Как индустриальное производство уничтожает узкую специализацию труда


2. Как индустриальное производство уничтожает узкую специализацию труда.

Таким образом (на автоматической фабрике) устраняется тот технический базис, на котором покоится разделение труда в мануфактуре. Поэтому вместо характеризующей ее иерархии специализированных рабочих выступает тенденция к уравнению или нивеллированию тех работ, которые должны выполняться помощниками машин; вместо искусственно порожденных различий между частичными рабочими приобретают перевес естественные различия возраста и пола... Существенное различие наблюдается между рабочими, которые заняты действительно при рабочих машинах (сюда же относятся некоторые рабочие, которые заняты наблюдением за двигательной машиной или ее питанием), и между простыми чернорабочими или помощниками (почти исключительно дети) этих машинных рабочих. К чернорабочим же в большей или в меньшей степени относятся и все 1'оейагв... На ряду с Этими главными классами выступает количе ственно незначительный персонал, который занят наблюдением за всеми машинами и постоянной их починкой, напр., инженеры, механики, столяры и т. д. Это — высший, частью научно-образованный, частью ремесленного характера класс рабочих, стоящих вне круга фабричных рабочих, просто присоединенный к нему. Всякая работа при машине требует заблаговременной подготовки рабочего. Будучи еще ребенком, он легче всего научается сообразовать свои собственные движения с однообразно-непрерывными движениями автомата... Но машинное производство уничтожает необходимость мануфактурно закреплять это распределение, овладевать одними и теми же рабочими, .неизменно для одних и тех же функций... Здесь может совершаться постоянная смена персонала, не вызывая Перерывов процесса труда... Та быстрота, с которой человек в юношеском возрасте научается работать при машине, в свою очередь устраняет необходимость выработки особого класса рабочих в исключительно машинных рабочих. Работа же простого чернорабочего на фабрике может отчасти замещаться машинами, отчасти, вследствие своей крайней элементарности, допускает быструю и постоянную смену занятых ею лиц. Хотя машина технически опрокидывает

11

таким образом старую систему разделения труда, тем не менее последняя продолжает влачить свое существование на фабрике сначала в силу привычки, как традиция мануфактуры, а потом систематически воспроизводится и укрепляется капиталом в еще более отвратительной форме, как средство эксплоатации рабочейсилы.

Пожизненная специальность управлять частичным орудием превращается в пожизненную специальность служить частичной машине. Машиной злоупотребляют для того, чтобы самого рабочего превратить с раннего детства в часть частичной машины... В мануфактуре и ремесле рабочий заставляет орудие служить себе, на фабрике он служит машине... Машинный труд, до крайности захватывая нервную систему, подавляет многостороннюю игру мускулов и отнимает у человека всякую возможность свободной физической и духовной деятельности („Капитал", т. I, гл. 13-я).

Технический базис крупной индустрии революционен. Машинами, химическими процессами и другими способами, вместе с техническими основаниями производства, новейшая промышленность постоянно преобразовывает занятие работников и общественные комбинации рабочего процесса. Вследствие этого она также постоянно преобразует деление труда внутри общества и бросает массы капиталов и рабочих из одной отрасли производства в другую. Отсюда видно, что по самой природе своей крупная промышленность требует перемены работ, непостоянства занятий, всесторонней подвижности рабочего. Мы уже видели, как это абсолютное противоречие разрешается непрерывным принесением в жертву рабочего класса, безграничным расточением рабочих сил и господством общественной анархии.—Это отрицательная сторона. Ме жду тем как перемена работы является теперь только могущественным законом природы и проявляется со слепо разрушающей силой закона природы, повсюду встречающего препятствия, „сама крупная промышленность своими катастрофами делает вопросом жизни и смерти признание перемены труда, а потому и возможно большей многосторонности рабочих за всеобщий закон общественного производства, к нормальному осуществлению которого должны быть приспособлены отношения. Она. как вопрос жизни и смерти, ставит задачу: чудовищность несчастного резервного рабочего населения... заменить абсолютной пригодностью человека для изменяющихся потребностей в труде; частичного рабочего, простого носителя известной частичной общественной функции, заменить всесторонне развитым индивидуумом, для которого различные общественные функции представляют сменяющие друг друга способы жизнедеятельности" (Маркс. „Капитал", т. I, гл. 13) (Энгельс. „ Анти-Дюри нг“).



Советская производственно-трудовая школа, А.Г.Калашников