КОНСТРУКТОРЫ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ МАШИН


КОНСТРУКТОРЫ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ МАШИН

Огромные массы людей заняты в сельском хозяйстве. Облегчить и сделать более производительным их труд, дать земледельцам механических помощников — к этому издавна стремилась пытливая изобретательская мысль.

Давно на Руси появились водяные и ветряные мельницы и железные плуги. Мельницы применялись не только для вращения жерновов. Их энергия использовалась для приведения в действие различных

13 Рассказы

Титул книги И. М Комова.

ЗЕМЛЕДЪЛЬНЫХЪ

0РУД1ЯХЪ.

писан*

ЯМАЛОМ» копошим» КсллежскимЬ ЛссессфиА, аетфл!* ПрофессоромЪ. Мосховсхой Гувернш Директора Эхоноши Помощников Больнаг* Экопомичеааго и Башскаго для оводренш! зенладкл1я, рукодел!й и торгов учрежденного общества ЧленомЪ

Вл1«рм кмшк с аопрша»

•> МО с кв*

мчдон. * »*ии у лЛшмиам»

|»*1 Г.Д.

устройств. Соловецкий летописец XVI века сообщает, что Филипп Колычев, построив мельницу, использовал ее как двигатель для созданных им: толчеи; самоходной телеги, которая «сама насыпается, да и привезетца да и сама высыплет рожь на сушило»; решета, которое «само сеет и насыпает и разводит розно крупу и высейки»; мехов, которые использовались для веяния зерна. Устраивались Колычевым и пильные мельницы — лесопильни.

Механизированные способы молотьбы хлеба, орошения садов и огородов и переработки сельскохозяйственных продуктов применялись в Измайлове, крупном царском поместье близ Москвы, изобретателями Андреем Криком и Моисеем Терентьевым. В 1665 году они придумали механическое водосливное устройство — «как хлеб водою молотить», и «как провести воду из пруда к виноградному саду», то есть поднимать ее с помощью изобретенного ими устройства на значительную высоту и подавать на поливку в виноградный сад.

Конструированием сельскохозяйственных машин занимался талантливый изобретатель И. П. Кулибин. Известна, например, построенная им оригинальная сеялка.

Академик В. Ф. Зуев в 1781 году в письме в Академию наук сообщал, что он встретился в Туле с оружейником Бобриным, который изобрел высокопроизводительную стальную жатвенную машину, управляемую одним человеком.

Другой талантливый механик, Соболев, как писал Зуев, построил «молотиловязальню». Известная тогда молотилка с тридцатью «молотилами» приводилась в движение парой лошадей. Молотилка же Соболева с одной только лошадью имела 70 «молотил». В другой молотилке Соболева — ручной — было 50 «молотил».

Идея создания машин для сельского хозяйства увлекала многих передовых русских людей. В 1785 году профессор земледелия Московского университета И. М. Комов опубликовал первую в России книгу «О земледельных орудиях».

Через шесть лет, в 1791 году, эта книга вышла вторым изданием. Комов мечтал о создании производительных сельскохозяйственных машин и орудий, которые облегчат труд земледельца. Страстно призывал он в своей книге к поискам нового.

Как мы увидим дальше, мечта Комова была осуществлена.

Первый в России завод сельскохозяйственных орудий и машин был создан в Москве в 1802 году. Выпускал он главным образом молотилки. Заводы сельскохозяйственного оборудования возникли потом и в других местах. Однако сельскохозяйственное машиностроение очень долгое время находилось в России на крайне низком уровне. Только когда в нашей стране стал развиваться капитализм, наступило некоторое оживление в этой области промышленности.

Помещики не были заинтересованы в механизации сельского хозяйства. Некоторые из них с откровенным цинизмом заявляли, что крепостной крестьянин — это самая универсальная машина.

Проекты сельскохозяйственных машин, создаваемые русскими новаторами, как правило, оставлялись без внимания.

В 1817 году инженер Василий Гурьев составил проект первого тягача для сельского хозяйства. Изобретатель возлагал большие надежды на свой «сухопутный пароход».

По этому проекту одна машина-в 20 лошадиных сил приводила в действие 20 плугов и проходила по десять верст в час. Ею управляли два или три работника. В день эта машина могла поднять 50 десятин крепкой'почвы и заменить 300 лошадей. «Нигде, — писал Гурьев, — употребление самоходных паровых машин не может быть так удобно, как на ровных степях России».

