Организационные вопросы фабрично-заводского ученичества


6. Организационные вопросы фабрично-заводского ученичества.

О квалификации и специальности рабочих, которых должны готовить школы ф.-з.-у.

Нашей промышленности неотложно требуется квалифицированная рабочая сила

Каждая школа есть мастерская по изготовлению этой рабочей силы по тем или другим специальностям. Если исходить только из интересов промышленности, то и тогда следует перед каждой отдельной школой поставить совершенно ясные производственные задачи в соответствии со средствами и возможностями данной школы. Первый вопрос, который школой должен быть твердо и ясно вырешен,—это вопрос о том, каких специальностей квалифицированных рабочих данной отрасли промышленности должна готовить школа В правильном и ясном ответе на этот вопрос должны быть заинтересованы решительно все работники школы; без этого ответа ни для кого из них невозможна положительная работа, соответствующая задачам ф.-з.-у. Но правильно поставить и правильно решить его могут только производственники. Однако можно сказать, что ни в одной из основных отраслей промышленности на этот вопрос нет основательного решения, соразмеренного с наиболее первоочередными, плановыми, основными, а не случайными потребностями всей отрасли промышленности (а не определенного предприятия).

Някто не спорит о том, что новый квалифицированный рабочий должен быть не только равноценной сменой выбывшим, но должен осуществить колоссальной важности и трудности задачу: повысить уровень фабрично-заводской работы со стороны технической, производственно-бытовой, организационной, поскольку это зависит от рабочего. Не только сохранить промышленность, не дав ей снизиться, но и перестроить ее на более рациональных основаниях, сообщить ей размах, соответствующий уровню достижений современной техники и общественно-производственным задачам нашего времени, дать могущественный олчек для ее развития—все это возможно только при наличии кадра квалифицированных рабочих. Однако, если готовить только равноценную смену для тех рабочих, которые в

г

— 117 —

настоящее время работают на фабриках и заводах, представляется делом трудным, но вполне осуществимым при наших средствах, то подготовка новой породы квалифицированных рабочих, на плечах которых будет совершаться грандиозное дело переоборудования и нового строительства на современный технический и организационно-производственный лад фабрик и заводов, вызывает ряд серьезнейших материальных и педагогических затруднений и требует величайшего ограничения в постановке очередных задач и величайшей осмотрительности в выборе тех или . других специальностей.

О многих из этих затруднений в литературе уже достаточно было сказано. Главнейшие из них: плохое техническое оборудование наших заводов, варварская зачастую отсталость в организации отдельных предприятий и целых отраслей промышленности, отсутствие сколько-нибудь значительного кадра подготовленных в уровень с развитием современной техники квалифицированных рабочих.

Дальше. Русская промышленность испытывает громадную потребность—и последняя в ближайшие годы хозяйственного восстановления будет все расти—в умелых рабочих на все виды не только высоко-квалифицированного, но и полуквалифицированного труда. Подготовка таких рабочих есть часть чрезвычайно жгучей проблемы массового повышения уровня трудовой культуры.

Какую роль должна в разрешении этих задач играть наша школа фабрично-заводского ученичества? Какие конкретные цели на ближайший период ставит и должна ставить ей промышленность?

Справиться с этой громадой задач школа ф.-з.-у. сейчас не может и не должна пытаться. Преодолеть основные затруднения, коренящиеся в общих экономических условиях нашего времени, школе не по плечу. Но выделить из всех задач, которые стихийно ставятся перед школой промышленностью, наиболее существенные с точки зрения производственников и наиболее благодарные в отношении педагогического использования необходимо и возможно.

К ф.-з.-у. мы должны подходить с той точки зрения, с какой подходит промышленность. Это нас может и должно воодушевить, потому что устанавливает определенную твердую связь с жизнью, что подводит чрезвычайно прочную базу под общую педагогическую нашу работу. Но, может быть, мы иногда должны быть большими роялистами, чем сам король, должны в большей мере и с большей настойчивостью, тщательно аргументируя, требовать того, чтобы те категории специальностей, над которыми работает каждая отдельная школа, были бы в наибольшей мере в соответствии с основными потребностями всей промышленности. Но эти основные потребности в каждой отдельной отрасли сейчас не изучены, не твердо обоснованы. И каждый отдельный

ф.-з.-у. бьется в поисках тех специальностей, над подготовкой к которым он должен сосредочиться. Выбор идет в соответствии со случайными особенностями и сугубо временными потребностями отдельного предприятия, по линии наименьшего сопротивления.

