Как из условий капиталистического производства выростает зародыш воспитания будущего


3. Как из условий капиталистического производства выростает зародыш воспитания будущего.

Как ни жалки в общем постановления фабричного закона относительно воспитания, они об'явили начальное обучение обязательным условием труда, их успех впервые доказал возможность соединения обучения и гимнастики с физическим трудом, а следовательно, и физического труда с обучением и гимнастикой. Фабричные инспектора, выслушивая показания учителей, скоро открыли, что фабричные дети, хотя их обучают вдвое меньше, чем обычных школьников, обучающихся днем, тем не менее успевают пройти столько же, а часто и больше.

Дело об'ясняется просто. Те, кто проводив в школе только половину дня, постоянно свежи и почти всегда способны и готовы учиться. Система труда, чередующаяся со школой, превращает каждое из этих двух занятий в отдохновение и освежение после другого, и, следовательно, она много пригоднее для ребенка, чем непрерывность одного из этих двух занятий. Ребенок, который с раннего утра сидит в школе, особенно в жаркую погоду, не может соперничать с другим, который бодрый и возбужденный приходит от своей работы. Дальнейшие доказательства можно найти в речи Сеннора, сказанной на социологическом конгрессе в Эдинбурге в 1863 году. Он указывает здесь между прочим и на то обстоятельство, что односторонний, непроизводительный и продолжительный школьный день дет.-й в высших и средних классах без пользы увеличивает труд учителей „и в то же время не только бесплодно, но и с прямым вредом заставляет детей тратить время, здоровье и энергию". Из фабричной системы, как это мояшо проследить в деталях у Роберта Оуэна, вырос зародыш воспитания будущего, которое для всех детей с известного возраста соединит производительный труд с обучением и гимнастикой, при чем это будет не только методом повышения общественного производства, но и единственным методом создания всесторонне развитых людей.

При строгом регулировании рабочего времени соответственно различному возрасту и при других мерах для охраны детей ранняя связь производительного труда с образованием является одним из могущественнейших средств переустройства современного общества (Кр. Готск. Прогр.).

Крупная промышленность, отводя женщинам, подросткам и детям обоего пола решающую роль в об ще ственно-орг а н и з ов анном процессе производства за пределами дома, создает новый экономический базис для более высокой формы семьи и отношений между обоими полами. Точно так же ясно, что сочетание в комбинированном раб'очем персонале лиц обоего пола и разнообразнейших возрастов, являющееся зачумленным источником испорченности и рабства, пока оно выступает в своей грубой, стихийно-сложившейся капиталистической форме, при которой рабочий существует для процесса производства, а не процесс производства для рабочего,— что это же сочетание при соответствующих условиях должно, наоборот, превратиться в источник человеческого развития.

Одним из моментов процесса переворота, стихийно развившимся на основе крупной промышленности, являются политехнические и сельскохозяйственные школы, другим—промышленные школы для продолжения образования, в которых дети рабочих получают некоторое знакомство с технологией и с практическим применением различных орудий производства. Если фабричное законодательство, как первая, скудная уступка, вырванная у капитала, соединяет с фабричным трудом только элементарное обучение, то не подлежит никакому сомнению, что неизбежное завоевание политической власти рабочим классом завоюет надлежащее место в школах рабочих и технологическому обучению, как теоретическому, так и практическому. Но точно так же не подлежит никакому сомнению, что капиталистическая форма производства и соответствующие ей экономические отношения рабочих стоят в полном противоречии с такими ферментами переворота и с их целью, с уничтожением старого разделения труда. Однако развитие противоречий известной исторической формы производства есть единственный исторический путь ее разложения и образования новой („Капитал", т. I, гл. 13).

Делаясь господином над всеми средствами производства, чтобы общественно-планомерно распоряжаться ими, общество должно уничтожить господствующее до сих пор порабощение людей их собственными средствами производства. Само собой разумеется, такое освобождение не может совершиться без того, чтобы не освободился от пут капитализма каждый отдельный член общества. В виду этого старый способ производства должен быть изменен до основания, следовательно, должно исчезнуть и старое разделение труда, угнетающее как все общество, так и каждого отдельного его члена. Вместо разделения труда должна возникнуть такая организация производства, при которой, с одной стороны, никто не мог бы свалить на другого свою долю участий в производительном труде, как естественного условия человеческого существования, а с другой стороны, производительный труд, вместо того, чтобы быть средством порабощения, сделался бы средством освобождения, предоставляя каждой личности возможность развивать во всех направлениях и проявлять все свои способности, как физические, так и духовные. Труд, следовательно, из тяжелой обязанности должен превратиться в удовольствие. Все это в настоящее время отнюдь не фантазия и неблагочестивое пожелание. При современном развитии производительных сил для полного удовлетворения потребностей общества достаточно уже того увеличения производства, которое, вне сомнения, будет вызвано самым фактом обобществления производительных сил.

Освобожденное от пут капиталистического производства, общество сможет пойти еще дальше в этом направлении. Порождая новое поколе ние всесторонне развитых проиаводителей, понимающих вГаучные основы всего промышленного производства и изучивших практически, каждый в отдельности, весь ряд отраслей производства от начала до конца, оно может создать новую производительную силу, которая с избытком покроет расход по перевозке из самых отдаленных пунктов сырья и горючих материалов <Ф. Энгельс. „Анти-Дюринг“).

4. Основы производственно-трудовой политехнической школы.

Тенденцию современной промышленности привлекать к участию в общественном производстве детей и подростков обоего пола мы считаем прогрессивной, благодетельной и правомерной, хотя при капиталистическом господстве эта тенденция и принимает отвратительные формы. При разумном общественном стро<-все дети без исключения, начиная с девятилетнего возраста должны будут принимать участие в производительном труде, точно так же и никто из взрослых не может быть исключен из того общего закона природы, что человек должен работать, чтобы есть, и не только головой, но и руками. Исходя из этой точки зрения, мы говорим, что ни родители, ни предприниматели не могут получать разрешения общества пользоваться трудами детей и подростков иначе, как под условием, чтобы их производительный труд был связан с образованием. Под образованием мы понимаем три вещи: 1) умственное образование, 2) физическое развитие, такое, какое дают гимнастические школы и военные упражнения,

3) политехническое воспитание, знакомящее с общими научными принципами всех производственных процессов и в то же время дающее ребенку и подростку практические навыки в обращении с элементарными инструментами всех производств.

Дети и подростки от 9-ти до 17-летнего возраста должны быть разделены на три класса так, чтобы постепенное и прогрессивное \ обучение было связано с умственным, гимнастическим и политехническим воспитанием.

За исключением, может быть, первого класса, расходы на содержание политехнических школ должны частично покрываться продажей сработанных вещей. Соединение оплачиваемого производительного труда с умственным развитием, физическими упражнениями и политехнической подго-

Г

товкой поднимает рабочий класс на гораздо более высокий уровень, чем на каком находятся теперь высший и средний классы общества.

(Резолюция 1-го конгресса Г Интернационала, составленная К. Марксом).



Советская производственно-трудовая школа, А.Г.Калашников