НОВАТОРЫ-ЖИВОТНОВОДЫ


Существует предание, что на Кавказе, в Колхиде, хранилось золотое руно, за которым задолго до нашей эры был снаряжен специальный поход аргонавтов из Греции. Такую большую ценность представляли собой золоторунные овцы, выращенные кавказскими народностями.

Узбеки вот уже более тысячи лет разводят каракульских овец. Порода эта вывозилась в другие страны.

Таджикский народ вывел самую крупную в мире породу — гиссар-ских овец, накапливающих 200 килограммов живого веса и нагуливающих до 60 килограммов сала.

Сибиряки вывели кулундинскую породу овец. Она славится большой выносливостью и дает высококачественную овчину.

Романовская овца, выведенная крестьянами Ярославской губернии, дает теплую и необычайно легкую овчину с красивой пушистой шерстью. Полушубки из такой овчины весят в три раза меньше, чем из овчин других пород. Шерсть романовской овцы не сваливается в комки.

В Туркмении славится сараджинская порода овец с блестящей белой шерстью. Знаменитые туркменские ковры обязаны своим качеством не только мастерству ковровщиц, но и опыту животноводов, вырастивших овец с несравнимой по красоте шерстью.

Цигейские овцы, разводящиеся в Бессарабии, Крыму и на Кавказе, отличаются большой выносливостью и высоким качеством шерсти.

В-начале XIX века за выведение овец с тонкой шерстью взялся известный животновод Иван, Антонович Мерцалов. В результате его работ была создана так называемая мерцаловская порода тонкорунных овец, не боящаяся сурового климата. Свой опыт Мерцалов описал в труде, который впервые был опубликован в 1860 году, семь лет спустя после смерти автора, в Одессе под названием «Записки о содержании овец и их болезнях».

Невыверенное издание имело ошибки. Даже заглавие книги намного сужало тему работы, которой Мерцалов посвятил жизнь. -Проверенный же экземпляр Мерцалов еще при жизни передал своему другу Дмитрию Запаре, завещав ему издание труда.

В 1865 году в Харькове выходит книга под названием «Записки о разведении, содержании и улучшении испанских овец, составленные помещиком Бахмутского уезда Иваном Антоновичем Мерцаловым». В предисловии к этой книге Запара пишет, что Мерцалов создал тонкошерстную породу овец, переносящую «все невзгоды нашего климата».

Опыт отечественного овцеводства помог Мерцалову выработать методы выведения улучшенных пород овец.

Овцы такой породы, решил Мерцалов, должны иметь тонкую шерсть, отличаться мясистостью и быть выносливыми. С поставленной задачей он не только блестяще справился, но и указал пути, по которым должны идти животноводы, желающие создавать новые породы овец.

Мерцалов разработал специальный режим кормления, умело подбирал родительские пары и правильно воспитывал молодняк.

Огромное значение он придавал закалке молодняка холодом. Так, критикуя выращивание овец в теплых овчарнях, Мерцалов писал: «Это, если хотите, недурно, но только изнеживает овец, чего допускать не следует».

О наличии богатейшего опыта у наших животноводов свидетельствует и другой факт.

Братья Петр Диевич и Гавриил Диевич Мазаевы вывели ценную породу тонкорунных овец путем скрещивания мериносов с грубошерстными породами. На племя они оставляли овец с наиболее длинной шерстью.

«Мазаевы, — писал академик М. Ф. Иванов, — создали совершенно своеобразных овец. Овцы их давали длинную (12— 14 см) камвольную шерсть, причем такой шерсти получалось на круг с овцы 4,8—5,8 килограмма. Шерсть имела ясно выраженную извитость и отличалась средней тониной».

Много пород и других домашних животных выведено было в России.

На родине М, В. Ломоносова, в Холмогорах, выведена ценнейшая порода молочного скота. В России холмогорская порода распространилась потом до самого Владивостока, дав начало новым — тагильской, бестужевской и некоторым другим породам.

Крестьяне Ярославской губернии создали породу высокомолочной коровы, известной теперь всему миру под названием ярославской.

Славу нашим животноводам принес также астраханский и киргизский скот, на основе которого создано было специальное мясное скотоводство в России.

Издавна славится наша страна и ценными породами лошадей.

Далеко за пределами нашей Родины известна древнейшая порода туркменских лошадей. Эти лошади ахалтекинской породы работают в жарких пустынях Средней Азии, то есть там, где не может долго работать ни одна другая порода лошадей.

В начале XVIII столетия от скрещивания породистых голландских коней с отечественными породами лошадей появилась новая порода тяжеловозов — битюги.

В 1775 году граф А. Г. Орлов основал в селе Хреновом Бобровского уезда Воронежской губернии конный завод. На этом заводе им вместе с крестьянином Василием Шишкиным была выведена всемирно известная порода рысистой лошади. Орловский рысак отличается большим ростом и быстротой бега. Эта отечественная порода оказала огромное влияние на улучшение коневодства России.

На просторах донских степей выращена знаменитая порода кавалерийской лошади — донской скакун.

В Ивановской и Владимирской областях создана и разводится порода крупных, сильных лошадей, так называемых владимирских тяжеловозов.

