ИССЛЕДОВАТЕЛИ МИРОВОГО ОКЕАНА И АТМОСФЕРЫ


Необузданные силы природы царствуют на просторах двух океанов: водного океана Земли и океана воздушного — земной атмосферы.

Бури и ураганы, ливни и наводнения, штормы и суховеи приносили и приносят еще ныне беду и несчастье.

В повседневной борьбе со стихиями и выросли науки метеорология и океанография, занимающиеся изучением жизни атмосферы и Мирового океана. Видная роль в раскрытии тайн двух океанов принадлежит ученым нашей Родины.

Один из крупнейших представителей науки о водной стихии Ю. М. Шокальский писал: «Водяная оболочка Земли служит средою для целого ряда сложных, тесно связанных друг с другом явлений, которые вместе дают нам картину физической жизни Мирового океана, а в зависимости от последней находится и вся органическая жизнь на Цем».

В далекие от нас годы каждый мореплаватель был и океанографом: ему приходилось изучать законы поведения океана. Судовые журналы русских кораблей составили одну из первых глав этой науки. Описание неведомых морей, их течений, их глубин — это то, с чего, собственно говоря, и началась океанография.

Об этом периоде накопления знаний о море мы рассказывали в главе «Русские путешественники». Наш народ высоко ценит имена ученых-моряков, трудом своим заложивших фундамент будущей океанографии. Именно о них писал выдающийся мореплаватель и ученый С. О. Макаров: «На утлых кораблях совершали наши ученые

моряки свои смелые путешествия и, пересекая океаны по разным направлениям, обыскивали и изучали новые, еще неизвестные страны. Описи и съемки, которые они сделали, и по сие время служат для руководства мореплавателям, а замечания и наставления их цитируются лоциями всех наций.

Да послужат труды этих исследователей драгоценным заветом дедов своим внукам и да найдут в них грядущие поколения наших моряков пример служения науке».

Пытливо изучал опыт русских моряков М. В. Ломоносов. Он часто встречался с отважными людьми моря и подолгу беседовал с ними. Из рассказов поморов Ломоносов жадно черпал необходимые ему знания для разгадки тайн морей севера. Он собирал данные о морских течениях, изучал соленость морской воды, определял температуру ее замерзания. Прибор Ломоносова — универсальный барометр — позволял непосредственно вычислить силу притяжения Луны и Солнца, влиянием которых, как мы знаем, вызываются морские приливы.

Ломоносов создает теорию происхождения айсбергов: гигантские глыбы льда, считает он, не что иное, как обломки сползающих в океан ледников. Эта гипотеза через 130 лет полностью подтвердилась.

В записке Ломоносова, относящейся к 1763 году, «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию» научно излагалась теория дрейфа льдов и айсбергов. Лишь через многие годы эта теория появилась вновь.

В том же труде разбиралось влияние ветра на движение льда, вопросы ледового трения. Кроме того, Ломоносов указал способ определения течения с дрейфующего корабля.

Не только теоретическими трудами служил М. В. Ломоносов делу развития русского мореплавания. Им впервые разработан целый ряд

31 Рассказы 481

Прибор Ломоносова для наблюдения морских те* чений.

П риспособленив, окон*

струированное Ломоно-совым для производства наблюдений на море. (Рисунок Ломоно

сова.)

остроумных приборов, позволявших производить всякого рода измерения на море. Вместе с глубоководным лотом, изобретенным Петром I, приборы Ломоносова прочно вошли в арсенал навигационной техники и долгое время надежно служили отважным русским мореплавателям.

Шли годы, не ослабевал интерес русских исследователей к изучению морской стихии.

Начало XIX столетия ознаменовалось историческими кругосветными путешествиями, совершенными русскими исследователями. Об этих путешествиях мы рассказывали в предыдущей главе.

Весьма существенные наблюдения над течениями, приливами и отливами, над удельным весом воды и температурой на различных глубинах обогащали все новыми сведениями науку о Мировом океане.

Основу этой науки закладывали специально организованные океанографические экспедиции.

Корабли «Надежда» и «Нева», входившие в состав океанографической экспедиции под командой знаменитого адмирала Ивана Федоровича Крузенштерна и его помощника Юрия Федоровича Лисянского, пересекли Атлантику, обогнули мыс Горн, вышли в Тихий океан, побывали у берегов Аляски, у Курильских островов, Камчатки и Сахалина. Океанография обогатилась новыми данными о температуре океана, о со^ лености воды на различных глубинах, о приливах и отливах. Крузенштерн первым из исследователей применил для глубоководных измерений минимальный термометр.

