МАСТЕРА МИННОГО ДЕЛА


«Подземная гроза» — активная сила инженерных войск — и «подводная гроза» — морское минное дело — своим развитием многим обязаны нашей Родине.

Пороховые мины давно применялись русскими воинами. В 1552 году русские войска осадили столицу Казанского царства. Город был защищен неприступными стенами, и взять его было трудно. Осада длилась уже свыше месяца. Русские минеры Василий Серебряный и Алексей Адашев осуществили четыре подкопа под казанские стены. С необычайной точностью провели они длинный тоннель сначала под тайник, которым татары ходили за водой, а затем и под городские стены. В тоннель были заложены десятки бочек с порохом, тоненькая пороховая дорожка тянулась к выходу.

1 октября все работы были закончены. К краю черной пороховой дорожки, уходившей под землю, поднесли свечу. Метнулся огонь в темную щель подкопа, и спустя несколько мгновений стены Казанского кремля с грохотом взлетели на воздух. Устремившиеся в проломы русские войска штурмом взяли город.

Применение в военном деле минных подкопов стало со временем обычным явлением. Но русские воины выработали также и свой метод борьбы с подкопами.

Через два десятка лет после взрыва казанских укреплений при осаде неприятелем Пскова русские не раз с помощью контргалерей уничтожали вражеские подкопы.

Исключительно активно была использована русскими подземно-минная борьба при обороне Троице-Сергиевской лавры и Смоленска, в период с 1608 по 1611 год.

Минное дело прочно вошло в военную практику и заняло в русской армии столь значительное место, что уже в 1712 году в войсках были

введены специальные минные роты. А еще через сто с лишним лет, в 1831 году, было издано первое военное руководство по минному делу: «Наставление по обучению саперных баталионов по искусственной части».

Великие русские полководцы Суворов, Кутузов широко применяли минное дело в войсках.

Огромную роль в развитии минного дела в России сыграл генерал русской армии Александр Андреевич Шильдер. Замечательные опыты по изучению действия мин с электрозапалами, которые он проводил в Красном Селе, около Петербурга, в 1832—1836 годах, показывают огромный прогресс в развитии минного оружия в России.

Ярко проявилось преимущество русского минного оружия во время Севастопольской кампании.

Талантливый военный инженер Александр Борисович Мельников, руководивший минными работами, прекрасно организовал минную оборону Севастополя. Вся линия обороны была буквально изрыта подземными ходами.

За семь месяцев обороны русскими войсками было выведено около семи километров подземных ходов — в пять раз больше, чем у противника.

Для подрыва мин минеры широко применяли электрический запал. Он был изобретен в годы Отечественной войны 1812 года. Впоследствии в инженерном ведомстве армии были созданы даже специальные «галь-ванерные отделы», внедрявшие электричество в минное дело.

Севастопольская кампания ясно показала, насколько в минном деле русские войска опередили армии других стран. Даже противники — англичане, пораженные исключительной работой русских минеров, — писали в те дни в газете «Таймс»:

«Нет никакого сомнения, что пальма первенства в этом роде военных действий принадлежит русским.

Наши инженеры имеют теперь все средства сравнивать русскую минную систему с французской. Как ни удивительна последняя, но первая истинно поражает воображение: русские мины и галлереи имеют до 8—12 метров глубины, и воздух в них освежается помпами и вентиляторами. Словом, эти работы представляют самое изумительное и самое чудесное зрелище искусства и науки, соединенных с самой непреклонной силой воли и самым неутомимым трудолюбием».

В историю минного дела должны войти имена инженеров М. Боре-скова и Н. Федорова, разрабатывающих конструктивную сторону минного дела.

Много нового было внесено нашими подрывниками в развитие минного дела во время обороны Порт-Артура и в период первой мировой войны.

Несмотря на чрезвычайно возросшую роль артиллерии и бомбардировочной авиации, минное и контрминное дело и в наши дни не утратило своего значения.

