В СТРАНЕ ВЕЧНЫХ ЛЬДОВ


Русские путешественники выступали неустрашимыми разведчиками Арктики, этой суровой части земного шара, где самоотверженные исследователи многих стран проделали большую исследовательскую работу.

Уже в первой половине XIX века в России были предприняты экспедиции для детального и всестороннего изучения арктических островов и составления их точных карт. Передовые русские ученые стремились к претворению в жизнь ломоносовской идеи северного морского пути на восток.

Исследования начались с Новой Земли, на которой поморы бывали еще в XV веке. В 1821 году к неприветливым ее берегам отправился лейтенант Федор Петрович Литке (1797—1882), молодой моряк, прошедший школу в плавании под командой знаменитого капитана Головнина.

Наказ, данный экспедиции, требовал, казалось, немногого: «единственно обозрение на первый раз берегов оной (Новой Земли) и познание величины сего острова». Однако на самом деле это было задание большой трудности, так как даже близ южной части Новой Земли навигация длится очень недолго.

Федор Петрович Литке. Ледовая обстановка того года была

чрезвычайно тяжелой, и корабль не смог подойти к берегам острова. Морякам удалось лишь нанести на карту несколько участков берега.

Летом 1822 года из Архангельска на бриге «Новая Земля» Литке снова вышел в море.

После описи мурманского побережья экспедиция направилась к Новой Земле. Исследователи, производя съемку, двинулись вдоль берега острова на север. Корабль шел, пока льды не закрыли путь.

Литке поручено было командование и в третьем плавании «Новой Земли».

Маршрут третьего похода на большом протяжении совпадал с маршрутом второго.

Высадившись на землю, с давних времен обозначавшуюся на картах как остров Рыбачий, Литке установил ошибочность тогдашних представлений о Рыбачьем: на самом деле это был полуостров. Но ошибка ли это? Изучив местность, Литке выдвинул интересное предположение. Характер перешейка полуострова, по его мнению, свидетельствует о том, что в недалеком прошлом Рыбачий мог быть островом, что дно поднимается из моря. Впоследствии учеными был установлен факт поднятия северного побережья Кольского полуострова. Предвидение Литке подтвердилось.

На пути к северной оконечности Новой Земли тяжелые льды встретили корабль почти там же, где и в предыдущем году. Это дало основание Литке сделать вывод о некотором постоянстве скоплений льдов в отдельных районах моря. Ныне эта точка зрения подкреплена многолетними наблюдениями'советских полярников.

На обратном пути экспедиция исследовала пролив Маточкин Шар. Затем моряки нанесли на карту и описали западное побережьё южного острова Новой Земли.

У Карских Ворот перед Литке открылась заманчивая возможность выйти через свободный от льда пролив в Карское море и подойти к еще неизведанным восточным берегам Новой Земли. Однако тяжелая ава

рия, чуть было не закончившаяся трагически, помешала Литке. У входа в Карские Ворота бриг сел на камни. Из-за большого волнения судно оказалось в очень тяжелом положении. Героической работой экипажа удалось стянуть бриг с камней, но на сильно поврежденном судне Литке уже не решился идти в Карское море и взял курс на Архангельск.

В 1824 году Литке совершает четвертую экспедицию к Новой Земле.

После глубокого изучения результатов всех четырех плаваний Ф. П. Литке издал замечательную книгу «Четырехкратное путешествие в Северный Ледовитый океан, совершенное на военном бриге «Новая Земля» в 1821, 1822, 1823 и 1824 годах флота капитан-лейтенантом Федором Литке».

В 1843 году под руководством Литке были составлены новые карты Баренцева и Белого морей, отличавшиеся большой точностью.

Изучение Новой Земли продолжил молодой талантливый моряк Петр Константинович Пахтусов. В 1832—1833 годах Пахтусов во главе отряда из восьми человек отважился провести зиму на восточной части Новой Земли, этого почти безжизненного острова. Он дал первое описание южной и восточной частей его берега.

Неприветливо встретила тамошняя природа горстку смельчаков. Зимою над островом свирепствовали снежные бури. «Часто случалось, — писал о них Пахтусов, — что избу заносило до того, что место ее можно было узнать только по флюгеру на шесте высотою до 6 сажен».