Через девять лет после завершения этой экспедиции адмирал Крузенштерн принимает горячее участие в подготовке новой экспедиции. В плавание уходит корабль «Рюрик» под командой О. Е. Коцебу.

В 1818 году «Рюрик» возвращается. Не только новые острова появились на карте Тихого океана после этого плавания, много было сделано русскими моряками и для науки об океане.

Вскоре под командой Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена в новую экспедицию уходят из Кронштадта шлюпы «Восток» и «Мирный».

Корабли экспедиции достигают 70° южной широты. Русские моряки первыми устанавливают существование суши в Южном Ледовитом океане. Экспедиция Беллинсгаузена обогатила науку познаниями о ледовом режиме Антарктики.

В 1823 году в свое второе плавание уходит капитан-лейтенант О. Е. Коцебу. На этот раз на борту его корабля «Предприятие» находится молодой физик, будущий академик Э. X. Ленц. Замечательные работы, проведенные на протяжении трех лет, заключали в себе прочные основы современной океанографии. Впервые в истории океанографии с помощью батометра — прибора для взятия проб воды, изобретенного Ленцем, — были взяты глубинные пробы воды. Эти исследования позволили нарисовать картину изменения температуры с увеличением глубины до 2 тысяч метров. Ленц сделал заключение о наличии глубинных течений в океане из более высоких широт к экватору. Не менее важны были и исследования экспедиции, касающиеся солености и плотности вод океана. Ленц неопровержимо доказал, что плотность и соленость вод вблизи экватора меньше, нежели в субтропиках. Тем самым было опровергнуто распространенное в те времена утверждение о том, что у экватора вода наиболее соленая.

Методы и приборы Ленца остались на вооружении океанографов и до наших дней.

Гидрохимическими и магнитными исследованиями океана много занимался знаменитый русский мореплаватель Федор Петрович Литке. Славу принесли ему наследования арктических вод, берегов Новой Земли и Камчатки, проведенные им за время с 1821 по 1825 годы.

В 1826—1829 годах Литке возглавлял очередную русскую кругосветную экспедицию. В разных пунктах океана, на разных широтах и долготах он производил с помощью маятника измерения силы земного тяготения. Следил Литке и за изменениями магнитного поля Земли. Приливы и отливы также были объектом его внимательного изучения.

Наука об океане упорно и настойчиво копила факты, чтобы затем занять свое место в ряду других наук. Ее право на самостоятельное значение утверждали своими трудами и русские исследователи С. О. Макаров и Ю. М. Шокальский.

Макаров начал вплотную заниматься океанографией с 1881 года, и с тех пор она навсегда становится второй областью его деятельности. И где бы он ни плавал, в каких бы водах ни приходилось ему бывать, он везде неустанно проводил научную работу и в первую очередь океанографические исследования, отлично понимая важность познания физических условий, в которых приходится действовать морякам.

Три вопроса были поставлены исследователем. Вначале эти вопросы казались частными. Однако решения их были даны с таким блеском и широтою, что послужили основой для раскрытия общих проблем океанографии.

Макаров обнаружил странное явление: в проливе Босфор, соединяющем Черное море с Мраморным, существовало одновременно два течения — верхнее и нижнее. На поверхности вода текла от Черного к Мраморному морю. На глубине свыше 20 метров вода двигалась обратно, от Мраморного моря к Черному.

Используя батометр Ленца, глубоководный термометр, измеритель удельного веса воды и собственной конструкции измеритель скорости течения, Макаров произвел свыше 9 тысяч исследований разного рода. Анализ их позволил раскрыть существо загадочного явления.

Оказывается, верхнее течение определяется разностью уровня Черного и Мраморного морей, объясняющегося постоянным притоком пресной воды рек в Черное море. Нижнее же течение определяется разной плотностью воды в обоих морях. Тяжелые соленые воды Мраморного моря сильнее давят на нижние слои воды, чем менее соленые воды Черного моря. Таким образом, равновесие нарушается, давление вытесняет нижние слои воды в Черное море, создавая подводное течение. Течение разделяется промежуточным, нейтральным слоем, который в науке так и назван «(Макаровским слоем».

Решая эту проблему, Макаров не только дал правильное представление о структуре водных масс Черного моря, но одновременно затронул одну из существенных проблем океанографии — характер процесса перемешивания водных масс.

Опубликованная им замечательная работа «Об обмене вод Черного и Средиземного морей» решила важнейшую проблему в познании общей циркуляции вод океана, проблему плотностных течений.

