Схема Наркомпроса Украины


2. Схема Наркомпроса Украины.

В чем основные черты этой украинской схемы? Прежде всего она пытается выразить строение всей школьной системы государства от верху донизу.

Боевым моментом этой схемы является именно ее верхний этаж, представляющий систему просвещения для юношества после 15 лет и целиком направленный на отрицание „Основной схемы 1919 года*. Если эта последняя состоит из «левой н правой части, т.-е. из столбовой дороги общеобразовательных учреждений, с одной стороны, и, с другой стороны, из проселочной дороги профтехнического образования, то украинская схема уничтожает целиком это противопоставление. Правая сторона оттесняет левую и разворачивается в соответствии с основными отраслями хозяйственной и государственной жизни. Таким образом вместо двух неравных по об‘ему, по удельному весу и по значимости частей просветительной системы, до известной меры противостоящих одна другой, украинская схема развертывает единую систему профтехнического специально-научного образования.

Индустриальная школа, сельскохозяйственная школа, социально-экономическая, медицинская, педагогическая, художественная — это ее вертикали; профпгкопы, техникумы и институты — это ее ступени. Не трудно видеть, что и по вертикальным размерам и по своим ступеням эта схема проникнута единой идеей „целевой установки" (этот термин привился позже), а следовательно, элемент профессионализации или специализации проникает здесь в самую сердцевину просветительной системы, а не пристраивается к ней сбоку, как это имело место в „Основной схеме 1919 года".

Что это отвечало потребностям хозяйственного фронта, что это вызывалось острыми нуждами текущего периода, этого не отрицали самые ярые противники этой схемы. И, несомненно,

Схема народного образования в Украинской Социалистической Советской Республике.

I

основпые импульсы к созданию этой схемы даны были неотложными вопросами едва развернувшегося тогда необ'ятного 'Хозяйственного фронта. Но исторически совершенно необходимо установить, что уже тогда авторы этой схемы подходили к ней не только под этим углом зрения; уже тогда опи считали, что такая перестановка просветительной системы отвечает не только неотложным нуждам народно-хозяйственной жизни в целом, на что она отвечает также и впутренним, если угодно, имманентным потребностям самой просветительной системы. В об'ясни-тельной записке к украинской схеме уже тогда было курсивом подчеркнуто, что „широкое профессиональное просвещение является не внешним придатком общего образования, а его основным и могучим источником“.

Именно этим украинская постановка вопроса коренным образом отличается от той работы, которую на первом этапе своего развития вел по собиранию и пропаганде профессионально-технического образования Главпрофобр Советской России.

В соответствии с этим принципиальным подходом создавался и конкретный план деятельности.’‘Здесь лучше всего говорить языком того периода. В тезисах, обгоняющих украинскую схему, говорилось:)СВся просветительная работа с юношеством (школьная и внешкольная) строится на базе общественно-полезного производительного труда и по задачам и приемам своим образует единую систему / профессионального просвещения, дающую на каждой данной ступени определенную ступень производственной или организационной квалификации".

В этой системе профессиональное просвещение становится не внешним придатком общего образования, а его основой, источником, Понятие школы 11 ступени, как общеобразовательной, дающей так называемое общее развитие, отвергается. Политика попыток превратить существующие образовательные средние учебные заведения в так называемую вторую ступень трудовой •школы отвергается, как в корне неправильная и бесплодная. /Базой для создания системы профессионального просвещения / юношества становятся профшколы и курсы и в особенности клубы I пролетарских и крестьянских подростков, занятых в производстве. I Специализация в области научного творчества юношей идет через институты и академии и завершается пролетарской академией наук.