Весной началась цинга. Ко всем трудностям прибавилась еще и слепота, причиной которой служили сверкающие на солнце снега. Все же Пахтусов совершал большие экскурсии, чтобы нанести на карту -побережье острова» В 1834—1835 годах смелый полярник провел вторую зимовку на Новой Земле.

Яркий след в истории познания Арктики и северо-востока России оставил Федор Петрович Врангель. Экспедиция, возглавлявшаяся им и мичманом Ф. Ф. Матюшкиным в течение трех лет, с 1821 по 1824 год, нанесла на карту значительную часть побережья Восточной Сибири, описала Медвежьи острова и указала на существование ранее неизвестного острова севернее Чукотки.

Много трудностей пришлось преодолеть участникам этой экспедиции. Береговые льды — припай — заставили отказаться от съемки берегов с корабля. Всю свою работу экспедиция провела, двигаясь пешком по торосистому льду.

Вот что писал Врангель: «Бесчисленные, по всем направлениям разбегавшиеся во льду щели, выступавшая из них мутная вода, мокрый снег, смешанный с земляными и песчаными частицами, — все уподобляло разрушенную поверхность моря необозримому болоту».

Ослабленный морскими волнами ледяной покров, по которому двигались отважные исследователи, грозил им каждую минуту гибелью в пучинах холодного моря... «Судьба наша, — писал впоследствии Врангель, — зависела от дуновения ветра. Каждый несколько сильный шквал мог совершенно раздробить или разогнать поддерживавшие нас глыбы и превратить место, где мы стояли, в открытое море».

Необыкновенное упорство и энергию проявили Врангель и его спутники, преодолевая нагромождения льда. «С помощью пешней, — вспо

минал впоследствии путешественник, — пробивались мы через гряду плотных торосов неимоверной толщины. Лед их был чрезвычайно тверд. Местами он был смешан с голубоватою глиною и крупным песком. Почти на каждом шагу ломались нарты и рвалась упряжь. Несмотря на все предосторожности, сани скользили с гладких хребтов торосов и падали в промежутки, подобные оврагам. Вытаскивать оттуда нарты, держась на узкой и скользкой полосе льдин, стоило несказанных трудов. Люди и собаки совершенно измучились».

Несколько тысяч километров составляет общая длина походов Врангеля по морским льдам.

Врангель и его спутники пытались пробиться на север, туда, где, по словам чукчей, была земля, но всякий раз принуждены были возвращаться назад. Граница между припаем и дрейфующим льдом была неодолима.

В результате экспедиции Врангеля появилась карта сибирского берега от Индигирки до Колючинской губы, опиравшаяся на точные астрономические определения. Большую ценность представляли геомагнитные наблюдения Врангеля. Основываясь на сведениях, полученных от чукчей, Врангель пометил на своей карте остров и написал около него: «горы видятся с мыса Якана в летнее время». Только через 45 лет удалось кораблю подойти к тем местам, где были Матюшкин и Врангель. Где на карте русского путешественника значился остров в море, действительно оказалась земля. Ей было присвоено имя: остров Врангеля.

Много лет спустя Врангель выдвинул смелый проект достижения Северного полюса. Руководствуясь своим опытом путешествия во льдах Арктики пешком и на собачьих упряжках, он предложил отправить из северной Гренландии к полюсу санную экспедицию; Врангель на пути предусматривал создание промежуточных продовольственных баз. Проект этот был настолько хорошо и глубоко продуман, что через несколько десятков лет положения этого проекта помогли построить план экспедиции к полюсу известному американскому путешественнику Роберту Пири.

Один из блестящих примеров предвидения в истории науки — открытие Земли Франца Иосифа, сделанное задолго до того, как в ее водах появился первый корабль! Это предсказание принадлежит выдающемуся русскому ученому и революционеру П. А. Кропоткину.

В составленной по поручению Русского географического общества записке о важности изучения северных морей П. А. Кропоткин писал: «Вряд ли одна группа островов Шпицбергена была бы в состоянии удержать огромные массы льда, занимающие пространство в несколько тысяч квадратных миль, в постоянно одинаковом' положении между Шпицбергеном и Новой Землей. Не представляет ли нам это обстоятельство, равно как и относительно легкое достижение северной части Шпицбергена, право думать, что между этим островом и Новой Землей находится еще не открытая земля, которая простирается к северу дальше Шпицбергена и удерживает льды за собой».