А немо метр Л омоно-

сова.

Результаты исследований Макарова получили название «классической проблемы океанографии», они способствовали разрешению практических и теоретических задач новой науки. Академия наук отметила талантливую работу присуждением Макарову премии.

Второй крут вопросов, блестяще разрешённых Макаровым, относится к исследованиям, которые он проводил во время кругосветного плавания на корвете «Вйтязь».

Выйдя в это путешествие в 1886 году и проплавав три года, океанограф по-бывал в различных пунктах Мирового океана. Используя современную аппаратуру и передовые методы исследования водных масс, Макаров приобрел богатые данные для научного обобщения.

В 1894 году появился капитальный труд «Витязь» и Тихий океан». На основе исследований Макаров решил комплекс теоретических вопросов. Изучение тепловых условий водных масс позволило составить схему течений Тихого океана и прилегающих морей, а также проанализировать экваториальные течения и наметить линии раздела между холодными и теплыми водами.

Одновременно Макаров установил, что глубинные однородные воды в океане, лежащие ниже двух тысяч метров от поверхности, — это несме-шивающиеся воды антарктического происхождения, когда-то погрузившиеся вниз, как более холодные и плотные массы. Они распространяются к северу, пересекают экватор и заполняют котловину северной части Тихого океана.

Наконец здесь же Макаров выдвинул идею о влиянии на морские течения отклоняющей силы, которая возникает благодаря вращению Земли, согласно известному закону Кориолиса.

Третий круг вопросов, поставленных и решенных Макаровым, относится к проведенному им на знаменитом ледоколе «Ермак» исследованию северных морей и ледовых режимов.

Выйдя в плавание в 1901 году, крупнейший ледокол мира, ведомый ученым-океанографом, стал первой плавучей базой по изучению Арктики. Корабль был оснащен прекрасным оборудованием и приборами.

В своем труде «Ермак» во льдах», опубликованном в 1901 году, Макаров рассказывает не только о строительстве ледокольных кораблей и о плавании в полярных широтах, но и поднимает целый ряд теоретических вопросов о плотности и других свойствах льда, о вглиянии на распределение льда вращения Земли, о температурном режиме северных морей и т. д.

В 1904 году смерть на боевом посту во время войны с Японией прервала плодотворную жизнь ученого.

Достойным продолжателем его в области океанографии был Юлий Михайлович Шокальский (1856—1940).

Многие сотни научных работ, посвященных проблемам молодой науки, были написаны Шокальским за его плодотворную жизнь, заполненную путешествиями.

Однако самой крупной работой воистину мирового значения явилась его обобщающая «Океанография», вышедшая в январе 1917 года. Этот труд окончательно утвердил новую науку в ее правах, и до настоящего времени в области океанографии его следует считать непревзой

денным. В своем произведении ученый раскрывает взаимосвязь всех сложных процессов, протекающих в водной оболочке нашей планеты. Это отличает труд отечественного ученого от крупных работ зарубежных исследователей — англичанина Меррея, француза Туле и немца Крюммеля, которые, обстоятельно разбирая явления, происходившие в океане, не раскрывали, однако, их взаимосвязи.

Ю. М. Шокальским дается замечательная классификация режимов океана, анализируется статика и динамика различных процессов, исследуется распределение воды и суши, физико-химические свойства вод.

Очень плодотворно трудился выдающийся ученый в годы советской власти. Он руководил научными институтами, преподавал в высших учебных заведениях, участвовал в работе многих международных научных съездов и конференций.

Именем Шокальского названы острова, проливы, горные пики, ледники, озера и морские течения в различных частях света.

Выдающийся представитель советской океанографии профессор Константин Михайлович Дерюгин (1878—1938) начал свою деятельность задолго до Великой Октябрьской революции, но главные труды создал уже в наше время. Дерюгин тщательно изучил режимы Белого и Баренцева морей, а также Финского залива. Труды К- М. Дерюгина и другого видного океанографа, впоследствии почетного члена Академии наук, Н. М. Книповича (1862—1939) по атлантической циркуляции помогают ныне исследованию причин потепления Арктики.

Экспедиции прославленных судов «Садко», «Малыгин», «Челюскин», «Седов», «Таймыр», героические дрейфы станций «Северный полюс», отважная работа полярников на многочисленных зимовках обогатили океанографию севера ценнейшими исследованиями.

