НА ДАЛЕКИХ МАТЕРИКАХ


Русское географическое общество с первых лет своего существования одной из основных задач считало изучение «сопредельных России стран».

Но и в познание стран, отдаленных от России, русские исследователи и путешественники внесли много нового. При энергичном участии Семенова-Тян-Шанского были организованы выдающиеся путешествия Н. Н. Миклухо-Маклая на Новую Гвинею, В. В. Юнкера по Африке, А. И. Воейкова по Северной и Южной Америке, Индии, Южному Китаю, Японии.

Знаменитый русский ученый А. И. Воейков (1842—1916) прославился как основатель новой науки — климатологии. О научной деятельности А. И. Воейкова как климатолога рассказывается в главе «Науки о земле». Здесь мы остановимся на достижениях Воейкова как путешественника.

В течение 1869—1876 годов Воейков совершил целый ряд путешествий по восточному Кавказу, Западной Европе, Соединенным Штатам Америки, Канаде, Мексике, Перу, Чили, Бразилии. Вернувшись ненадолго в Россию, он отправился затем в путешествие по Индии, острову Ява и Японии.

Василий Васильевич Юнкер (1840—1892)—один из известнейших исследователей Центральной Африки. Он первым из европейцев вступил на территорию водораздела величайших рек Африки — Нила и Конго, представлявшую для тогдашней географии сплошное «белое пятно».

Изнуряющая лихорадка, частая нехватка пищи, полные опасностей тропические леса — ничто не останавливало преданного науке путешественника.

«Я имел право, — записал он,— подумать о возвращении на родину, которая, как недостижимый мираж, витала предо мной во время бессонных ночей, во время болезней, в минуты самых тяжелых лишений. Но сейчас дело обстояло иначе. Я чувствовал себя снова сносно... а на юге и на западе было еще так много неизведанного. Я чувствовал, что я должен использовать все благоприятные возможности, иначе после своего путешествия по Африке я буду вечно упрекать себя».

Юнкер не был единственным европейцем, странствовавшим в те годы по Африканскому материку.

В историю географии занесены имена Нахтигаля, Рольфса, Швайнфур-та, Гранта, Стенли.

Они обогатили науку ценными и обширными сведениями об Африке. Но некоторые из этих путешественников выполняли роль агентов колониальных держав. Они стремились к «присоединению» негритянских племен к европейским странам.

Известно, например, что Стенли заключил около 400 договоров с вождями племен на право распоряжаться их территориями. Десятки тысяч негров попали в жесточайшую кабалу колонизации.

Не таков был Юнкер. Он относился к туземцам с уважением и доброжелательством.

Русский путешественник смело устремился в дебри Африки в сопровождении нескольких носильщиков.

С гордостью писал Юнкер: «Именно то, что я так последовательно придерживался моего отношения к туземцам, способствовало проникновению в неприступные до того страны, которые открылись мне, иссле-дователю-одиночке...»

Отважный путешественник делал то, что казалось его современникам поистине чудесами. Он встретил однажды Мамбангу, вождя племени мангбатту. Люди этого племени слыли людоедами. Юнкер, не колеблясь, без охраны перешел реку и ступил во владения племени.

Юнкер «стирал» «белые пятна» <в центре карты Африки. Он обследовал верховья притоков Нила и Конго и тщательно нанес на карту эту обширную область с чрезвычайно сложным рельефом. Позднейших исследователей этих мест изумляла точность карт Юнкера.

Одновременно Юнкер во всех мельчайших подробностях живо и красочно описал растительный покров и животный мир Центральной Африки. Со страниц его книг встает яркая картина природы этой далекой страны.

Но еще больше, чем африканская природа, интересовали путешественника жизнь, обычаи, религия местного населения. В его дневниках не только описаны оружие, утварь, украшения негров, но и с восхищением

Николай Николаевич Миклухо-Маклай.

27 Рассказы

рассказано об искусном труде металлургов, гончаров, резчиков по дереву, строителей жилищ.

Искренне волновала путешественника судьба народов Африки. Горечью пропитаны описания грабежей негритянских деревень, увода негров в рабство под предлогом борьбы с непокорными. «Только тогда, — читаем мы в книге Юнкера, — когда население будет все ограблено и разорено, как динка (название.племени. — Ред.), местные управители признают его замиренным».

Юнкер более десяти лет провел в Африке, и на родине одно время его считали погибшим. Но потом ему удалось дать знать о себе.