Твердо уверенный в правильности своих научных выводов, Кропоткин подал проект экспедиции для исследования северной части Баренцева моря. Однако царское правительство в средствах отказало, и экспедиция не состоялась.

Открытие, сделанное Кропоткиным, и его проект привлекли к себе большое внимание в Европе. Вскоре двум лейтенантам австрийского флота, Юлиусу Пайеру и Карлу Вайпрехту, на деньги частных жертвователей удалось снарядить паровое судно «Тегеттгоф». Они отправились в плавание. Предвидение Кропоткина полностью подтвердилось: земля, о которой он писал, действительно существовала!

* * *

В историю открытия и покорения Арктики занесены светлые имена самоотверженных русских путешественников Эдуарда Васильевича Толя, Владимира Александровича Русанова (1875—1912), Георгия Львовича. Брусилова (1888—1914) и Георгия Яковлевича Седова (1877—1914).

В 1882—1883 годах был проведен первый Международный полярный год. Арктика была как бы опоясана цепью исследовательских станций, организованных по предварительному договору несколькими странами. В этой научной работе участвовали и представители нашей страны.

На зимовке в дельте реки Лены был молодой геолог Э. В. Толь, показавший себя талантливым исследователем.

Затем он совершил трудную экспедицию на Ново-Сибирские острова и побережье Ледовитого океана.

Выступая на собрании Русского географического общества с рассказом о своей экспедиции, Э. В. Толь в заключение сказал: «И есть еще много работы русским географам на севере, на Сибирском материке и на островах, открытых и еще не открытых, но отчасти виденных издали. При рассказе о виденной и мною в 1886 году Санниковой Земле на север от острова Котельного, мой проводник Джергели, семь раз проводивший лето на островах и вйдевший несколько лет подряд эту загадочную землю, на вопрос мой: «Хочешь ли достигнуть этой дальней цели?», дал мне следующий ответ: «Раз наступить и уме

реть».

С такой же силой заворожен был таинственной «Землей Санникова» и сам Толь. В 1898 году было принято решение об организации большой экспедиции под начальством Толя для открытия «Земли Санникова» и исследования Ново-Сибирских островов.

После тщательной подготовки 8 июля 1900 года из Кронштадта отплыло экспедиционное судно «Заря», на борту которого находилось 20 участников похода.

«Заря» должна была посетить места, где предполагалась «Земля Санникова», а затем пройти Северным морским путем в Тихий океан. Зимой 1900/01 года «Заря» зазимовала в одной из бухт Таймырского полуострова. ‘Летом судно снова двинулось на восток, но плавание не принесло желанной встречи с таинственной «Землей Санникова». Пришлось снова зазимовать в одной из бухт острова Котельного. Весной 1902 года Толь в сопровождении помощника — астронома Ф. Зееберга — и двух промышленников — якута В. Горохова и тунгуса Н. Протодьяконова — отправился на остров Новая Сибирь, рассчитывая затем посетить остров Беннета, на который еще не ступала нога человека. С открытием навигации туда же должна была прийти и «Заря». Но деревянное судно не смогло одолеть преградившие путь могучие льды.

Лишь на следующий год к острову Беннета пробилась спасательная партия. Ни Толя, ни его спутников она не нашла. Моряки увидели лишь врытое в землю весло; под ним обнаружили бутылку с тремя записками. В первой Толь извещал о благополучном прибытии на остров, во второй сообщалось место, где была устроена база, в третьей были дополнения ко второй записке., Пользуясь этими указаниями, участники поисков дошли до избушки, в которой нашли последний, четвертый документ. Толь сообщал краткие сведения по геологии и животному миру острова. В заключение говорилось: «Отправимся сегодня на юг. Провизии имеем на 14—20 дней. Все здоровы». Больше никаких следов пребывания Толя и его спутников на острове найдено не было. По-видимому, исследователи погибли во время перехода по льдам открытого моря.

Загадка «Земли Санникова» окончательно разрешена только в наши дни. Неоднократные плавания и дрейфы в местах, где мог оказаться этот остров или архипелаг, а также разведка с самолетов позволили точно установить, что такой земли нет. Однако в прошлом она могла существовать. Промышленник Санников, впервые заметивший в 1811 году эту землю, да и сам Толь, возможно, видели остров, состоявший из ископаемого льда, покрытого морскими наносами. Такие ледяные, медленно тающие острова известны в море Лаптевых. Вероятно, к нашим дням «Земля Санникова» растаяла, а может быть, унесена дрейфом.