Изучаются и южные воды нашей страны. Подробному исследованию вод Азовского моря посвятила свою деятельность экспедиция Т922—1927 годов, руководимая Н. М. Книповичем. Продолжив дело, начатое Макаровым, организовал Черноморскую экспедицию Ю. М. Шокальский.

Создана сеть океанографических станций, которые изучают жизнь морей, омывающих берега нашей Родины.

Океанография решает свои задачи и в лабораториях. Академик П. П. Лазарев произвел замечательные опыты: воспроизвел в искусствен-йом бассейне сложную картину океанских течений. Тем самым советский ученый положил начало моделированию морей и океанов, а этот метод помогает выведать у природы самые ее заветные тайны.

Океанограф академик В. В. Шулейкин исследует физические процессы, происходящие в море. Он прославил советскую науку открытием «голоса моря» — неслышимых звуков, идущих намного впереди надвигающегося шторма. Создав приборы, улавливающие эти звуки — сигналы приближающейся опасности, ученый дал в руки океанографов новое замечательное средство для прогнозов погоды моря.

Значительны работы в области океанографии советских ученых Н. Н. Зубова и В. Ю. Визе, пользующихся известностью во всех странах.

Заканчивая рассказ о людях, создавших науку о водной стихии, вспомним прекрасные слова Ю. М. Шокальского, сказанные им во

введении в «Океанографию»: «Русские люди должны знать и помнить, что сделано славного предшествующими поколениями, гордиться этим и в свою очередь дать возможность и право потомкам так же относиться и к ним самим».

Не менее значительны заслуги отечественной науки в исследовании второго мирового океана — воздушного.

В любой отрасли народного хозяйства метеорология несет свою службу. Она предупреждает о непогоде летчиков и моряков; учитывая ее прогнозы, работники сельского хозяйства заблаговременно принимают меры для сохранения урожая от стихийных бедствий. Строителям она помогает выбирать наилучшие места для возведения городов, селений и здравниц, а конструкторам дает расчетные данные для строительства плотин, мостов и водоотводных труб.

Путешественники и мореплаватели еще в XVIII веке выдвинули задачу изучения погоды. Требовалось найти взаимосвязь погоды с климатом и определить зависимость погоды от тех или иных явлений, происходящих в атмосфере.

Объяснения многим явлениям природы, происходящим в воздушном океане, дал великий Ломоносов. Связав метеорологию «наземную» с изучением атмосферы, Ломоносов указал путь развития разделу метеорологии — аэрологии, изучающей верхние слои атмосферы.

Ломоносов — один из ученых, положивших начало синоптике, разделу метеорологии, занимающемуся предсказанием погоды.

Предвидение погоды Ломоносов сравнивал по ценности с горами золота. Он не раз указывал, сколь важно предсказание погоды для моряков и земледельцев. В 1750 году в «Оде благодарственной» он писал:

Наука легких метеоров,

Премены неба предвещай,

И бурный шум воздушных споров Чрез верны знаки предъявляй,

Чтоб земледелец выбрал время, Когда земли поверить семя,

И дать когда покой браздам...

Ломоносов предлагал соорудить в разных государствах «самопишущие метеорологические обсерватории». Его указания о производстве одновременных наблюдений в разных местах для предвидения погоды на основании сопоставления этих наблюдений осуществлены были лишь сто лет спустя.

Восходящие воздушные токи и облака по М. В. Ломоносову.

Ученый сам конструировал исключительно оригинальные и остроумные метеоприборы. Для измерения скорости ветра им был изготовлен прибор — анемометр. Для наблюдений в море он создал так называемый морской барометр, представляющий собой оригинальное объединение термометра и воздушного барометра. Ему же принадлежит заслуга в создании проекта «аэро-дромической машины» — прибора для исследования верхних слоев атмосферы (об этом мы писали в главе «Новаторы транспорта»).

Ломоносов дал объяснение восходящим и нисходящим потокам воздуха в атмосфере, связывая с этим противотоком возникновение атмосферного электричества.

Аналогичные наблюдения производил в Альпах Соссюр, с именем которого в зарубежной литературе связывают открытие восходящих воздушных токов.

Плодотворно развивал метеорологическую науку в России профессор Московского университета Петр Иванович Страхов (1757—1813).

С 1808 года им были организованы в университете регулярные наблюдения за давлением и температурой воздуха, за направлением и скоростью ветра, за грозами и атмосферными осадками. Ему же принадлежит честь издания первого в России учебника по метеорологии.

