ВКЛАД В СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ НАУКИ


ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКАЯ НАУКА

Опыт русских земледельцев издавна представлял собой ценнейшую сокровищницу агротехнических знаний.

В Москве, на том месте, где ныне раскинулся Измайловский парк культуры и отдыха, около трехсот лет назад находилось большое хозяйство, обслуживавшее царский двор. Управлял этим хозяйством Иван Протопопов.

Сюда привозили лучшие растения, выведенные русскими крестьянами: из Суздаля — крупный горох, белый суздальский, из Пскова — лен-долгунец... Под наблюдением главного садовода Федора Иванова здесь росли тутовые деревья, сеялись семена «бумажного дерева» (то есть хлопка).

В Измайлове имелся виноградный сад площадью в квадратную версту. Саженцы для него привозили из Киева. Занимался этим садом Иванов, у него были помощниками Савелий Леонтьев и Федор Исаков.

Фруктовые измайловские сады — яблоневый, два вишневых и один с грушами и сливами — защищены были с холодной стороны высокими пряслами. Меле фруктовых деревьев росли ягодные кусты — малина, смородина, крыжовник; фруктовые деревья и ягодные кусты приносили богатые урожаи.

На огородах, кроме овощей и «поваренных растений», разводили душистые и лекарственные травы. В парниках выращивали ранние огурцы, арбузы и даже дыни.

Из разных мест России сюда были привезены племенной скот и птица. Свыше двух тысяч голов различного скота числилось на скотном дворе. На речках Измайловке и Пехорке были вырыты пруды, в которых разводилась рыба.

В XVII столетии Измайлово было крупным опытным хозяйством, слава которого разнеслась далеко за пределы Руси. Иностранцы приезжали туда, чтобы познакомиться с мастерством русских земледельцев,

Больше 200 лет назад, когда для получения ценного красителя, заменявшего индиго, и Франция и Германия привозили из далеких стран вайду (растение, содержащее краситель), русские земледельцы сами выращивали это редкостное растение, называемое ими синилом. В Воронежской и Орловской губерниях плантациями этого растения были заняты сотни десятин земли. В одной только Пензенской губернии вайдой было засеяно 500 десятин.

Впоследствии удалось акклиматизировать это растение и в северных областях страны. Профессор Московского университета В. Г. Назаров в начале прошлого века с успехом выращивал вайду в Москве и достиг совершенства в извлечении из нее синей краски,

Интересна история подсолнечника.

В XVI веке в виде дикого растения он привезен был из Америки,

В сороковых годах прошлого века крестьянин слободы Алексеевки Би-рючского уезда Воронежской губернии Бокарев явился инициатором выращивания подсолнечника как масличной культуры.

Посеяв в 1841 году подсолнечник на ргрроде, он после удачных опытов выжимки масла из семян этого растения стал высевать подсолнечник в поле.^

Опыт Бокарева переняли многие крестьяне. В Бирючском уезде в пятидесятых годах прошлого века посевы подсолнечника занимали площадь в 16 тысяч десятин. Вскоре подсолнечник стали разводить в Саратовской, Полтавской и других губерниях.

Русское земледелие накапливало знания о почве, о ее обработке, о питании растений. Выдвинулись талантливые теоретики земледелия.

В 1771 году вышло в свет сочинение профессора земледелия Москов* ского университета Матвея Ивановича Афонина «Слово о пользе, знании, собирании и расположении чернозему, особливо в хлебопашестве».

В своем труде Афонин указал на необходимость изучения почв в масштабе целой страны. Нужно знать, каковы почвы в каждой деревне, в каждом уезде, в любом уголке России, тогда можно будет, считал ученый, удобрением и влагозадержанием изыскать способы «к изобильнейшему рождению и умножению хлеба». Как мы увидим дальше, начал претворять мечты Афонина в жизнь В. В. Докучаев.

Говоря о влагозадержании, Афонин советовал для задержки талых и дождевых вод проводить на полях поперечные борозды. Такой способ применяется и в современной земледельческой практике,

Развитию агрономической науки* много способствовал замечательный естествоиспытатель Андрей Тимофеевич Болотов (1738—1833).

Научное наследство его состоит из 448 печатных работ; он был выдающимся агрономом, блестящим ботаником и замечательным экономистом.

Болотов обобщил многовековой опыт борьбы русских крестьян с сорняками — злейшими врагами земледелия; составил прекрасную классификацию сорняков и описал способы борьбы с ними.

