Газета Социндустрия 11 мая, 1980 год, страница 2

Проще, но не лучше

Рассказывают, известному композитору один пианист предложил исключить из партитуры отдельные места - слишком трудны для исполнения. Композитор, конечно, отказался: музыка многое потеряла бы от этого.

Нечто похожее происходит сейчас в экономике строительства. Тут тоже раздаются голоса — как бы упростить выполнение решения ЦК КПСС и Совета Министров СССР о переходе в одиннадцатой пятилетке к более строгому измерению производительности труда — одному из основных показателей эффективности работы строительного конвейера. Считаем, нужно внимательно разобраться, откуда появились такие предложения и куда они ведут. Сделать это тем более важно, что в последнее время хозяйственные руководители, плановики, экономисты все чаще обращаются за разъяснениями, как практически готовиться к применению показателя нормативной чистой продукции, а ясного ответа мы им дать не можем.

Почему же до сих пор нет единого мнения по этому вопросу? Казалось бы, ответ на него строители должны получить давно. Еще в 1973— 1976 годах проводился экономический эксперимент, целью которого было научиться определять конкретный вклад каждого коллектива — вновь созданную им стоимость. И тем не менее, когда июльским (1979 года) постановлением партии и правительства была определена перестройка работы, оказалось, что мы не вполне готовы это выполнить.

А проблема с каждым днем становится все актуальнее. Некоторые строительные организации уже на деле опробовали те показатели, что будут повсеместно применяться в очередном пятилетии. Многие сейчас вдумчиво и серьезно готовятся к тому же. И те, и другие видят: без точного измерения собственного трудового вклада, без умения планировать на этой основе производительность труда (а значит, и фонд заработной платы) будет трудно сохранить гармонию всех оценочных показателей: ввода объектов, товарной строительной продукции и прибыли.

Эта проблема особенно остра в промежуточные периоды строительства, когда для организаций не предусмотрена сдача объекта, а следовательно, нет и товарной строительной продукции. Такие периоды на сооружении крупных заводов тянутся даже не год-другой — несколько лет. И если все это время производительность труда планировать, как прежде, по «валу» (сметной стоимости строительно-монтажных работ), то велик риск вконец запутаться с оценкой деятельности коллективов.

Опасения не надуманны. Вот типичная ситуация, взятая прямо из живой практики. Мы сравнили работу двух трестов — «Мосжилстроя» и «Мособлсельстроя-24» за одинаковый промежуток времени — за семь лет. Выработка, исчисленная по валовой продукции, у первого треста увеличилась на 12,1 процента. У второго — на 41,4, то есть росла в три с лишним раза быстрее. Казалось бы. сельских строителей за такую работу надо на руках носить! Но дело в том, что «отличились» они за счет применения в последние годы' более дорогих материалов и конструкций. Если же пересчитать выработку по чистой продукции, то есть по затратам лишь собственного труда, то результаты получаются прямо противоположные: в первом тресте она возросла на 31,1, во втором - упала до 70,8 процента. Как видите, для двух мнений нет оснований — второй показатель более точно измеряет действительный успех строительной организации.

Что же помешало взять на вооружение надежный экономический ориентир? Оглядываясь в прошлое с сегодняшних позиций, следует самокритично признать, что эксперимент с самого начала проводился без должной подготовки. Его участники не имели единой нормативной базы. Каждая экспериментирующая организация создавала показатели чистой продукции на свой лад, в меру подготовленности к выполнению поставленной задачи. Из-за такой «автономии» сильно пострадала объективность результатов и их сопоставимость. Другой просчет в том, что эксперимент был прекращен, как только появилась мало-мальская возможность подвести итоги. Если в промышленности аналогичная работа все время расширялась и сейчас показателем чистой продукции пользуются около восьмисот предприятий, то в строительстве этот измеритель применяли всего менее двух десятков организаций, и то в течение лишь четырех лет. Только предприятия Главмоспромстройматериалов довели дело до конца. А строительно-монтажные организации практически полностью отключились от эксперимента еще в 1977 году.

Есть и третья причина неудачи. О ней надо сказать подробнее. Из семнадцати строительных организаций лишь две экспериментировали с чистой продукцией в том ее виде, который утвердился в промышленности. Остальные работали с так называемой условностной. Чем она условна? Тем, что полностью не освобождена от затрат прошлого труда: стоимость материалов изъята, но оставлены затраты на эксплуатацию строительных машин. Количественно - это в среднем 20-процентная добавка материальных затрат к чистой продукции. А к примеру, по объектам транспортного строительства такое увеличение даже больше: от 30 до 50 процентов. Но главное-то в том, что остаток прошлого труда весьма существенно меняет экономическое содержание показателя. Вместо разно-выгодности работ по материалоемкости появляется проблема разно-выгодности по механо-емкости.

Покажем это на простом примере. При рытье траншей на каждый рубль зарплаты приходится 1,25 рубля затрат на эксплуатацию техники (без учета оплаты труда механизатора). А при устройстве бетонных полов, где машин применяется очень мало, такие затраты составляют всего 2,2 копейки. Теперь, чтобы получить условно-чистую продукцию, сложим чистую (рубль зарплаты) с расходами на механизацию. Что же получается? Своего труда на обоих видах работ вложено одинаковое количество, а «условный» результат, по которому н предлагается оценивать работу строителей, в первом случае составит 225 копеек, во втором — вдвое ниже — 102,2 копейки. Вот она, разно-выгодность работ, от которой мы так старались уйти! А к каким перекосам это приводит в практике капитального строительства, нынче уже каждый наслышан.