Во время Великой Отечественной войны мощные долговременные укрепления, с которыми не могла справиться ни авиация, ни артиллерия, зачастую одолевали наши саперы. Открывая дорогу наступлению советских войск, они разрушали эти сооружения с помощью зарядов взрывчатого вещества исключительной силы.

Сапер с миноискателем.

На войне мины были массовым средством борьбы с техникой и живой силой противника.

Наряду с этим усилились и средства борьбы с минами противника. Советские конструкторы в 1939—1940 годах создали миноискатели — совершеннейшие электрические приборы, позволяющие обнаруживать скрытые под землей мины. Не случайно в ходе войны появилась поговорка: «Где прошел советский сапер, там может смело идти и танк, и пехота, и артиллерия».

* * *

Якорная мина Якоби.

Значителен вклад наших соотечественников в историю развития техники морских мин.

Истоки русской школы морских минеров следует искать в работах русского изобретателя крестьянина Никонова, который в 1719 году предложил проект подводной лодки и спустя несколько лет даже построил ее.

Талантливый изобретатель предполагал вооружить свою подводную лодку большим количеством подводных снарядов — мин. Считая, что «потаенное судно» сможет разбивать вражеские корабли, «хотя б десять или двадцать», Никонов предвосхитил одно из направлений, по которым впоследствии развивалось морское минное дело — создание движущихся снарядов — торпед.

Второе направление минного морского дела — применение неподвижных подводных снарядов, минных заграждений.

Еще в 1769 году, во время войны с Турцией, русские войска сделали попытку применить плавающую мину для взрыва моста на Днестре.

В 1807 году подводная мина конструкции полковника Фитума испытывалась морским министерством в Кронштадте. Длинный шланг, начиненный порохом, соединял мину с берегом. Однако такой пороховой шланг-взрыватель был неудобен.

Здесь на помощь военному делу пришел известный русский изобретатель электрик Шиллинг.

Он успешно справился с задачей взрывания мины, применив для этого гальванический элемент. В 1832 году Шиллинг продемонстрировал работу своего взрывателя. Минное оружие получило одобрение. Для распространения и освоения мин были созданы специальные гальванические команды.

Совершенствование мин как действенного оружия обороны нашей страны продолжалось.

В 1840 году академик Борис Семенович Якоби предложил проект морской мины, в котором использовался совершенно новый принцип плавучести за счет'свободного пространства в верхней части корпуса и запала. Гальваноударный запал производился, как и у Шиллинга, с помощью электричества.

Новый, весьма надежный принцип запала взрывчатого вещества мины заключался в том, что при ударе мины о борт судна замыкалась цепь гальванической батареи, которая и осуществляла запал мины.

Мины Якоби использовались во время войны 1853—1855 годов как на Черном, так и на Балтийском морях.

Когда 8 июня 1855 года вражеские военные корабли приблизились к морской крепости Кронштадт, они попали на минное заграждение. Четыре судна подорвались на минах. Неприятель был вынужден отойти, оттаскивая на буксире поврежденные корабли.

Опыт России в минном деле широко использовался во время войны между Северными и Южными штатами Америки в 1861—1865 годах. Русские моряки, корабли которых в те годы посетили Америку, передали «северянам», боровшимся с рабовладельческим Югом, опыт освоения минного дела, стоявшего в России на более высоком уровне.

Заимствовался и русский опыт противоминной борьбы.

О том, что изучение минного дела было поставлено в нашей стране на большую высоту, можно судить хотя бы по тому, что в Кронштадте в 1874 году были открыты специальные офицерские минные классы. Это учебное заведение способствовало укреплению и расширению научно-исследовательской работы не только в этой, но и в других областях военной техники. Именно здесь преподавателем минных классов А. С. Поповым были открыты радио и явления радиолокации.

Минное оружие считалось в России одним из наиболее дешевых и з то же время действенных средств обороны на море. Русская мина образца 1908 года была столь совершенна, что почти без изменений дожила до наших дней.