Выходец из низов трудового народа, офицер флота, гидрограф Георгий Седов в 1912 году выступил с проектом экспедиции к Северному полюсу. В середине лета из Архангельска должен был отплыть корабль к Земле Франца Иосифа. После зимовки, в течение которой намечались различные исследования этого архипелага, «полюсная партия» должна была отправиться к цели. В течение шести месяцев надо было достичь полюса и вернуться обратно или пройти к Гренландии. Корабль тем временем должен был находиться у берегов Земли Франца Иосифа или у границы льдов и дожидаться возвращения «полюсной партии». На все это должно было уйти не менее двух лет.

По расчетам Седова для -проведения такой экспедиции нужна была очень скромная сумма — 60—70 тысяч рублей. И все-таки царское правительство отказало Седову в деньгах. Средства для организации экспедиции Седову пришлось собирать у частных жертвователей. Прямой и честный, Седов доверился некоторым дельцам, взявшимся «помочь» в подготовке экспедиции, а они использовали его имя для рекламы своих фирм и для спекуляций и наживы. Поставщики снабдили экспедицию недоброкачественными продуктами.

Судно экспедиции «Св. Фока» вышло из Архангельска летом 1912 года. Ледовая обстановка в этот год сложилась крайне тяжелая. Корабль вынужден был зазимовать в одном из заливов .Новой Земли. Седов использовал вынужденную остановку для детального исследования ее северной части. Работы участников экспедиции значительно изменили карту северо-западного берега острова. В сентябре 1913 года «Св. Фока» смог продолжать плавание. Наконец была достигнута Земля Франца Иосифа. Здесь началась вторая зимовка.

15 февраля 1914 года в сопровождении матросов Г. Линника и А. Пустошного на трех санях, запряженных собаками, Седов отправился в поход. Седов был болен. Матросы уговаривали его возвра-

титься. Но начальник был непреклонен. На седьмые сутки пути, ослабленный болезнью, он не смог уже идти, ехал, лежа на нартах. 5 марта, во льдах близ острова Рудольфа,

Седов скончался. Спутники вернулись на корабль и рассказали о его гибели.

Участники экспедиции, оставшиеся на судне, вмерзшем во льды, вели напряженную научную работу, в частности профессор В. Ю. Визе произвел съемку острова Гукера и некоторых других островов архипелага. Впервые были поставлены наблюдения за движением ледников, покрывавших острова Земли Франца Иосифа. Когда взломало лед, судно направилось в обратный путь к мурманскому берегу.

В крайне тяжелый по состоянию льда 1912 год в Арктике Погибла шхуна «Св. Анна», на которой собирался пройти Северным морским путем к Тихому океану лейтенант Г. Л. Брусилов. Затертая в Карском море около полуострова Ямал шхуна в октябре начала дрейф; участникам экспедиции во глазе с Брусиловым не довелось вырваться из ледового плена. По-видимому, экипаж погиб вместе с судном, раздавленным льдами.

В апреле 1914 года, когда «Св. Анна» была уже много севернее Земли Франца Иосифа, часть ее экипажа покинула судно и во главе со штурманом В. И. Альбановым направилась пешком по льду к этому архипелагу.

Как выяснилось уже в пути, лед, по которому двигались полярники, держа направление на юг, сильно дрейфовал на запад, в открытый океан, где им грозила гибель. С нечеловеческими усилиями добрались они до самой западной оконечности Земли Франца Иосифа. Здесь отряд разделился. Большинство участников похода погибло. Лишь Альбанову и матросу Конраду посчастливилось встретить у мыса Флоры экспедицию на «Св. Фоке», отправившуюся после гибели Седова в обратное плавание.

Дрейф «Св. Анны» и поход Альбанова принесли важные научные результаты. В судовом журнале, сохраненном Альбановым, были записаны первые сведения о северо-западной части Карского моря, в которой до того не плавало и не дрейфовало ни одно судно. Изучая движения вмерзшего в лед судна,- удалось вывести важные заключения о морских течениях в этих водах. Маршрут группы Альбанова про: ходил по тем местам, где одно время, опираясь на указание участников австрийской экспедиции, считали возможным существование «Земли Петермана» и «Земли короля Оскара». Альбанов и его товарищи опровергли это предположение.