Русский патриот с надеждой смотрел в будущее. «...Наши степи ^ когда-нибудь будут пахаться машинами, и тогда сама собой учредится и уборка хлеба машинами», — писал он.

Изобретатель Андрей Вешняков создал молотиловеяльную машину.

Испытания этой машины состоялись 25 апреля 1830 года в Вольном экономическом обществе. Члены общества признали, что «молотиловеял-ка г-на Вешнякова имеет перед изобретенными в Европе машинами сего рода неоспоримое преимущество как простотою и малосложностью своего устройства, так и верностью действия». Машина обрабатывала в час до 200 снопов сырого хлеба, а сухого — до 300 снопов, вымолачивая колосья и очищая зерна.

Наживавшиеся на даровом труде крестьян крепостники не заинтересовались и построенной в 1833 году Н. И. Жегаловым «колосожатной машиной».

При движении этой машины, которую толкала лошадь, колосья, как ножницами, срезались подвижным резцом, укрепленным впереди тележки, и ссыпались в мешок.

Достоянием архива стала и «колосожатка» П. А. Григорьева, описанная им в 1833 году в «Земледельческой газете». Машина Григорьева срывала колосья при помощи гребневых ножей.

В 1844 году кузнец Кобылинский изобрел машину для уборки картофеля. Одна такая машина, приводимая в движение лошадью, заменяла ручной труд многих крестьян.

Весьма интересна была конструкция «многорукого» механизма этой машины. Механическая лопата ее подкапывала клубни, движущаяся решетка отсеивала землю, а элеваторная лента принимала картофель. Это был в какой-то степени прототип современного картофельного комбайна. В царской России это изобретение было отвергнуто. В 1926 году о русском кузнеце сообщалось в немецком журнале «Техника в сельском хозяйстве».

Много сельскохозяйственных машин было изобретено в России во второй половине XIX века.

Превосходную жатвенную тележку сконструировал в 1860 году П. А. Зарубин (1816—1886).

«Зарубин мог бы разбогатеть этим изобретением, — писала газета «Петербургские ведомости»,— но он напечатал в специальных журналах и поместил в газетах заявление: «Желая доставить всем и каждому возможность самому делать изобретенную мною тележку, я напечатаю обстоятельное ее описание».

Действительно, в № 4 журнала «Сельское хозяйство» за 1860 год было напечатано описание его изобретения. От колес тележки через вертикальные шкивы движение передавалось бесконечной цепи, на внешней стороне которой находился ряд острых ножей. Над ножами расположена была гребенка с острыми зубьями. Когда цепь двигалась, то колосья,

попадающие между ее ножам» и зубьями гребенки, срезались словно ножницами. И это изобретение так и не нашло применения. Однако технические -предложения новаторов не пропадали. Они обогащали конструкторский опыт.

«Замечательно, что по крайней мере половина жатвенных машин, изобретенных в последнее время в Европе и Америке, обязана существованием нашим соотечественникам», — писал тогда «Журнал Министерства государственных имуществ».

Дело в том, что по существовавшим в России законам изобретатель, если он хотел получить привилегию, то есть право на промышленное производство своей машины, вносил в казну пошлину — несколько сот, а иногда и тысяч рублей. Внести столь большую сумму могли очень немногие наши механики. Такие законы царского правительства выгодны были иностранным предпринимателям, имевшим в России свои заводы сельскохозяйственного машиностроения. Наши изобретатели вынуждены были продавать им свои проекты.

В те времена родилось еще одно выдающееся изобретение. В 1868 году в селе Борисовском Тверской губернии Бежецкого уезда работала невиданная машина, одновременно жавшая и молотившая хлеб. Ничего подобного не было до этого. Самыми совершенными машинами для уборки хлеба считались тогда жатки и молотилки. Создал новую машину Андрей Романович Власенко.

Об изобретении этой хлебоуборочной машины писала «Земледельческая газета» 4 января 1869 года.

Прошение «ученого управителя» Андрея Романовича Власенко о выдаче ему десятилетней привилегии на изобретенную им машину под названием «конная зерноуборка на корню» поступило в Департамент земледелия и сельской промышленности в конце 1868 года. В следующем году привилегия на машину, которая сразу выполняла работу жнейки и молотилки, была выдана.

Описание машины Власенко мы находим в его статье, напечатанной в 1868 году в «Трудах Вольного экономического общества».