* * *

Велика роль русских ученых, создавших теоретические основы, которые помогли целенаправленно выводить новые породы животных.

Крупным вкладом в науку были труды профессора М. Г. Ливанова «Руководство к разведению и оправлению домашнего скота» (1794) и «О земледелии, скотоводстве и птицеводстве» (1799).

Профессор Медико-хирургической академии доктор медицины Всеволод Иванович Всеволодов (1790—1863) создал ценный труд «Курс скотоводства». Кроме указанного курса, профессор Всеволодов написал книгу «Анатомия домашних животных» в двух частях, труды «Зоохирургия», «Патология скотоврачебной науки» и другие.

При анализе вопросов животноводства Всеволодов руководствовался эволюционным принципом. Использовал он также все современные ему достижения зоологии, физиологии, сравнительной анатомии и медицины.

Много ценного в науку о животноводстве внес Николай Петрович Чирвинский. Он начал свою деятельность с исследования того, как образуется жир в организме животного.

В то время господствовало в науке мнение немецкого исследователя Фойта, утверждавшего, что углеводы в образовании жиров не участвуют и жир образуется только за счет белков, имеющихся в кормах.

Занявшись проверкой этого утверждения, Чирвинский строго научно поставленными опытами доказал прямое и непосредственное участие .углеводов в образовании жира.

Это было началом огромной работы, которой Чирвинский посвятил 30 лет жизни.

Доказав неправильность распространенного представления о жирообразовании, Чирвинский раскрыл затем ошибки, допускавшиеся в учении о питании животных, по-новому разработал эту область науки.

Из факторов, под влиянием которых изменяются животные, указывал Чирвинский, главное значение имеют: климат, условия питания в период развития, а также то обстоятельство, достаточно или нет упражняются органы. Он подробно разбирает влияние каждого фактора внешней среды на развитие организма.

«Что касается климата, — пишет Чирвинский, — то для данной местности его влияние довольно постоянно, мало изменяется при участии человека и то благоприятствует, то противодействует усилиям вызвать у животных полезные с хозяйственной точки зрения изменения».

«Обильное и скудное питание, — замечает он, — весьма важный фактор изменчивости животных, значение которого недостаточно оценено и изучено до сих пор».

«Варьируя условия питания, — продолжает Чирвинский, — упражняя или не упражняя известные органы, можно произвести такие изменения в организме животных, благодаря которым последние будут в состоянии лучше или хуже выполнять свое назначение, лучше или хуже оплачивать корм».

Начав свою научную деятельность в восьмидесятых годах прошлого столетия, Н. П. Чирвинский ясно видел, к чему ведет социально-экономический и политический строй отсталой царской России, строй, который тормозил развитие и сельского хозяйства и агрономической науки. Вот что писал он тогда:

«Невольно сознаешь все бессилье науки в борьбе со страшным злом, невольно думаешь, что еще не скоро наступит время, когда добытые наукой результаты перейдут в жизнь и найдут широкое применение в практике».

Но Чирвинский верил, что такое время наступит.

Наследство, оставленное этим замечательным ученым, — богатейший вклад в зоотехническую науку.

$ $ $

В 1919 году известный животновод Михаил Федорович Иванов по заданию Советского правительства возглавил зоотехническую работу по племенному свиноводству. В 1925—1926 годах Иванов приступил к выведению новой породы свиней. Выведенная им новая порода свиней — степная украинская — является гордостью советской зоотехнической науки.

В повышении продуктивности скота огромную роль играет искусственное осеменение.

Вопрос об искусственном осеменении животных поставил еще несколько десятков лет назад профессор Илья Иванович Иванов.

Идея его в то время встретила решительное возражение. Только благодаря исключительной настойчивости Иванову удалось получить разрешение проверить свой метод на двух овцах в Московском зоологическом саду.

Открытие Иванова получило признание лишь при советской власти.

Искусственное осеменение дает возможность получать от небольшого числа племенных производителей огромное количество породистого скота.

* * #

В советском животноводстве много новаторов. Известный советский животновод Станислав Иванович Штейман создал высокомолочную костромскую породу крупного рогатого скота. Лучшие коровы этой породы дают в год свыше шестнадцати тысяч килограммов молока. Совхозы, кол-

Титульный лист книги А. Болотова.

к апнсеищ. раЪычяЛ ТСо-Р^Ъ

Я БЛОЛЬ

к Г_рушь

Д ЬСгТКн "ко ФсиихЬ

я<г/^ г

Са^ажЬ

фйанш Ш

хозы и государственные племенные рассадники в дружбе с научно-исследовательскими организациями добились значительных успехов в подъеме продуктивности и качественном совершенствовании стада. Достаточно назвать такие ценные породы крупного рогатого скота, выведенные советскими животноводами, как костромская, казахская белоголовая, Лебединская; алтайский и кавказский меринос, казахская тонкорунная, архаромеринос и другие породы овец; миргородская, ливенская, брейтов-ская, белая украинская и другие породы свиней; терская, буденновская, владимирская породы лошадей.

Болотовские сорта плодов.



Истории, рассказы о русской науке и технике, Болховитинов В. 1957