В 1810 году В. Н. Каразин — основатель Харьковского университета — наметил план создания метеорологической сети в России, имея целью научное предсказание погоды на основании обработки собранных наблюдений. «Это, — пишет он, — может нас привести к возможности предсказывать погоду не только на данное время года и на данное место, но и на целый год вперед».

В 1835 году в Петербурге была построена обсерватория для производства магнитных и метеорологических наблюдений. Слава этого научного учреждения распространилась далеко за пределы страны. «Россия, — писала французская газета «Сьель», — основала без всякого шума Главную физическую обсерваторию, имеющую огромное значение».

Русская обсерватория вскоре стала центром, где собирались и обрабатывались метеорологические сообщения из разных русских городов —

Екатеринбурга, Нерчинска, Барнаула. Сюда посылались нужные сведения и из городов других стран.

Аэрологические исследования получили плодотворное развитие в трудах русского ученого Я. Д. Захарова (1765—1836).

В 1804 году Захаров совершил свое знаменитое «плавание» на аэростате, во время которого

Павловская обсерватория■

Высотомер Д. И. Менделеева.

он производил измерения температуры, брал пробы воздуха на разных высотах и вел наблюдения за воздушными течениями.

Дальнейшие успехи русской аэрологии связаны с деятельностью Д. И. Менделеева. Великий ученый понимал, какое значение для науки и техники имеет всестороннее изучение воздушной стихии. Менделеев придавал большое значение исследованию восходящих и нисходящих потоков воздуха, его плотности, а также движению воздушных масс з атмосфере. Стремясь восполнить существовавшие тогда в аэрологии проблемы, он сам решил подняться в воздух. В 1887 году им был совершен полет на аэростате.

«Закон нормального распределения температуры в атмосферных слоях, — писал Менделеев, — следует изучить, узнать и понять, а без того наши метеорологические выводы останутся суждениями краба, ползающего по дну морскому и здесь решающего вопросы морских бурь и изменений».

В 1875 году на заседании Физического общества Менделеев доложил о своем проекте нового «аэростата с замкнутым сосудом». Проект предусматривал устройство герметически закрытой кабины и аэростата. В такой кабине летящий наблюдатель, как указывал автор проекта, может безопасно для жизни вести измерения в атмосфере на любой высоте от поверхности земли, поскольку в кабине будут поддерживаться нормальные для организма температура и давление. Снаружи гондолы, по проекту Менделеева, должны были крепиться самопишущие приборы. Все показания этих приборов будут видны из гондолы. Для подъема в более высокие слои атмосферы Менделеев предлагал наполнять оболочку аэростата не светильным газом, как это делалось тогда, а водородом. Нетрудно узнать в проекте Менделеева прототип современного стратостата.

Дмитрию Ивановичу Менделееву принадлежит идея пуска в верхние слои атмосферы шаров-зондов, или, как он их называл, небольших «аэростатов с приборами, которых запись может быть прочтена, если пущенный аэростат будет найден». Исследованию верхних слоев атмосферы он придавал огромное значение, указывая, что в слоях, отдаленных от Земли, нужно искать те места, где образуется большинство метеорологических явлений, наблюдаемых на земной поверхности.

В начале XX века в Павловской обсерватории В. В. Кузнецов организовал регулярное наблюдение атмосферы с помощью воздушных змеев с прикрепленными к ним самопишущими приборами. Там же с целью исследования свободной атмосферы значительно раньше, в 60-х и начале 70-х годов прошлого года, производил свои полеты на аэростате метеоролог Михаил Александрович Рыкачев (1840—1919).

В Павловской обсерватории были сконструированы и пущены в воздух первые шары-зонды: бумажные или резиновые шары, наполнен

ные водородом. К ним цривешивалась коробка с самопишущими приборами. Аэрологи пользуются изобретенным советским ученым Л. А. Молчановым радиозондом — прибором, представляющим собой летающую метеорадиостанцию. Стрелки этого прибора следят за температурой, давлением, влажностью и, скользя по контактам, замыкают цепь электрического тока, посылая радиосигналы на Землю.

На службу исследователей самых верхних слоев атмосферы теперь пришла ракета, высота ее подъема определяется сотнями километров.

❖ * *

Изучение взаимоотношений земли, атмосферы, действия солнечного тепда переросло в науку о климате — климатологию.

Ценные исследования в этой области, как это признано мировым научным общественным мнением, были проведены и учеными России.

Профессор Московского университета Михаил Федорович Спасский (1809—1859) трудами в области метеорологии значительно опередил науку своего времени.