Во время первой мировой войны русская ударно-механическая всплывающая со дна моря мина образца 1912 года зарекомендовала себя как безукоризненно действующий механизм. Русские мины и минеры считались тогда лучшими в мире. К России обратилась в 1914 году Англия. Она не только просила помощи у русских минных офицеров, но закупила в России тысячу мин для защиты берегов от вторжения немецкого флота.

Очень много было сделано и в создании мин, взрыв которых происходит не от соприкосновения с кораблем, а управляется с берега. Применяемые в этом случае так называемые неконтактные взрыватели были коренным образом усовершенствованы русскими инженерами.

Велики успехи наших соотечественников и в создании специальных судов для снятия мин — минных тральщиков.

Еще в 1883 году лейтенант Емельянов предложил с помощью больших ножниц обрезать канаты, на которых устанавливались мины. Этот способ оказался неудобным, вместо него русские моряки предложили захватывать мины с помощью трала — стального троса, спускае-хмого в воду с корабля.

Широко распространилось траление мин во время Русско-японской войны. Новой техникой устранения вражеских мин руководил в то время адмирал Макаров.

На основании отечественного опыта в России были созданы специальные суда — тральщики. Построенные в 1910 году талантливыми русскими инженерами минные тральщики «Взрыв», «Фугас», «Запал» и другие стали основой отечественного тралового флота.

Значительны успехи нашей страны и в создании первых судов по установке мин — минных заградителей.

Лучшими судами этого типа были построенные после Русско-турецкой войны 1877—1878 годов минные транспорты «Буг» и «Дунай». Они

Спуск на воду подводного минного заградителя «Краб».

имели значительную скорость и могли ставить мины с такой быстротой, что не отставали от общего строя эскадры.

Наличие этих минных судов на Черном море, а вскоре «Амура» и «Енисея» на Балтийском определило новую тактику в применении минного оружия. Мины устанавливали теперь не просто на значительном удалении от родных берегов, но и непосредственно у берегов и портов противника.

Создание отечественного минного флота связано с именем крупнейшего русского флотоводца Степана Осиповича Макарова. Высоко оценивая значение минного дела, он думал о том, чтобы из оружия обороны сделать мины средством активной борьбы с противником. Макаров создал корабль совершенно нового типа. Под его руководством черноморский корабль «Великий князь Константин» был ускоренно переоборудован в матку минных катеров, далекий прообраз современных авиаматок и плавучих баз для подводных лодок.

Корабль поднимал на борт паровые минные катера с командой, готовые по первому приказу ринуться в атаку. Котлы катеров были соединены гибкими шлангами с судовым котлом, постоянно поддерживавшим в них рабочее давление пара.

Под командованием Макарова этот интереснейший корабль-матка во время Русско-турецкой войны производил смелые минные атаки на турецкий флот.

Катера неожиданно появлялись в самых необычных местах, зачастую весьма удаленных от родного берега.

Идеи Макарова о создании легкого торпедоносного судна вновь возродились в годы первой мировой войны.

Военный моряк Лузгин создал несложное приспособление, позволившее устанавливать торпедные аппараты на легком моторном катере.

Много технических усовершенствований вносили русские кораблестроители в конструкцию судов-миноносцев.

Ярким примером может служить постройка в 1911 году эскадренного миноносца «Новик». Это судно имело на борту все приспособления для приемки и постановки большого числа мин. Своим оборудованием «Новик» служил образцом для подобных кораблей.

Подводный заградитель был создан в России инженером Налетовым в 1908 году и построен в Николаеве через несколько лет. Он принимал на борт до 60 мин заграждения. С русского «Краба» началась постройка подобных судов во всех флотах мира. Замечательных успехов добились балтийские моряки, создавшие приспособление для установки мины с обычных подводных лодок.

В 1857 году недалеко, от Кронштадта испытывалась самоходная торпеда, движимая сжатым воздухом. Она была создана известным изобретателем подводной лодки Иваном Федоровичем Александровским. Выпущенная на испытаниях из особой трубы под катером, торпеда, двигаясь под водою со скоростью десяти узлов, точно выходила на намеченную цель.



Истории, рассказы о русской науке и технике, Болховитинов В. 1957