Большое императорское кресло из московского сената (см. рис. 193), хранящееся в настоящее время в Государственном Историческом музее, дает полное впечатление трона Наполеона 1; только арматура и русские государственные гербы заменили французских орлов и инициалы знаменитого корсиканца.

Столы. Как в царском покое, таки в избе каждого крестьянина необходимой принадлежностью омеблировки является стол, занимавший в помещении почетное место в переднем углу, под образами. Устройство обыкновенного стола—его конструкция—состоит из двух частей: подстолья и покрывающей его верхней доски. Подстолье утверждается на четырех и более ножках и имеет в своей верхней части широкую обвязку, а внизу, чтобы ножки не расшатывались и стол был устойчивее, между ножками устроена крестовина или он скреплен проногами. Материалом для изготовления столов служили липа и дуб. Позднее в большом употреблении были сосна и береза. Украшение столов заключалось в росписи и резьбе, при чем первой покрывали столовую доску, а второй были украшены подстолья. Резные украшения на подстолье в XVII и XVIII веках золотились, серебрились и прописывались местами красками разных цветов. С устройством в верхней обвязи подстолья выдвижного ящика размеры подстолья стали увеличиваться и достигли половины вышины всего стола от пола до столовой доски. Благодаря такой конструкции подстолья пришлось увеличить размер самой доски и ее свес с краев, чтобы сидящим за столом удобнее было поместить колени. Устройства

194. Столик XVII века из Толчкоеской церкви в Ярославле

выдвижных досок вызвало устройство в верхней части подстолья особых кронштейнов. По глухим бокам подстолья стали делать или только столярные украшения в виде обвязи квадратных ширинок, остававшихся гладкими, или в них стали помещать несложные украшения в виде резных дут и т. п., как на старинном столе XVI века, хранившемся в церкви Иоанна Предтечи в Ярославле (см. рис. 194). Кру пные размеры подстолья и тяжелая столовая доска необходимо должны были для большей устойчивости вызвать утолщение ножек на углах и добавление к ним подпорок в середине каждой стороны. Угловые ножки стали напоминать кувшинообразные пузатые колонки каченных входов русских храмов XVI и XVII веков, первоисточником которых были деревянные столбы старинных зданий, не сохранившихся до нас. «В нынешнем во 192 году февраля в 15 день...велено и столярских пола-тах сделать в поднос к неделе святые пасхи два стола липовых, подстолья резные, а по сказке резного дела мастера Лариона Юрьева надобно к тем столам на подстолье резное сорок галок больших и

средних и малых суптельных, чтоб точить их изолштак против

рисованья»

В XVII веке, с проникновением к нам западного влияния, в русском обиходе появляются так называемые «польские» или «немецкие» столы на кривых «отводных» ногах, напоминающие своими изогнутыми линиями декоративные столы парадных покоев Людовика XVI. В России их также богато отделывают резьбой и разнообразными багетами-«дорожниками», которые к тому же еще золотят. Иногда по золоту их прописывают масляными красками. В записях про такие столы говорится: «... да два стола на швехтованных ногах с дорожники» 1 2. Они имеют внизу или кривые перемычки—проноги,—или же красиво изогнутую крестовину, покрытую богатой резьбой, которой украшены и вычурной формы ножки и верхняя обвязка подстолья. Ажурная резьба его заключена в рамки из флемованного дорожника, как на столе Толчковской церкви Иоанна Предтечи в Ярославле (см. рис. 195). Края столовой доски также украшаются резьбой или имеют пришитые вычурные подзорины и точеные подвески. Интересны записи материалов, требовавшихся из дворцовых приказов для изготовления таких столов:«177 году июля в 8 день по скаске резного дела мастера иноземца Ягана Меллера надобно ему на стол деревяной резной всяких запасов, 5 досок дубовых 2 сажен, шириною в аршин, 4 дубины длиною по 2 аршина. Дано пуд кости слоновой, два пуда сандалу, фунт крышпану лучшего, три ведра уксусу новогородского, полпуда клея рыбья карлуку, в клей ведро вина двойного, 10 кленин добрых толстых, 15 досок липовых, черного дубового дерева» . Верхняя доска стола, как уже говорилось, была совершенно гладкая, из чистого дерева, или же окрашенная какой-нибудь краской. Особенно богато отделывались дворцовые столы, на крышках которых имелись изображения «живописным письмом» или инкрустацией, которая появляется с половины XVII века и делается сначала только из дерева, а затем к нему прибавляются раковины, отдельные куски стекла и зеркала. В то же время появляется каменная мозаика, привозимая из-за границы готовыми досками. «179 года апреля в 16 день... резного деревянного дела мастеру Давыдку Павлову на 2 липины по цене четыре алтына. А велено ему из тех линии выточить и сделать к столу ноги точеные, который стол пишет армянин Богдан Салтанов в поднос... Живописного дела мастеру Богдану Салтанову на стекла зеркальные рубль, нз два фунта яри виницейской по рублю по 16 алтын по 4 денгн, на полфунта голубцу красного 3 рубля 16 алтын 4 денги, на фунт шижгалю 16 алтын 4 денги... велено ему написать стол длиною в три аршина без чети» . Изображения на столах были чрезвычайно разнообразны: «184 году декабря в 17 день отпущено

Архив Оружейной палаты, сто. № 22540, л. 27,

Там же, ста. № 22000, л. 7.