Но есть целые отрасли промышленности, в которых подбор специальностей, над которыми работает ф.-з. у. дает право утверждать, что та затрата времени подростка, времени руководящего персонала и та затрата средств, котирую делают государство и непосредственно данное предприятие, в сущности говоря, не оправдываются ни в какой мере теми результатами, какие может, деже в лучшем случае, при лучших обстоятельствах дать и данный ф.-з.-у.

В наиболее тяжелом положении в этом смысле находится, по-моему, в настоящее время текстильная промышленность, но не она одна. Несмотря на то, что в целом ряде печатных выступлений лиц и учреждений, прикосновенных к текстильным ф.-з. у., вы не чувствуете особенных сомнений и терзаний, но там наибольшая неопределенность в отношении следующего вопроса: каких специальностей квалифицированных рабочих должен готовить ф.-з. у. данной отрасли промышленности, считаясь в первую очередь с интересами последней? Как будто можно считать достаточным такое решение, что основные специальности текстильной промышленности всегда должны быть обсуждены работниками высоко-квалифицированными, т.-е. владеющими всей техникой, всем механизмом своей работы в наибольшей мере, т.-е. ткачами в ткацком деле, прядильщиками разнообразных оттенков в прядильном, граверами, печатниками и т. п. Это только кажется правильным решением, и вот почему. Значительнейшая часть основных специальностей текстильной промышленности относится к категории тех специальностей, которым обучиться и обучиться так, чтобы быть в большей степени мастером своей работы, можно взрослому человеку и подростку в 16—18 лет в чрезвычайно короткий срок по сравнению с тем сроком, который ставится подросткам, обучающимся в ф.-з. у.: приблизительно в 8—4 месяца. А между тем текстильная промышленность в целом испытывает насущную, жгучую потребность в целом ряде специалистов высоко-квалифицированного труда, значительная часть которых в прежнее время замещалась даже иностранными рабочими. Стоит ли затрачивать время рабят (3—4 года), стоит ли расходовать такое количество средств для того, чтобы дать подростку такую специальность, которой он может обучиться в такой короткий срок? Подросток может ставить этот вопрос, исходя из своих жгучих экономических интересов, потому что ясно, что специальность, которой можно обучиться в такой короткий срок, никогда не оплачивается так высоко, как специальность, в которой есть насущная необходимость и которой можно обучиться в течение 3—4 лет. Следовательно, подросток обречен

на тягостное материальное существование. Сознание этого в огромной мере определяет отношение подростка к своей работе в школе. Особенно это сказывается по отношению к девочкам-подросткам, которых—так уж завелось и не сдвинешь—держат только на полуквалифицированном труде.

А между тем интересы всей отрасли промышленности в целом не сталкиваются неизбежно по существу с коренными интересами подростка. Следует только отказаться от такого порядка, при котором отдельное предприятие готовит рабочих только для себя, исходя из своих потребностей. Плановая работа для всей отрасли промышленности с яснымъ и твердым отбором первоочередных специальностей, разверстка заданий по осуществлению этого плана между отдельными школами, которые могут специализироваться соответственно состоянию оборудования своего завода, сотрудничество школ в разных формах, практически осуществимых (вплоть до обмена учащимися на определенный срок с целью использования положительных особенностей каждой школы и завода)—все это ставится, как неотложность, очередная задача в строительстве ф.-з. у. Но это возможно в том случае, если учительство ф.-з. у. твердо усвоит необходимость выхода из своих классов и лабораторий в цехи, где работает подросток, с тем, чтобы взять на себя правильную не на словах, а не деле, исходящую из интересов ребят педагогическую постановку вопросов, являющихся с первого взгляда вопросами только хозяйственными, производственными, нейтральными по отношению к „чистой" педагогике и учебе.