Впоследствии, изучая по судовому журналу дрейф шхуны «Св. Анна», профессор В. Ю. Визе — .участник экспедиции Седова — сделал

Георгий Яковлевич Седов.

важное географическое открытие. Он обратил внимание на то, что движение льда в Карском море происходит таким образом, как если бы лед встречал в определенном месте препятствие своему дрейфу. Визе решил, что это должен быть еще не известный остров, и, пользуясь теоретическим построением, указал место, где он должен находиться. В 1930 году советский ледокольный пароход «Седов» действительно обнаружил на этом месте остров, получивший имя Визе.

Проблема Северного морского пути, издавна приковывавшая внимание к себе русских людей, горячо волновала молодого талантливого геолога Владимира Александровича Русанова.

Идее завоевания Арктики он посвятил всю свою жизнь. Еще юношей он участвовал в арктическом плавании. В 1909 году Русанов деятельно потрудился в другой экспедиции, побывал на Новой Земле. Его особенно заинтересовал возможный путь обхода Новой Земли с севера. И через год на парусно-моторном судне «Дмитрий Солунский» Русанов отправился вокруг северного острова Новой Земли и обогнул его.

Затем на судне «Полярная» энергичный исследователь Арктики путешествовал вокруг южного острова Новой Земли.

В 1912 году самоотверженный исследователь отправился в новое плавание на небольшом парусно-моторном судне «Геркулес». Целью экспедиции были геологические изыскания на Шпицбергене.

Успешно закончив работы, Русанов оставил часть своих сотрудников на Шпицбергене. А сам, воспользовавшись возможностью совершить еще одну разведку морского пути с небольшим экипажем, взял курс на восток, в Карское море. С Маточкина Шара Русанов сообщал, что «Геркулес» отправляется в плавание к Тихому океану Северным морским путем. Никаких вестей от Русанова больше не было. Тайна гибели корабля осталась нераскрытой.

Лишь больше двадцати лет спустя советские исследователи нашли у западных берегов Таймырского полуострова вкопанный в землю столб с надписью «Геркулес», 1913 год». Недалеко от столба были обнаружены предметы и остатки одежды участников плавания Русанова.

Толь, Седов, Брусилов, Русанов погибли в борьбе с Арктикой. Но они вырвали у нее не одну тайну, они обогатили представления науки о природе страны вечных льдов.

В условиях самодержавия русским исследователям Арктики приходилось бороться не только с дикой и суровой природой, но и с косностью царского правительства, не желавшего оказывать помощь энтузиастам, стремившимся в Арктику. Большое значение для освоения Северного морского пути имела полярная экспедиция на двух русских пароходах ледокольного типа — «Таймыр» и «Вайгач».

Спущенные на воду в 1905 году, эти корабли предназначались специально для прокладывания морской трассы вдоль северных берегоз Азии. В 1910—1911 годах экспедиция вела гидрографические работы в Северном Ледовитом океане. В 1912 году ледоколы отправились из своей базы — Владивостока, имея задание продолжить гидрографические исследования до устья Лены.

План нового похода предусматривал, если позволит состояние льдов, плавание «далее на запад вокруг северного берега Таймырского полуострова, с расчетом пополнить запасы угля в Алёксандровске на Мурманском берегу». Другими словами говоря, в случае благоприятной ледовой обстановки ледоколы должны были совершить сквозное плавание в северных морях с востока на запад!

Плавание судов «Таймыр» и «Вайгац» ознаменовалось-выдающимся географическим открытием.

Повторяя в 1913 году — вслед за первой, не удавшейся — вторую попытку пробиться на запад, корабли встретили у восточного берега Таймырского полуострова мощный ледовый покров. Стремясь обойти льды с севера, суда повернули в океан. На пути неожиданно стали попадаться айсберги, служившие мореплавателям ясным признаком того, что где-то неподалеку есть ледники, сползающие с земли в море. И действительно, вскоре рассеявшийся туман открыл на фоне тусклого облачного неба панораму гористого берега неведомой земЛи. Это был один из островов архипелага к северу от мыса Челюскин, ныне известный под названием Северная Земля.