Изучая семена сорных трав, Болотов установил, что многие из них способны сохраняться в почве несколько лет и вдруг, как бы неожи-

Иван Владимирович Мичурин в своем саду.

данно, давать всходы. Так, в «лебе-дяные годы» вместо посеянной ржи родится «наигустейшая лебеда», — это проросшие при благоприятных условиях семена сорняков заглушили культурные растения и погубили урожай.

Болотов предложил очень простой и удобный способ очистки пшеницы, засоренной семенами вики.

На наклонный стол с гладкой поверхностью ссыпается зерно. Округлые семена вики быстро скатываются и падают дальше от стола, а пшеница остается возле него. Этот принцип разделения семян лег впоследствии в основу конструкций сортировочных машин типа «горка» и «змейка».

Важное условие для успешной борьбы с сорными травами — это правильная обработка почвы и прополка, указывал Болотов.

Даже навоз засоряет почву семенами сорняков, не переварившихся в желудке животного, и поэтому особенно много сорняков бывает после удобрения земли свежим неперепревшим навозом. В работе «Об употреблении скотского навоза» (1773) Болотов указывал, как избежать засорения полей.

В работе «Об истреблении костеря в пшенице» Болотов указал способ, как бороться со злостным сорняком пшеницы — костёром.

С учением о борьбе с сорняками Болотов выступал неоднократно в русской печати.

Новатором оказался Болотов и в вопросе о питании растений. В то время еще многие ученые поддерживали водную теорию питания растений. Болотов писал: «Многие того мнения, что земля не что иное, как сосуд, в котором пища произрастений содержится; а питаются они единою водою, или сыростью...». Русский естествоиспытатель не разделял этого мнения. В 1770 году Болотов опубликовал работу «Об удобрении земель», где доказывал, что для питания растений в почву следует вносить удобрения как органические, так и минеральные.

Болотов не признавал «гумусовой» теории, согласно которой основной пищей растения считался почвенный перегной — гумус. Он отстаивал и пропагандировал ‘более прогрессивное направление в науке о питании растений, согласно которому питательные вещества берутся растительными организмами и из воздуха, и из воды, и из почвы.

Болотов был одним из первых ученых, пропагандировавших насаждение лесов.

Занимался Болотов и проблемой севооборота. В 1771 году в своей книге «О разделении полей» вместо существовавшей в России паровой системы земледелия в форме трехпольного севооборота он предложил

36 Рассказы

Волотов предложил принцип отделения округлых семян вики от зерен пшеницы.

выгонную систему. Эта система предусматривала использование «отдыхающих» от посевов угодий в качестве пастбищ для скота.

Эту систему Болотов проверил на практике в имении Дворяниново и предлагал ее для широкого распространения. Плодородие почвы увеличивается, писал он, так как в ней за три года накопляется корневая залежь отживших трав, а выгон скота на пастбище дает хорошее унавсь живание.

Он доказал на практике, что не может быть общего севооборота для нескольких стран, так как почва, климат и другие условия в разных странах и даже в разных частях нашей огромной страны неодинаковы. «Что хорошо для небольшого клочка земли в Англии, не годится для необозримых русских полей», — писал он.

Такие страницы сочинений Болотова были направлены против помещиков — «англоманов», слепо переносивших в Россию опыт английского земледелия.

В «Экономическом магазине» — журнале, выпускавшемся А. Т. Болотовым вместе с известным передовым общественным деятелем XVIII века Н. И. Новиковым, — было опубликовано интересное сообщение об опытах посева яровой пшеницы под зиму. Автор статьи писал:

«Уже тому назад другой год, как сделал я опыт в посеве обыкновенной летней пшеницы под зиму. Земля для сего вспахана на высоком, ровном месте осенью; и как скоро наступили такие морозы, от которых земля ночью несколько замерзала, а днем от солнца распускалась, то есть в последних числах октября и в начале ноября месяцев, то засеивал я мою пшеницу, которая и родилась крупнее и лучше сеянной весною таковой же пшеницы. Стужа зимняя не делала ей никакого' вреда., только б она не взошла осенью».

В указанном журнале Болотов напечатал сотни статей под разными фамилиями, пропагандируя свои нововведения в сельском хозяйстве. Можно думать, что и эта статья явилась изложением его опытов, хотя подписана она была именем «Трудолюба Сенгилеева из города Симбирска».