По приезде в Россию Юнкер передал свои богатейшие коллекции Академии наук. Многие предметы негритянского быта и вооружения, привезенные Юнкером, украшают витрины Музея этнографии в Ленинграде.

❖ * ❖

Имя Николая Николаевича Миклухо-Маклая (1846—1888), одного из крупнейших путешественников XIX века, ученого-гуманиста, непримиримого противника реакционных измышлений расизма, известно всему миру.

Научную деятельность Миклухо-Маклай начал как зоолог. Вместе с известным поборником дарвиновского учения Э. Геккелем он посетил Канарские острова; затем побывал на Средиземном, Красном и Черном морях, на Волге. Молодого ученого интересовали проблемы происхождения и развития органического мира.

Я. Я. Миклухо-Маклай на Новой Гвинее.

В 1869 году Миклухо-Маклай с трибуны Русского географического общества докладывает о результатах своих исследований. Тогда же у него зародился план путешествия на Новую Гвинею.

На этот раз он собирайся выступить не только как зоолог и ботаник, изучающий жизнь и строение низших организмов и растений. Свою главную научную задачу Миклухо-Маклай вйдел во всестороннем изучении жителей Новой Гвинеи — -папуасов.

Своими исследованиями русский ученый хотел ответить на один из важнейших вопросов науки, вокруг которого шла ожесточенная борьба. Этим вопросом было происхождение человеческих рас.

Одни ученые — моногенисты — утверждали, что все расы произошли от одного корня, одного ствола; другие — полигенисты—пытались доказать, что каждая раса возникла самостоятельно, что белые и черные люди так же далеки друг от друга, как разные породы животных.

Под научной оболочкой взглядов полигенистов скрывалась человеконенавистническая теория неравноценности рас, «естественной» подии** ненности цветных рас белой, теория, возвещавшая «неспособность диких племен к цивилизации». Когда от защитников этой теории требовали доказательств, они ссылались на жителей Новой Гвинеи. У папуасов, утверждали они, волосы растут по-особенному, «пучками», кожа у них не эластичная, как у белых, а жесткая. Еще русский ученый академик Бэр, сторонник единства происхождения человеческого рода, отвергал подобные «доказательства», полученные через десятые руки от невежественных людей. Важнейшей задачей науки Бэр считал изучение жителей далеких островов.

Русское географическое общество поддержало проект Н. Н. Миклухо-Маклая, и он отправился к людям, жившим на ступени каменного века. Он получил место на военном корабле, который мог бы доставить ученого к цели путешествия, и скромную сумму денег на приобретение научных приборов и инструментов.

Миклухо-Маклай внимательно изучил литературу, заручился советами виднейших ученых России и Западной Европы. П. П. Семенов составил для него программу исследований по политической экономии, академик Бэр — по антропологии, ценные советы и пожелания дал Э. Геккель.

Отлично осведомленный о нравах европейских и американских колонизаторов, Миклухо-Маклай торопился на берег Новой Гвинеи: он знал, что интересовавшие его «фазы жизни этой части человечества при некоторых новых условиях (которые’ могут явиться каждый день) весьма скоро преходящи». И, объясняя свое желание отодвинуть занятия зоологией на второй план, он добавлял: «Те же райские птицы и бабочки будут летать над Новой Гвинеей даже в далеком будущем».

В сентябре 1871 года русский путешественник ступил на берег Новой Гвинеи. Когда скрылся вдали доставивший его корабль, он отправился в ближайшую папуасскую деревню. Его встретили враждебно. Перед путешественником встала труднейшая задача — завоевать доверие и друж: бу людей, находившихся на начальной ступени культуры.

Находчивость и исключительное бесстрашие помогли путешественнику показать папуасам, что у него нет злых намерений. В ответ на

27* 419

угрожающие жесты и знаки Миклухо-Маклай постелил циновку и... лег спать посреди вооруженной толпы папуасов. При нем были только карандаш и записная книжка.

Так состоялось первое знакомство ученого с местными жителями. Их настороженность и недоверие ослабли. Встреча за встречей, и скоро папуасы увидели в путешественнике друга. Миклухо-Маклай подарил папуасам семена полезных растений, несколько незнакомых им орудий из металла; он выступал учителем, врачом, советчиком.

На страницах дневника ученого появляются записи об устройстве папуасской семьи, папуасского общества, о материальной культуре племен Новой Гвинеи, о языке папуасов.

Обстоятельные антропологические наблюдения, исследования кожи, волосяного покрова, строения тела, сделанные Миклухо-Маклаем, начисто опровергли вымыслы расистов.