Научные труды Спасского «Критическое исследование о климате Москвы» (1847 г.) и «Об успехах метеорологии» (1851 г.) явились краеугольными камнями науки о климате.

Только в 20-х годах нашего века получила признание идея Спасского о том, что атмосфера — это гигантская арена борьбы двух воздушных потоков — полярного и экваториального.

Спасский всемерно стремился превратить метеорологию в точную науку. Он утверждал, что все атмосферные перемены можно объяснить с помощью физических законов и математически точно предсказывать погоду, оперируя формулами и уравнениями физики.

Идея предвычисления погоды, провозвестником которой был Спасский, сейчас претворяется в жизнь советскими метеорологами.

В своих книгах Спасский давал определение климата уже на основании выявленной им взаимосвязи происходящих в атмосфере явлений. Так от метеорологии отпочковался новый раздел, развившийся потом в науку климатологию.

Основателем русской климатологии является знаменитый ученый Александр Иванович Воейков (1842—1916), о котором как о путешественнике говорилось в предыдущей главе.

Перед нами лежит книга, выпущенная в 1884 году: «Климаты земного шара, в особенности России». В ней Воейков, обобщив данные своих предшественников и собственные исследования, создал учение о климате Земли, указав при этом пути развития климатологии на «последующее полустолетие».

Эта книга, писал академик Л. С. Берг, есть .«плод ума, одаренного необычайной способностью схватить причинные связи явлений, ума чисто географического и необычайно разностороннего, изощренного как обширными путешествиями в разных частях света, так и изучением самой разнообразной литературы предмета».

Первые страницы труда Воейкова показывают на взаимосвязь Земли и Солнца. Здесь он рассматривает климатологию как «приходо-расходную книгу» солнечного тепла, получаемого земным шаром с его воздушной и водной оболочками.

Вода, утверждал Воейков, которая занимает поверхность на земном шаре в несколько раз большую, чем суша, является аккумулятором тепла; вследствие своей подвижности вода переносит огромное количество тепла из одной местности в другую. А теплые течения существенным образом отражаются на температуре земной поверхности. Вода морей, озер и океанов служит прекрасным регулятором температуры, она смягчает резкие холода и умеряет жар.

Ветер Воейков рассматривает как передаточный механизм тепла. С движением воздушных масс, указывает он, связаны атмосферное давление и осадки. Осадки и испарения тоже получили в трудах Воейкова объяснение как факторы, определяющие климат.

Снег и лед, отмечает ученый, по-иному влияют на климат местности, чем вода. Снег отражает 85 процентов солнечных лучей, в то время как вода отражает всего лишь 5 процентов, то есть в 17 раз меньше. Солнечное тепло почти полностью идет на нагревание воды и совсем мало поглощается снегом. Снежный покров — своеобразное одеяло земли, защищающее ее от потерь тепла. Воейков подробно разбирает в своей книге влияние снега на температуру воздуха и на образование центров холода. Воейков создал учение о снежном покрове, за это его и назвали «отцом учения о снеге».

Новое направление в метеорологии создал выдающийся советский ученый Борис Помпеевич Мультановский (1876—1938). Он положил начало долгосрочному прогнозу погоды. На основании тщательного изучения данных метеорологии он составлял прогнозы погоды на несколько месяцев вперед.

Было установлено, что погода «передвигается» с запада на восток в соответствии с общей циркуляцией атмосферы. Мультановский своими работами доказал, что на это движение время от времени накладывается еще движение воздушных масс с севера.

Погода для нашей страны, а также для Западной Европы, пишет он, «делается» на севере. Там, на севере, время от времени происходит отрыв от массы холодного воздуха огромнейших воздушных «капель». Эти громадные «капли» холодного воздуха начинают потом передвигаться, и если мы знаем, по какому пути идет их движение, то можем предсказывать погоду в районах, над которыми проходит холодное течение. Эта теория Мультановского нашла блестящее подтверждение.

Советские ученые поставили на службу долгосрочному прогнозу математику. Они рассматривают атмосферу как смесь газов, водяных паров и взвешенных в воздухе механических примесей. Передвижение этих веществ подчинено законам механики. Температурные же изменения в них зависят от законов термодинамики. Исходя из этого, ученые могут облекать закономерности поведения земной атмосферы в математические формулы. Ныне ученым, занимающимся прогнозами погоды, помогают электронно-вычислительные машины.

Наука все глубже и глубже проникает в познание законов природы, управляющих жизнью суши, воды и воздуха.



Истории, рассказы о русской науке и технике, Болховитинов В. 1957