К вопросу об отборе специальностей в разных отраслях промышленности следует подойти еще с одной стороны— с точки зрения основных интересов отдельного подростка.

В отдельных случаях представляется вероятно, на долгий еще период неизбежным такое положение вещей, при котором отдельные подростки вынуждаются силою неодолимых для них обстоятельств обучаться совершенно для них непривлекательным и весьма ненадежным, со стороны экономической, специальностям. •

Однако в качестве общего правила следует установить совершено ясное, теоретически бесспорное положение, на практике, однако, чрезвычайно трудно и редко осуществляемое: подростку необходимо создать надежную возможность выбрать себе такую специальность квалифицированного труда, которая, с одной стороны, в наибольшей мере соответствовала бы его способностям и склонностям, с другой стороны, открывала бы для него возможность выхода, перехода в другие отрасли труда и исследования.

„Бытовым явлением" фабрично-заводского ученичества является чрезмерное преувеличение минимально-необходимого срока обучения отдельной специальности. В любом цехе, прикинувши на глаз, вам скажут, что для такой-то специальности

120

требуется не меньше, чем 6—8—10 лет: „как мы учились", скажет мастер или рабочий. Рационализация обучения, решительная и огромная экономия срока обучения возможны только на основе такого детального изучения специальностей, о котором я говорил. Должна быть построена на основе этого изучения, да и сама из него вырастает, научная методика трудового обучения, которой только и по силам будет разрешить и такие отдельные „проклятые" вопросы старой школы, которые и сейчас с большой силой оживают в цехах и мастерских фабзавуча, как вопрос об „отсталых", неспособных, неуспевающих. Сделаться умелым посредником между подростком и не дающимися ему инструментами и материалами сплошь и рядом совершенно пока не по силам инструктору или мастеру, и подросток, которого тянет к данной специальности, об‘является неспособным, негодным. Умелый выбор учебных трудовых заданий, умелая помощь подростку в деле овладения последним инструментом и материалами главным образом базируется на сознательном знании основных элементов изучаемой специальности, их взаимоотношений, роли и требований, пред являемых ими к работнику.

Может ли, однако, подросток 14—16 лет осуществить правильно для себя выбор своей специальности, и не будет ли педагогической жестокостью обрекать его на необходимость сделать этот выбор, решительно влияющий на весь ход его последующей жизни, как это имеет место в фаб-завуче?

Подросток, рабочий подросток все равно вынужден этот выбор делать, и школа ф.-з. у. для того и существует, чтобы п о-мочь ему этот выбо^). правильно осуществить. И помощь эта идет не только по линии использования достижений психотехники, применение которой, к слову сказать, в массовом масштабе у нас еще на очень большой период неосуществимо, но и по линии максимального привлечения ребят ф.-з. у. к делу разработки программ образовательной работы и трудового обучения. Если верно, что основной программой ф.-з. у. является завод, что подросток изучает завод, имея в качестве руководителя педагога, то наиболее верным средством помочь подростку ориентироваться в этой программе, найти новое место на заводе, выбрать свою специальность, является привлечение подростка к активному участию в.выработке плана изучения завода со стороны и классных занятий и трудового обучения. Пойти на такое расширение самоуправления (я считаю это расширением основных элементов самоуправления) — значит не только решительно освежить все содержание так наз. классной работы ф.-з. у., не только положительно двинуть вперед дело составления так неладящихся пока примерных и обязательных программ, но и помочь подростку увидеть основные особенности отдельных профессий л специальностей в их взаимоотношении, в их проявлениях и роли в общезаводском труде до того, когда выбор

г

121

совершился, т.-е. помочь этот выбор осуществить наиболее правильно. Осуществляемый в некоторых школах ф.-з. у. на Украине семинарий по производству и дает указания на способы такой предварительной ориентировки учащихся в производстве. Такой семинарий по производству, имея содержанием разработку тем, относящихся ко всему предприятию, заставляет останавливаться на отдельных сторонах жизни завода или фабрики, подчиняясь направлению интересов участников семинария, используя их опыт и наблюдения, вскрывает эти интересы и опыт и может регулировать содержание систематических занятий.