Там же, сто. № 12343.

Там же, сто. № 13447, л л. 176 и 189.

195. Стол второй половины XVII века. Ризница Толчковской церкви в

Ярославле

к... Никону патриарху Московскому... две доски столовые в длину по полтора аршина, а ширина по аршину, писаны города и реки и суды с парусы, а на углах написаны имена Дмитрия Васильева сына да сына его Тимофея Ладышных» . В государевых покоях роспись стол о в;,IX досок имела более геральдический характер: на доске 1684 года, которая «писана по золоту розными краски», было изображено «в середине орел двоеглавый, по кайме по золоту ж разлетные травы». «В 1679 году в хоромах царя Алексея Михайловича,—говорит И. Забелин,—находился «стол, писан по золоту розными красками травы, в середине круг, в кругу орел двоеглавый с короною, по сторонам круга писано золотом по столу по птице сирину; коёны писаны по золоту ж розными краски в узлах травы; подстолье писано по разным краскам золотом травы» . В конце XVII и в XVIII веке русские столы являются точными копиями имеющихся иностранных

«Чтения в Обществе истории и древностей российских*. 1S37, кн. III. «Роспись всяким вещам, деньгам и запасам, что осталось по смерти боярина Никиты Ивановича Романова», стр. 34.

■ И. Е. Забелин. Домашний быт русских царей, стр. 160.

196. Резной столик. Москва. Гос. Исторический музей.

образцов. В это же время входят в моду небольшие восьмигранные и круглые столики на одном толстом стержне, с расходящимися внизу небольшими ножками. « 193 года марта в 13 день из хором государыни царевны... принесена каменная столовая доска осьмигранная... к той столовой доске сделать подстолье на кривых польских ногах и сделав расписать краски незамотчав» . Такие столики очень привились в нашем быту, и образцы их встречаются и в крестьянской резьбе,— таков хранящийся э Государственном Историческом музее небольшой крашеный липовый столик с причудливо выгнутыми краями верхней доски, бока ее обреза местами украшены точеными шариками, а с исподней части доски в четырех местах висят точеные подвески. Подстолье состоит из очень сложного стержня, середина которого представляет «галку», обделанную в виде дыньки, с примыкающими к ней с четырех сторон завитками. На них лежат небольшие шарики, служащие опорой четырехугольной верхней обвязке. Ниже «галки* идет массивная резная гирлянда, покоящаяся на четырех шарах более крупного размера чем верхние, из-под которых расходятся самые ножки v виде звериных лапе наложенными сверху завитками (см. рис. 196).

' Архив Оружейной палаты, стб. № 22622, л. 53.

197. Деталь швейки. Москва. Кустарный музей

Позднее украшение столов делалось менее сложным. Точеные перехватами ножки у одноногих и ломберных столов и выпиленная несложным узором средняя часть подстолья подъемного стола с двумя спускными досками—вот все, что осталось современному укладу жизни от прежнего художества в этой области.

Поставцы и шкафы. Для посуды и других хозяйственных принадлежностей, кроме глубоких ящиков в обеденных столах, на стенах помещений устраивались полки, на которые ставили посуду. Полки эти в старину назывались «вислыми» и укреплялись на кронштейнах. При большом количестве посуды несколько полок устраивали одну над другой, скрепляя их все общими боковыми стенками. Такие полки назывались поставцами: они не имели дверок и задергивались занавеской. Так как эта последняя не спасала от пыли поставленные на поставце вещи, то ее стали заменять дверцами; таким образом появился в обиходе первый тип шкафа, или «шафа», как он назывался в XVII веке. Подобные висячие на петлях шкафы небольших размеров и теперь еще часто встречаются в крестьянских избах. На створках их дверец, делавшихся открывными или задвижными, сосредоточивается все украшение такого поставца (см. рис. 198). Они расписываются разноцветными красками изображениями двуглавого орла, единорога, скачущих коней, сирина и т. п. На этих

19S. Резные дверцы шкафа XVII века. Москва. Кустарный музей

сюжетах преимущественно останавливается внимание наших художников, любивших изображения, поражающие своим необычным в повседневной обстановке видом. Таков расписной висячий шкаф из коллекций Государственного Исторического музея (см. цветную табл. 7). Резьба, которая заменяет раскраску, обычно изображает какие-нибудь травы или цветы, выходящие из вазы. Такие мотивы довольно часто встречаются на фресках старинных русских церквей. О подобной резьбе лучше всего может дать представление небольшой крестьянский поставец из коллекций того же музея. Створки его, кроме рези, покрыты яркой росписью и представляют красивое красочное пятно (см. рис. I99).



Русская народная резьба по дереву, Соболев Н.Н., 1984



Курьер онлайн
Небеса обетованные онлайн
Суета сует онлайн