Сделав это важнейшее географическое открытие, «Таймыр» и «Вай-гач» продолжали пробиваться дальше на север, надеясь встретить там чистую воду, открывающую путь на запад. Но льды заставили суда повернуть обратно. Еще раз пришлось возвращаться во Владивосток.

Много испытаний претерпели экипажи кораблей, пробиваясь в следующем, 1914 году к далекому Архангельску. На этот раз льды в Карском море не только остановили корабли, как в прошлые годы, но и взяли их в плен. «Таймыр» попал в исключительно тяжелое положение. Его, словно тиски, сжали два сходившихся ледяных поля. Ледокол был приподнят и накренен. Несколько шпангоутов сломалось, многие погнулись. К счастью, льды ослабили свой напор, и корабль снова выпрямился. Но в сентябре оба судна вмерзли в лед. Тяжелую зимовку провели моряки. Только через одиннадцать месяцев, в августе 1915 года, ледоколы приобрели подвижность. В упорной борьбе со льдами, с туманами ледоколы медленно пробирались к заветной цели. 16 сентября «Таймыр» и «Вайгач» вошли в Архангельский порт.

❖ ❖ ❖

Великая Октябрьская социалистическая революция передала в руки народа все неисчерпаемые богатства родной земли. Перед наукой встала неотложная задача: провести планомерное исследование страны, необходимое для поднятия и развития производительных сил молодой Советской республики.

В 1918 году по указанию В. И. Ленина был организован ряд экспедиций. В 1920 году экспедиции направились в Белое море, устье Оби, Енисея, Лены. В том же году был создан Комитет Северного морского

пути. Уже в первые годы советской власти «научные работы в Арктике приняли, — как пишет известный исследователь истории Арктики профессор Н. Н. Зубов, — такой широкий размах, какого не знала история исследования полярных стран».

Сравнение современных карт с дореволюционными наглядно показывает результаты работы советских ученых-путешественников.

Большие перемены произошли на карте района Карского моря. В 1916 году острова Северной Земли выглядели на ней как два пятна, имеющие определенные очертания только с восточной и южной сторон. Как велики эти острова, как выглядят их северные и западные берега, известно не было.

В 1930—1932 годах на островах Северной Земли работала экспедиция во главе с Г. А. Ушаковым.-Необыкновенное упорство и отвага нужны были советским людям, чтобы шаг за шагом пройти более 7 тысяч Километров по скованным вечными льдами острогам.

37 тысяч квадратных километров суши положили они на карту Арктики!

На карте Карского моря появились многочисленные новые острова, открытые во время плаваний советских кораблей.

После работ советских полярников в восточной Арктике существенно изменились на карте очертания острова Врангеля.

Навсегда войдут в историю завоевания Арктики: знаменитая экспедиция на ледокольном пароходе «Г. Седов», плавания кораблей Северным морским путем за одну навигацию и дрейфующие станции «Северный полюс».

Крупные географические открытия были сделаны и на материке.

В 1926 году Индигирской экспедицией под руководством С. В. Обручева был открыт в Восточной Сибири новый громадный горный хребет; получивший название хребта Черского. После работ экспедиции С. В. Обручева коренным образом изменились географические представления о территории, в три раза большей, чем Германия.

В 1928 году замечательное географическое открытие было сделано на Памире: обнаружена высочайшая вершина СССР.

Были проведены большие исследования центрального Тянь-Шаня. В 1931 году советские альпинисты — участники научной экспедиции на Тянь-Шань, взошли на пик Хан-Тенгри, считавшийся недоступным.

В 1943 году в центральном Тянь-Шане была открыта наивысшая точка этих гор и вторая по высоте вершина в нашей стране — пик Победы.

Много интересных и важных открытий сделано и в других районах нашей необъятной страны. «Белые пятна» были стерты не только с общих географических карт, но и с карт специальных — почвенных, геологических и других.

Сегодня почти не осталось «белых пятен» на карте нашей Родины, но работа исследователей страны не закончилась. Освоение и преобразование все новых и новых территорий заставляет более детально и подробно познавать их природу. Идет развернутое комплексное изучение нашей страны.



Истории, рассказы о русской науке и технике, Болховитинов В. 1957