Дальше. Работающий в производстве подросток не только должен избрать эту специальность, но он естественно этого хочет: к этому его толкают и особенности возраста, и весь уклад фабрики; в этом сказывается воспитывающая сила фабрично-заводского окружения.

Но выбрать специальность и твердо и серьезно ей обучиться—это не значит обвести себя железным кругом, из которого никогда не выпрыгнешь в другие области интересов, труда и исследования.

По сравнению с общеобразовательной школой фабзавуч не только не ограничивает в смысле дальнейшего роста подростка, избравшего и изучившего специальность квалифицированного труда, но создает для нее более благоприятные условия. Разумеется, в 16 лет не всегда удается найти твердо ту область работы, которая дальше в жизни будет основной. Переход от одной отрасли к другой, от одной специальности к прямо противоположной нормален, законен, и возможность его должна быть обеспечена для подростка и по выходе из ф.-з. у. Но именно потому, что первоначальная специализация, служа базой общего образования, является в то же время специализацией «всерьез», имеющей самодовлеющее значение, вдвигающей подростка в настоящую жизнь с достаточной уверенностью в своих силах, она дает твердую исходную точку для дальнейших переходов, выборов. Есть, конечно, тенденция со стороны определенных кругов хозяйственников бороться со всякой попыткой изготовленного в ф.-з. у. нового квалифицированного рабочего уйти в другую работу или даже для дальнейшей специализации во ВТУЗ. Но эта тенденция, отражая до известной степени здоровые потребности промышленности, все-таки является вредной и неправильной.

Фактическое положение подростка на значительном количестве предприятий далеко в настоящее время от того, чтобы подросток действительно чувствовал себя вообще и в частности в отношении выбора профессии «наследным принцем революции», как его иногда принято называть.

Неясность задач, рутина, связывающал педагогическую работу, неприлаженность школы ф.-з. у. ко всему предприятию

в целом и проч.—все это приводит к тому, что вы натыкаетесь на гиганте-фабрике на ребят, которые но 2 года «ходят» смазчиками, в то время как многие из них твердо хотят кто в слесаря, кто в столяры и проч.

В „Правде" сравнительно недавно было приведено удивительно интересное и характерное письмо ребят из учреждений Москвошвея, в котором они протестовали против того, что их хотят сделать портными в то время, как каждый из них уже прикоснулся к другой специальности: „Мы не портные, мы слесаря,'шорники и проч.".

Девочка-^подросток в [школе ф. - з. у.

Особенно тяжелое положение в этом смысле девочки-подростка. Можно сказать, что для нее не выделено еще места в ф.-з. у., на которое она имеет право. Только малоквалифицированный труд предоставляется, по общему правилу, девочке, т.-е. труд, который создает чрезвычайно тяжелые экономические житейские перспективы для нее в будущем. Это неизбежно и решительно отражается на всей повседневной работе девочки-подростка в школе как в цехах, так и в классах.

Сплошь и рядом в ф--з. у. вы не встретите совершенно девочек. А на заводе вам скажут, что их и нечему обучать. Но вот на Прохоро вке в прядильном отделении вы встречаете их за работой в цехе. Скука, равнодушие, усталость наиисаны на их лицах. Однообразный труд по специальностям, которые обычно считаются „бабьими", в течение всего времени обучения в ф.-з. у. не вызывает никакого желания да и не дает повода двигаться вперед, завоевывать знания и навыки, не мобилизует сил. „Дальше этого и до конца жизни не пойдут, — с убежДенностью говорит мастер отделения, сам работающий по текстильным фабрикам с девятилетнего возраста, — получать будут не свыше 4-ой категории". Можно ли сказать, что на этой же фабрике нет более квалифицированного труда, доступного девочке, важного для фабрики и педагогически ценного? Безусловно есть, как и на всех других заводах и фабриках.