И потому мы стоим на твердой позиции: надо в точности следовать духу и букве постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР. А в этом документе подчеркивается: «...осуществить в 1979—1980 годах мероприятия по подготовке сметно-нормативной базы для постепенного перехода в одиннадцатой пятилетке к планированию производительности труда в строительно-монтажных организациях по чистой продукции (нормативной) или другому показателю, более точно отражающему изменения в затратах труда...» Обратите внимание:   более точно, а не менее, как это происходит из-за «условного» довеска к чистой продукции!

Выходит, нельзя останавливаться на половине дороги к очищению показателя от прошлого труда, оставляя изрядную часть его завуалированной туманным словечком «условно».

У наших оппонентов, сотрудников НИИ экономики строительства — другого института Госстроя СССР, есть свои доводы в защиту условно-чистой продукции. Они нашли отражение, например, в их книге «Проблемы совершенствования экономических методов и организационных форм управления строительным производством», выпущенной Стройиздатом в 1978 году. И хотя, на наш взгляд, эти доводы не выдерживают критики (недаром же в пользу именно чистой продукции голосуют экономисты и плановики, скажем, союзных ЦСУ, Минсельстроя, Минтрансстроя), в общем-то, можно признать нормальным, что два научных учреждения имеют разные точки зрения.

Ненормально вот что: до сих пор нет твердой позиции у некоторых специалистов отдела сметных норм и ценообразования Госстроя СССР. Там упорно держатся за «условный» остаток прошлого труда. И не потому, что условно-чистая продукция как таковая им больше по душе, нежели чистая. Просто последнюю труднее сейчас рассчитывать: затраты на технику глубже запрятаны в комплексных показателях капитального строительства, чем затраты на материалы. Но оправдать подобную позицию нельзя. Ибо «трудно»— вовсе не синоним слову «невозможно». Так стоит ли упрощать счет, искажая экономический смысл измерителя? По нашему мнению, это повлечет за собой слишком большие издержки.
И. СУХАЧЕВ, директор ВНИПИ труда в строительстве.

А. ШЕВЕЛЕВ, заведующий сектором института. МОСКВА.

Единственная в стране

На Неманском целлюлозно-бумажном заводе прошло заседание Государственной аттестационной комиссии. На суд специалистов была представлена бумага жиро-влагостойкая. Неманский завод — единственный в стране, освоивший выпуск такой бумаги.

В период освоения нового вида продукции на предприятии введены дополнительная очистка целлюлозы, установка по определению градуса щепы, регулятор концентрации массы.

От предприятий мясо-молочной промышленности—потребителей этого вида продукции — получены положительные отзывы. Аттестационная комиссия приняла решение о присвоении бумаге жиро-влагостойкой государственного Знака качества.
В 1980 году неманчане выпустят 1.300 тонн этой продукции.
В. КУЛИКОВА, инженер лаборатории Госнадзора за стандартами и измерительной техникой. КАЛИНИНГРАД.

Вшестеро мощнее

Начавшаяся реконструкция завода медицинского стекла позволит увеличить выпуск продукции в шесть раз. Проект предусматривает обеспечение высокого уровня механизации и автоматизации основных и вспомогательных процессов.
Ю. АНТРОПОВ. (Наш соб. корр.). КУРСК.

Новинка для камвольщиков

На душанбинском заводе «Таджмктекстильмаш» имени Дзержинского заканчивается изготовление установочной серии прядильно-самокруточных машин «ПСК-225-ШГ». Они предназначены для производства шерстяной пряжи.

Новые машины принципиально отличаются от подобного оборудования тем, что они значительно меньше по габаритам, намного легче, а самое главное — производительнее. Каждая такая машина в десять—двенадцать раз превышает производительность ныне применяемого оборудования.

Разработана новинка коллективами двух московских институтов ВНИИЛтекмаш и ВНИИ-шерсти, а также СКБТМ города Костромы, Производственные испытания прошли на Московской шерстопрядильной фабрике и показали отличные результаты.

Уже в текущем году таджикские машиностроителе приступят к серийному производству «ПСК-225-ШГ». До конца года предполагается выпустить 60 прядильно-самокруточных машин.
П. ЛАПТЕВ. (Наш соб. корр.) ДУШАНБЕ.

Ремонт на конвейере

Все автомобили колхозов и совхозов района сегодня приняла на обслуживание техническая станцияг вступившая в строй в Пучеже. Здесь установлены конвейерные линии, которые оснащены современным оборудованием для профилактики, диагностики и ремонта машин.

В городе уже действуют специальные службы по уходу за тракторами, комбайнами, оборудованием животноводческих ферм. С вводом новой станции завершено создание базы для технического обслуживания всех видов сельскохозяйственной техники.

В результате кооперации сил и средств хозяйств и агропромышленных организаций подобные центры технического сервиса грузовиков организованы в большинстве районов области. В них налажено также массовое восстановление дефицитных узлов и деталей.

А. ФРАНКОНСКИЙ. (Корр. ТАСС). Ивановская область.

Счет бережливых

Главный материал для производства тафтинговых ковров здесь — капроновый жгутик. Как правило, до конца он не срабатывается. По нормам на эти отходы отводится полтора процента от общего метража. Новаторы Караккумского коврового объединения предложили концевые остатки жгутика собирать с бобин в сводную партию и использовать для окантовки рулонов. Теперь в дело уходят все отходы. Сбереженного в течение года сырья хватит на выпуск дополнительно к заданию 40 тысяч квадратных метров ковровых изделий.
Л. ПАВЛОВ. КАЙРАККУМ.

Недалеко от Чарджоу ш Туркменской ССР идет сооружение нефтеперерабатывающего завода. Здесь уже создана промышленная база, а на головной установке по переработке нефти начат монтаж крупнотоннажного оборудования.

На снимке: идет монтаж оборудования.
Фото С. Панова. («Социалистическая индустрия»).