Наша школа—классовая


3. Наша школа—классовая.

Было время, когда у нас имелись расхождения, недомолвки и по вопросу о том, должна ли быть школа классовой или нет. Опять-таки не кто иной, как тов. Ленин, поставил этот вопрос во всей его величине и указал на то, что школа у нас, действительно, классовая. Она классовой была всегда, только с той разницей, что раньше она служила другому классу—классу помещиков и буржуазии. Мы и сейчас ни в какой мере не собираемся прятать голову под крыло и говорим прямо и опре-

л

деленно: да, ваша школа есть классовая школа. Тов. Ленин, об‘-ясняясь с учителями в 1918 году, говорил:

сИные нас упрекают в том, что школу мы делаем классовой. Но школа и была таковой во все время своего существования.- Если сейчас мы видим саботаж со стороны учителей высшей школьной ступени, то это показывает, что эти учителя хотят монополизировать нашу школу, сделать ее орудием классовой борьбы, сделать ее оружием, направленным' против рабочих и крестьян. Да чем же собственно и вызвана хотя бы эта, продолжающаяся уже 5-й год бойня, как не тем, что школа была использована врагом трудового народа в своих целях. В школе старого типа ребенку неминуемо внушаются национальные предрассудки, разжигается ненависть к другим народам, к рабочим другой национальности. Юная мысль затемняется глупыми предрассудками. Школы в буржуазных странах насыщены ложью, клеветой в угоду буржуазии. Чувство ненависти к отдельным национальностям буржуазия как нельзя лучше использует в своих целях во время войны, которая дает ей колоссальный барыш».

.....Школа у нас не может не быть классовой, пока существует класс. Все дело в том, что она раньше служила помещику, царю, буржуазии; теперь она должна начать служить широким массам трудящихся, рабочему классу, крестьянству. Вот два основных класса нашей страны, к ним примыкает вся остальная трудящаяся масса. Мы не скрываем ни на минуту, что школа у нас классовая. Как поступает буржуазия? Буржуазия старается пленить душу ребенка с первых лет его жизни. Взять хотя бы первую песенку, которой учат ребенка. Эта песенка будет непременно «патриотическая». Во Франции песенка в честь Наполеона, в Германии долгое время в честь Вильгельма. Буржуазия поступает тут не глупо. Она заботится о том, чтобы новые поднимающиеся поколения вошли в жизнь, вышли на широкую дорогу с тем умонастроением, какое нужно буржуазии. Тем более это необходимо рабочему классу и крестьянству. Да, мы уже теперь стараемся всеми силами взять в плен, в хорошем смысле этого слова, душу ребенка. Да, мы уже добрались до этого звена, которое называется пионерским звеном, мы оказываем некоторое воздействие на то поколение, которое об'единено пока в слабенькие пионерские организации. Само собой разумеется, по мере того, как будет крепнуть Союз Советских Республик, мы добьемся того, "чтобы все подрастающее поко пение поступало в идейную обработку к рабочему классу и крестьянству, к его представителям. Я спрашиваю вас, что же тут худого с точки зрения трудящихся?

С точки зрения помещиков, с точки зрения буржуазии, конечно, это светопреставление. Как же так? Ребенок с малых лет будет приучаться чтить красное знамя борцов Парижской Коммуны, имена давших в 1905 году провозвестников революции;

ребенок с малых лет будет приучаться чтить труд и уважать трудящихся, рабочих и крестьян. Конечно, с точки зрения буржуазии, сточки зрения владык мира сего, это — светопреставление, а с точки зрения нашего учительства что же здесь худого? Классовый принцип в школе, кроме перечисленного, ничего другого не значит.

По мере роста коммунизма, но мере роста и поднятия нашего народного хозяйства все будет итти в общий котел, и дети различных классов будут перевариваться в этом общем школьном котле и выходить на дорогу взрослыми людьми, чтобы участвовать в строительстве новой жизни с одинаковым умонастроением. Я думаю поэтому, что массовик-учитель не может и не должен возражать против того, что школа является классовой, потому что тот класс, который мы защищаем, это есть не каста (не надо смешивать эти два понятия—класс и каста), не надо смешивать класс рабочих с классом буржуазии и помещиков. Отвлеченно говоря, и тот и другой—класс, но класс буржуазии—это кучка, между тем как класс рабочих, плюс класс крестьян, плюс трудящаяся интеллигенция есть "/100 всего населения в такой стране, как наша, и преобладание в школе классовой точки зрения в этом смысле не есть оскорбление святынь школы; напротив, это есть возможность впервые вырвать знамя школы из тех рук, которые пачкали это знамя. Это значит — поставить науку, культуру и просвещение на службу великому делу. Вот почему я полагаю, товарищи, что еще год-два работы — и рассеются все недоразумения в вопросе о классовой школе.

Г. Зиновьев.



Советская производственно-трудовая школа, А.Г.Калашников