Борьба за женскую кьалификацию, за допущение девочки к специальностям квалифицированного труда должна быть открыта школой фабрично-заводского ученичества. Главное затруднение по отношению к очень большому .количеству специальностей средне- и высоко квалифицированного труда, не требующих специфических мужских качеств (физическая сила и др.),—в косности, одинаково, к сожалению, сказывающейся и в цехах, и в самой школе. Излишне говорить, какое громадное общественное значение может и должна иметь разумно и толково, на деле поставленная фабзавучем борьба за женскую квалификацию.

Преодолеть эту косность, сдвинуть и взрослых и девочек с той позиции, на какой сейчас они находятся,—неотложная и почетная задача в первую очередь для комсомола.

123 —

Педагог в .школе ф.-з. у.

Так же, как и в общей школе II ступени все осуществимые попытки реформы если не удавались или плохо удавались, то в силу неподготовленности учительства, так и ф. з. у. может вырождаться в отдельных случаях в типичные ремесленные школы в силу совершенно девственной невинности учительства относительно того, что и как им следует делать здесь, в ф.-з. у., в учреждении для фабрично-заводских подростков, решительно отличающемся от старой школы II ступени, откуда многие из учителей пришли. Скучно было бы повторять то, что всем известно относительно безраздельного господства в ряде школ ф.-з. у. сплошной словесности, отрыва общих предметов от специальных и всех вместе от конкретного нроизводства и многое другое. Важно только подчеркнуть, что, помимо всех тех методов переподготовки учителей, которые практикуются по отношению к педагогам общей школы, необходимо долбить об одном: учителя должны коллективно, кружками изучать производство, свое предприятие, всю отрасль промышленности, в которую оно входит. Отдельному учителю не по силам одолеть всю эту неотложную, но громадную работу по тщательному, детальному изучению производства. Только коллективом, обмениваясь опытом, разделяя труд, можно это сделать. Через самостоятельный процесс исследования фабрично-заводского предприятия, зачастую привлекая к этому в качестве равноправного товарища и желанного помощника фабзавученика, может учитель общих и специальных предметов сделаться толковым руководителем подростка.

„Производственное обучение" не требует ограничения исследовательской деятельности подростка только данной отраслью промышленности, не предполагает сужения его жизненного кругозора стенами отдельного предприятия. Расширить и углубить кругозор подростка, вызвать работу его творческих сил, исходя от завода и условий его развития, учитель сумеет, крепко втянувшись в изучение этого завода.

Школу учебы необходимо ломать и ломать, где бы она ни была. Но особенно нещадно надо с ней бороться, если она прорастает в школах рабочей молодежи.

Фабзавуч открывает широчайшие возможности для строительства подлинной трудовой школы, но в нем не заложено никаких безусловных гарантий за рост этой школы, как новой школы, при всяких условиях.

Старая школа входит в ф.-з. у. вместе со старым педагогом, часто не прошедшим даже стажа в обновляющейся общей школе. Вот почему больше всего надлежит именно педагогам видеть, какие возможности открываются школой, помещенной в обстановке фабрично-заводского труда, органически связанной с предприятием, заполненной подростками, занятыми всерьез в производстве, независимо от школы, и ждущими от последней настоящей жизненной подготовки и помощи.

Ал. Е. Шейнберг.

                                                                                                                                                                                                                                                                                        

В. Школа на базе сельскохозяйственного труда.

                                                                                                                                                                                                                                                                                        

I. О школе в деревне.

Крестьянство остро сознает нужду в агрономическом образовании.

Советские имения, равно как школы-фермы, должны стать маяками сельскохозяйственного просвещения.

Не должно быть школ, курсов и какой бы то ни было организации просветительной работы в деревне, которая не стремилась бы, согласно принципу соединения обучения и производительного труда, быть в то же время организацией образцового сельского хозяйства, полного или частичного.

Сельскохозяйственное образование должно вестись таким образом, чтобы данные его связывались с коммунистическими выводами и служили опорой общему стремлению партии к перерождению частного крестьянского хозяйства в организованное социали стическое.

Пропаганда среди крестьян не должна быть оторванной от жизненных задач крестьянина-земледельца, но тесно связанной с вопросами агрономической экономии. (Из резолюции VIII с'езда РКП.)

Н. Ленин.



Советская производственно-трудовая школа, А.Г.Калашников