Но особенностью этой схемы было также и то, что она не являлась точкой зрения отдельного лица или группы лиц, а была официальной программой, принятой высшим органом, руководившим тогда просвещением на Украине; она была не мате-1 риалом. д,Ж-Лискуссии_, а приказом для практической работы, а поэтому по ней, начиная с марта 1520“ года, началось практическое строительство в громадной стране с почти 30-миллионным населением. Бывают моменты, когда нельзя начинать нового строительства, не ударив предварительно по старым пережиткам

Сторонники украинской схемы просвещения считали, что ломать старую инерцию культурных сил, средств, общественного внимания и общественных привычек вокруг общеобразовательной школы нельзя было, не ударив по этим школам. Если правильна была основная предпосылка Наркомнроса Украины, что перенесение центра тяжести просветительной политики пролетарского государства в область профтехнического образования (говоря словами III с'езда профсоюзов) отвечает не только при входящим потребностям хозяйственного фронта, но и внутренним задачам самого просвещения, то из этой предпосылки можно и нужно было делать выводы, не пугаясь некоторых неизбежных «издержек производства».

Было бы неправильным представить дело так, как будто эта схема не встретила никаких возражений и никакой оппозиции в стране. Напротив, оппозиция была большая и ожесточенная, но она почти исключительно шла из рядов профессионалов гуманитарного просвещения, которые затрагивались в своих вековечных предрассудках и в своих малепьких интересах. Напротив профессионально организованные рабочие и.педагоги по специальным предметам целиком стояли на стороне схемы.

Едва ли здесь нужно перечислять выступления защитников украинской схемы просвещения, которые составляли подавляющее бОЛЫПИНСТ'. о.

В интересах объективности освещения гораздо полезнее напомнить возражения оппонентов. Из них был один тогда еще стоявший внутри Наркомпроса Украины, т. Зандер, который выступил с целым содокладом.

Основная мысль его заключалась в следующем: Наркомпрос Советской России не дал конкретизации единой трудовой школы и поэтому не охватывает практического переустройства просветителей системы в стране. Наркомпрос Украины в своих поисках качнулся слишком в другую сторону. Истина лежит посредине. Профтехническое образование удовлетворяет преходящим нуждам не через него, а параллельно и рядом с ним нужно итти к созданию политехнической школы.

Едва ли стоит доказывать, что это лишь перефразировка основной схемы 19-го года. Но особенно знаменательно было для этого совещания участие в нем представителей Москвы.

Официальный представитель коллегии Наркомпроса РСФСР т. Страшун выступил с резкой критикой украинской схемы, подчеркивая, что единственной настоящей столбовой дорогой являемся путь единой общеобразовательной школы второй ступени^ путь профессионального образования есть путь, вынужденный давлением внешних и преходящих обстоятельствУВторой представитель Наркомпроса Советской России, вернее, Г.павпро-фобра, товарищ О. Аникст, от имени Главпрофобра заявила, что общая линия Наркомпроса Украины признается Главпрофобром РСФСР совершенно правильной и вполне отвечающей социали-

92 —

стическому строительству в области просвещения. {/Это по существу дела было уже выходом на арену всероссийской дискуссии по вопросу о месте профтехнического образования в общей системе советского культурного строительства. Совещание огромным, подавляющим большинством приняло следующее постановление:

«1. Экономический распад и огромное хозяйственное истощение Западной Европы, перспектива уже наступающей там открытой и ожесточенной гражданской войны, с неизбежной растратой хозяйственных ценностей, выдвигает перед советскими республиками (Россией и Украиной) необходимость решать задачи налаживания дозяйства и организации промышленности почти исключительно гигантским трудовым напряжением пролетариата и крестьянства без расчета на сколько-нибудь серьезную техническую помощь Западной Европы.

2. В связи с этим советские республики (Россия и Украина), всегда чрезвычайно бедные, а за вре мя империалистической и гражданской войны еще более обедневшие квалифицированными работниками во всех' отраслях производства, организационной и научно-специальной деятельности, стали перед задачей—ударным темпом, но планомерно и систематически организовать подготовку квалифицированных работников в области специальнонаучной, организационной и в особенности производственной.