«Цель и назначение такой машины, — писал он, — как показывает само название, убирать хлеб прямо с корня зерном. Всякому и малознакомому с земледелием известно, сколько отнимает рабочих рук уборка хлеба и молотьба и с какими часто сопряжены бывают затруднениями и потерями для хозяйства эти работы, особенно в степных губерниях, где не редкость, что хлеб остается неубранным. Название в народе времени жатвы временем страдным доказывает вполне, как тяжко достается селянину уборка хлеба. Заведенные в некоторых хозяйствах жатвенные машины, конечно, облегчают уборку хлеба, но сравнительно немного, особенно там, где хлеб не жнут, а косят.

Все это навело меня на мысль искать другого способа уборки хлеба, а именно: уборки прямо зерном с корня. После долгих разысканий наилучшего способа, который соответствовал бы цели, я, наконец, достиг, по-видимому, желаемого результата, устроив такую машину, которая снимает хлеб прямо зерном, так что требуется только одно отвеивание зерна от мякины. Опыт с этой пробною машиной был мною произведен в Бежецком уезде Тверской губернии: 8 сентября над овсом в селе Борисовском имении княжны Е. Г. Гагариной, 19 сентября над ячменем в селе Зиновьеве, принадлежащем Н. А. Арнаутову».

Новая машина облегчала труд и сберегала много зерна. Понятен интерес, какой проявили сельские хозяева к новой зерноуборке.

К Власенко посыпались многочисленные письма с просьбой дать подробное описание своей универсальной машины.

«Моя машина, — отвечал он в печати,— состоит из трех частей: первая — это косилка для срезывания колосьев, она вынесена вправо от машины. Вторая часть — простая планочная передача, транспортирующая колосья в барабан молотилки. И третья — сама молотилка, сзади которой находится большой деревянный ларь, в него ссыпается обмолоченное зерно вместе с мякиной. Вся машина передвигается 2-мя лошадьми при одном погонщике».

В этом описании Власенко уже по-новому назвал свою машину — жнея-молотилка. Такая машина, по словам изобретателя, была в 20 раз производительнее ручного способа уборки хлеба и в 8 раз превышала производительность жнейки «Маккормик», сохраняя при этом от 10 до 30 пудов зерна на десятину, которые терялись американской жнейкой. По описанию Власенко, применение его комбинированной машины, жнеи-молотилки, дает сильное ускорение уборки и обмолота.

Две машины Власенко построил на свои средства. Машины испытывались в присутствии официальных представителей. В первый день машина убрала 4 десятины овса, а во второй за 10 часов сжала и обмолотила больше 4 десятин ячменя.

В то время когда комбайны Власенко работали на полях Тверской губернии, подобная же машина, созданная М. Глумилиным, испытывалась в Самарской губернии.

Об этом Глумилин сообщал в письме, опубликованном в «Земледельческой газете» № 1 за 1869 год:

«Вот уж третий год, как я работаю над машиной, состоящей из вращающегося барабана двухаршинной длины, получающего свое движение посредством передачи от ходовых колес, втягивающих и вымолачивающих стоящий на корню хлеб. Мою готовую уже машину видели многие из господ помещиков... При больших наших запашках она принесет, бесспорно, громадную пользу не только облегчением и улучшением уборки, но уже и тем, что мы благодаря ей станем в независимое положение. Любопытно было бы узнать, как устроена машина г. Власенко и нельзя ли нам соединенным трудом оказать еще скорее эту важную услугу хозяйству».

Ни новизна технической идеи в машине Власенко, ни общественное мнение, подтверждающее огромную практическую ценность этой машины, не могли, однако, сломить равнодушия к русскому изобретению со стороны царских чиновников.

В 1870 году в Австро-Венгрии открылась Всемирная выставка, где были показаны новейшие конструкции сельскохозяйственных машин всех стран. Однако Россия не смогла продемонстрировать замечательного изобретения Власенко, так как казна не отпустила средств на транспортировку машины.

До полного износа работали в Бежецком уезде две комбинированные машины Власенко, но производства их царское правительство так и не организовало. На коллективное ходатайство авторитетных ученых и многих землевладельцев об изготовлении машин Власенко последовал отказ министра земледелия.

Прогрессивные русские ученые, например профессор П. А. Костычев, положительно отзывались об изобретении, однако у царских чиновников творцы новых уборочных машин не нашли поддержки.



Истории, рассказы о русской науке и технике, Болховиттинов В. 1957