В декабре 1872 года Миклухо-Маклаю неожиданно пришлось покинуть Новую Гвинею. Пришел русский корабль «Изумруд», посланный по настоянию Русского географического общества на розыски путешественника. Причиной этому были слухи о гибели Миклухо-Маклая, появившиеся в газетах европейских стран. Путешественник вынужден был покинуть берег, который впоследствии получил его имя. Опечаленные, провожали папуасы своего друга. Они взяли с Миклухо-Маклая клятву, что он обязательно вернется.

После этого путешествия у русского ученого созрел грандиозный план: изучить все разновидности племен Меланезии.

Он отправился на Филиппинские острова, побывал в другой части Новой Гвинеи. В 1875 году Миклухо-Маклай предпринял исключительно трудное путешествие через Малаккский полуостров. В науке было упоминание о живущих там «лесных людях». Русский ученый предполагал, что это могут быть остатки неведомого науке меланезийского племени оран-сакай.

Был период дождей. Реки и ручьи Малакки вздулись и затопили все низменности. Путешественник двигался по колено, а то и по грудь в поде. Миклухо-Маклай убедился, что коренное население полуострова родственно папуасам. Однако то не были папуасы. Исследователь принимает смелое решение: углубиться во внутренние области Малакки. Он готовится в путь. Европейцы, к которым он обращается за советами, пугают его кровожадностью «лесных людей», тиграми, обитающими в лесах. Но ученый твердо решил выполнить задуманное.

Пробившись в глухие дебри, где до него не был ни один европеец, русский путешественник встретил племя низкорослых курчавых людей, называвших себя «оран-сакай». Это были меланезийцы. Они вели первобытный кочевой образ жизни.

Теснимые малаккскими племенами, «лесные люди» были, как установил Миклухо-Маклай, предметом охоты работорговцев. Племя оран-сакай погибало. И оно действительно через некоторое время исчезло с лица земли.

В 1876 году русский путешественник снова отправился на Берег Маклая. Дружелюбно встретили его папуасы. Он пользовался у них безграничным доверием и любовью. Авторитет Миклухо-Маклая был настолько велик, что он сумел даже предотвратить назревшую было войну между племенами. Дневник его непрерывно пополнялся драгоценными

для науки сведениями о жизни и нравах людей, живших на ступени каменного века.

Много лет еще странствовал Миклухо-Маклай. Он побывал на нескольких островах и совершил путешествие в глубь Австралии.

Наконец путешественник вернулся на родину.

29 октября 1882 года Н. Н. Миклухо-Маклай появился в зале Русского географического общества.

«Ровно в 8 часов вечера, — сообщала об этом одна из петербургских газет, — вице-председатель общества П. П. Семенов ввел под руку нашего путешественника. При его появлении раздался оглушительный и долго не смолкавший гром аплодисментов. За стол президиума быстро вошел уже украшенный сединой Н. Н. Миклухо-Маклай».

«Через восемь дней исполнится 12 лет, как в этой же зале я сообщил... программу предполагаемых исследований на островад Тихого океана, — так начал свой доклад знаменитый путешественник. — Теперь, вернувшись, я могу сказать, что исполнил обещание, данное мною Географическому обществу: сделать все, что будет в моих силах, чтобы предприятие не осталось без пользы для науки».

Доклад Миклухо-Маклая произвел глубокое впечатление на присутствовавших, хотя с его открытиями члены Географического общества были знакомы: ученый пользовался каждым случаем, чтобы переслать в Россию (Бэру, Семенову, Литке) результаты своих наблюдений.

Еще -не раз ученый выступал с лекциями, рассказывая о природе и людях далеких островов Тихого океана. Со всех сторон получал он знаки признательности и уважения. Общество любителей естествознания и антропологии присудило ему золотую медаль.

После короткого пребывания на родине Миклухо-Маклай в 1883 году снова отправился на Новую Гвинею, в бухту Астролябия, где высадился 13 лет назад. Это было последнее посещение ставших ему близкими папуасов Берега Маклая.

Последние годы жизни Миклухо-Маклай отдает обработке громадных материалов, накопленных за многолетние странствования. Здоровье его, подорванное тропическими болезнями, ухудшается. Ученый торопится привести в порядок свои дневники, обработать черновые записи. Уже обессиленный, он продолжает диктовать главу за главой...

В 1888 году, на 42-м году жизни, знаменитый русский путешественник скончался.

Миклухо-Маклай своими исследованиями нанес удар реакционным расистским теориям.



Истории, рассказы о русской науке и технике, Болховитинов В. 1957