Курс истинной физической химии


Ломоносов особенно методично разработал важный раздел химии, который мы и теперь называем так, как назвал его он сам в 1752 году: «Курс истинной физической химии». Это был первый в мире курс физической химии. Ломоносов дает четкое определение этого предмета: «Физическая химия есть наука, объясняющая на основании положений и опытов физических причину того, что происходит через химические операции в смешанных телах».

В программе опытов по физической химии, составленной Ломоносовым, мы встречаем исследование растворов, кристаллизацию, определение удельных весов, сил сцепления твердых и жидких тел, «застудневание растворов, сцепление студней», то есть коллоидные, а также термохимические, электрохимические и целый ряд других исследований. Сейчас, через двести лет, приходится удивляться, как мало разнится его программа от основных руководств по курсу физической химии конца XIX века. До 1753 года Ломоносов дважды в неделю читал двухчасовые лекции, сопровождая их многочисленными опытами.

3 кг. ВОДОРОДА

/4 кг. АЗОТА

17 кг. АММИАКА

N. + ЗН. = 2ИН,

Повседневная практика промышленности зиждется на использовании закона сохранения вещества.

Громадное значение придавал Ломоносов теснейшей связи химии, физйки и математики. Впервые он отметил это в предисловии к сочинению «О происхождении в природе селитры», но наиболее ярко выразил он свою мысль в знаменитом «Слове о пользе химии» (1751): «Химия — руками, математика — очами физическими по справедливости назваться может...» А в своем курсе физической химии, прочитанном в 1752 году, он писал: «Химия без знания физики подобна человеку, который всегда искать должен ощупом. И сии две науки так соединены между собой, что одна без другой в совершенстве быть не могут». Ломоносов уверенно пользовался данными этих наук. Он, например, обратил внимание на физическое явление, сопутствующее нейтрализации, — выделение тепла.

Ломоносовым была разработана обширная программа изучения растворов. В этот план входило исследование таких важнейших свойств вещества, на которых базируются современные теории растворов, как «расширение на огне»; удельный вес и изменение объема при растворений; исследование упругости пара и точек кипения растворов сравнительно с чистыми жидкостями. Должны были быть исследованы «знобильные материи», «продолжительность сохранения теплоты растворами по сравнению с водой» (теплоемкость растворов); «производится ли при растворении теплота или холод» (теплота растворения); «восхождение в трубках» и «сцепление жидких тел по числу капель» (поверхностное натяжение) и другие свойства растворов.

Ломоносов ясно предсказывал будущую Связь химии с учением об электричестве: без химии путь к познанию истинной причйны электричества закрыт. Это было сказано в 1756 году. А в 1833 году прозвучали слова Фарадея: «Та же сила обусловливает как электрическое разложение, так и обыкновенное химическое разложение».

Начинания Ломоносова опередили его время. Только .с 1865 года Н. Н. Бекетов начал чтейие курса физической химии в Харьковском университете, организовав отделение фйзико-химйческих наук и физико

химические практические занятия. А некоторое время спустя, с 1887 гбда, в Лейпциге начал читать физическую химию В. Оствальд.

Своими прогрессивными идеями М. В. Ломоносов способствовал развитию науки. Научные труды Ломоносова были известны итальянским ученым. «Ученые флорентийские ведомости» опубликовали ряд его работ по различным отраслям естествознанйя. Знали труды Ломоносова также французские, английские и шведские ученые, труды его тоже публиковались в этих странах. Но все-таки еледует отметйть, что ломоносовские работы по химии за границей публиковались мало. В 1911 году, как мы уже упоминали, праздновалось 200-летие со дня рождения Ломоносова. В Нью-Йорке с речью, посвященной великому русскому химику, выступил председатель Американского химического общества профессор Колумбийского университета А. Смит. «Ломоносов, как химик первой величины, — говорил американский ученый, — так же как и личность исключительного величия, должен занять свое место в рядах галереи величайших Людей мира». «Реформа в химии, — признал А. Смит, — могла бы произойти на полвека ранее, если бы труды Ломоносова были широко известны».



Истории, рассказы о русской науке и технике, Болховиттинов В. 1957