Болотова неоднократно награждало Вольное экономическое общество. Так, в 1770 году он получил Большую золотую медаль за сочинение «Наказ для деревенского управителя» — практические советы для управляющих сельскохозяйственными имениями. Через год общество присудило ему серебряную медаль за сочинение «О разделении полей».

Большой вклад в агрономическую науку сделал замечательный русский агроном XVIII века Иван Михайлович Комов (1750—1792).

В 1788 году он опубликовал свой труд «О земледелии» — руководство по агротехнике сельскохозяйственных культур.

В этой книге Комов говорил о глубокой связи агрономии с другими науками, приводил сведения о жизни растений.

Описывая воздушное питание растений, Комов указывал, что листья растений при освещении «очищают» воздух, а в темноте «загрязняют».

Много внимания уделил Комов и почвенному питанию растений. Считая навоз главным видом удобрения, он не был и против минеральных удобрений, хотя указывал, что бывают случаи, когда минеральные кислоты и соли вредят растениям. Комов писал: «Известь, золу и прочие в надлежащую пору на пристойную землю и в довольном количестве употреблять, и так же осторожно с ними обходиться надобно, как лекари

с лекарствами... дабы вместо врачества не дать яду и больного не отравить, вместо того чтобы вылечить».

Говоря о навозном удобрении, Комов подчеркивал, что оно улучшает структурные свойства почвы.

Указывал Комов и на необходимость известкования кислых почв. Для глинистых почв он рекомендует известняк, «ибо хорошее оного на глинистую почву действие лет двадцать и более продолжается; потому что он глину не только делает рыхлу, но, будучи известного свойства, всякую кислоту, в глинистой по большей части земле находящуюся, истребляет». Указанные у него нормы добавки извести в почву совпадают с современными.

Комов разработал методы химического анализа почв, позволявшие выявлять необходимость добавления в почву нужных растению питательных веществ.

Как и Болотов, Комов считал, что надо увеличивать травосеяние и овощеводство, — это приносит пользу и хлебопашеству и скотоводству: хлеба получают лучшую почву, а скот — хороший корм. Чем больше скота, тем больше навоза, тем богаче будут урожаи.

Руководствуясь принципом: «лучше с мала получить много, чем с много мало», Комов предлагает перейти к наиболее интенсивной системе земледелия — плодосмену. Эта система предусматривает использование земель, «отдыхающих» от посевов зерновых культур, под посадку овощей, поскольку овощи накапливают в почве те элементы, которые необходимы для питания зерновых культур.

Ко многому из того, о чем писал Комов еще в 1788 году в книге «О земледелии», ученые других стран пришли значительно позже.

Комов предлагает добавлять в почву в умеренном количестве поваренную соль, а также размолотые кости, рыбные отходы и золу. О необходимости добавок этих же веществ говорил и знаменитый немецкий агроном Тэер.

В своей книге Комов описывает плодосменную систему земледелия. Превосходство ее доказал и Тэер.

Совпадают взгляды у русского и немецкого ученых и в других вопросах. Так, например, Комов разделил растения на две группы: на овощи и многолетние травы и на зерновые. Первые берут из почвы иные питательные вещества, чем зерновые, и, кроме того, обогащают ее, а вторые—истощают. И Тэер приводит точно такое же деление растений.

В разностороннем труде И. М. Комова нашли освещение и другие интересные проблемы. Ученый рассказывает об искусственном оплодотворении растений; он учит, как выращивать цветы с новой окраской.

Ценные мысли находим мы в книге Комова об искусственном лесонасаждении, о способах укрепления берегов рек и оврагов с помощью лесонасаждения.

Комов с гордостью писал, что опыт русского земледелия используется и учеными других стран.

«От начала общества (Вольного экономического общества. — Ред.) по сие время 42 книги, земледельными и достойными правилами наполненные, от общества обнародованы, откуда не только единоземцы, но и иноземцы полезные наставления черпают, переводя оные на свои языки с Российского».

о

ЗЕМЛЕДЪЛШ.

ПИСАНО

И В 4 Н О М Ъ КО МО вы м%

Коллежским* Ассегсором*,Москов-скаго Директора Економ1и Помощником*, землед1шя и других* н»-У'М> Профессором*, Больнаго Еко* номическаго и Батекаго для обо-ДРСН1Я ЗСМЛГД*Л!Я рукодЪлсй и торгов* учрежденнаго Общества Членом*

шь м ос к вб

вь тнлографт П Он»мери а

Титульный лист книги И. Комова.



Истории, рассказы о русской науке и технике, Болховитинов В. 1957