3. Задачи хозяйственного и общественного строительства так необ'ятны, ра <меры потребности в квалифицированной силе столь велики, что было бы крупнейшим и опаснейшим заблуждением рассматривать ставку на профессиональное (в особенности профессионально-техническое) образование, как временную уступку скоропреходящим запросам момента, и расценивать профессиональное образование иначе, как одну из основных задач

| всего коммунистического переворота.

4. Этот вопрос о месте профессионального (в частности профессионально-технического) образования в общей системе советского культурного строительства нашел свое достаточно авторитетное решение на^П Всероссийском с‘езде профессиональных союзов, который считает необходимым перенести на него «центр тяжести просвети1ельной политики пролетарского государства», ибо от него зависит разрешение не только вопроса рациональной организации труда, но и окончательного овладения аппаратом производства и хозяйственного управления. При этом III с‘езд глубоко реалистически и бесстрашно указывает, что „депрофессионализация — дело отдаленного будущего". В настоящих условиях всеобщего мирового разрушения и индустриальной отсталости России социализация играет еще и будет играть огромную роль в промышленной жизни.

5. Такая оценка задач и роли профессионального (особенно профессионально-технического) образования с точки зрения экономической и политической глубочайшим образом совпадает

с уроками 2-летнего советского строительства в области просвещения, которые с совершенной очевидностью учат, что профессиональное (особенно профессионально-техническое) образование в период пролетарской революции не может считаться ни искаженным, ни внешним придатком, ни верхней надстройкой общего просвещения, но его настоящим, основным и живым источником.

6. Такая оценка роли профессионального образования в период пролетарской диктатуры заставляет проанализировать и понять его место в общей системе советского культурного строительства с двух точек зрения: 1) с точки зрения взаимоотношений с специальными (профессиональными) элементами в просветительных программах и 2) с точки зрения тех существующих учреждений и ячеек, которые могут послужить опорным пунк-' том при реализации всей системы просвещения.

7. По первому вопросу с совершенной очевидностью необходимо всю систему просвещения представить в виде отчетливого деления по крупным производственным и организационным группам (вертикально) с законченной подготовкой квалифицированного работника в пределах каждой группы и ступени (см. схему НКП).) В связи с этим внутри учебной программы и плана общеобразовательный материал оказывается расположенным вокруг основного специального (профессионального) стержня, при чем элементарная грамотность окажется внизу основного стержня (питая его), а более сложная (общая политическая) грамотность %будет сопутствовать и увенчивать основной стержень (питаясь им).

8. По второму вопросу встает неотложная практическая задача оторвать внимание всего советского аппарата от гипноза так называемых общеобразовательных заданий и общеобразовательной школы, поднять из забвения и запустения все профессионально-технические просветительные учреждения (школы, институты, техникумы, учебные мастерские), в особенности же сосредоточить крупнейшую инициативу, внимание и усилия на соответственные начинания при предприятиях, рабочих организациях и советских хозяйственных органах (курсы, школы-клубы на предприятиях и т. д.).

9. Такая постановка профессионального (в особенности профессионально-технического) образования в „центре тяжести просветительной политики пролетарского государства" (в смысле соответствующего построения программы — § 7 — ив смысле практически организационного сосредоточения усилий и средств— • § 7), несомненно, дает не только целые ряды подготовленных квалифицированных работников, но и огромные достижения методологического характера в общем построении действительно пролетарской просветительной системы.

10. В перспективе дальнейшей работы, в меру удовлетворения первых срочных и острых запросов на квалифицированную (хотя бы и узко^илу, открывается возможность преодоления

действительной узкой профессионализации путем усиления общеобразовательных элементов и начинается та „депрофессионализация", к которой, несомненно, направлена „тенденция нового машинного строя" (см. постановления III с'езда профессиональных союзов) и которая явится полным освобождением человеческой личности в коммунистическом обществе! м

Гр. Гринько.



Советская производственно-трудовая школа, А.Г.Калашников