Общество и школа будущего


4. Общество и школа будущего.

Школа будущего... Сколько проектов этой школы будущего писалось и пишется. Но всем этим проектам присущ один общий недостаток, сильно обесценивающий их: эти проекты—суб'1 ективные проекты, желания, мечты и фантазии тех или других отдельных личностей. И поскольку эти проекты суб'ективны, постольку они могут быть интересными или заманчивыми, но отнюдь не могут быть научными- Научно только то, что об‘ек-тивно, обосновано, и час уже бил для педагогики из фантастического прожектерства стать об'ективной наукой с своими объективными заковами.

И один из основных законов педагогики нами уже открыт: это—закон соответствия школы определенному общественному строю. Из этого закона следует, что научно обоснованная реформа школы состоит в приведении школы в соответствие с новым общественным строем и что вопросу о школе будущего должен предшествовать вопрос об обществе будущего.

33

Будущее темно, но не беспросветно. Б современном обществе мы прозреваем определенные тенденции развития, которые являются намеком на будущее. И самой яркой чертой развития современного общества является социализация общества: „экономическая история этого века есть хроника беспрерывного процесса социализма" (Уэбб); развитие демократии означает собой обобществление политической власти; наконец, сравнение семьи конца XVIII века с семьей начала XX века ясно продемонстрирует нам прогресс в обобществлении домашнего быта. Соответственно этому вопрос о школе будущего есть вопрос о социализации школы.

Что это значит? Прежде всего это означает, что школу будущего надо м!.:слить как детское общество, как коллективную жизнь детей. Современная школа слишком изолирует детей; ее метод—метод индивидуальной работы, и учитель даже подучивает детей скрывать удачные результаты от своих товарищей. Школа же будущего—это детское товарищество, детская кооперация, ассоциация для ребенка, где он находит в упрощенной и идеализированной форме все общественные отношения". Школа таким образом, с точки зрения внешней организации, становится просто детской коммуной, общиной.

Как же управляется эта коммуна? Уже в рамках современной демократии, мы видели, школа превращается в самоуправляющуюся детскую республику. Вполне естественно поэтому и будущую детскую коммуну представлять самоуправляющейся. Роль старшего поколения сводится лишь к косвенному руководству в силу своего психологического превосходства, к уходу, поддержке и помощи посредством стимулирования детской самодеятельности нужным и педагогически ценным материалом. Излишне говорить, что школа вообще становится общественным учреждением, собственностью общества и народа.

Но так мыслимая школа теряет свой специфически школьный характер и уподобляется детскому саду (яа первой ступени) и клубу для подростков и юношей (на следующих ступенях). Нам кажется, что методы дошкольного и внешкольного воспитания отнюдь не являются специфическими методами данного вида воспитания, но суть как бы прообразы будущего и школьного воспитания. Детский сад является как бы первым опытом социализированного воспитания и, действительно, являет черты сходства с государством будущего. Прусский министр народного просвещения, запретивший детские сады в свое время за их социалистический характер, был с своей точки зрения прав. Мы не должны забывать двух вещей: 1) проблема дошкольного воспитания возникла из нужд главным образом рабочего класса;

2) создателями органов дошкольного воспитания (школы для малюток и детские сады) были социалист Оуэн, ученик государственного социалиста Иесталоцци, и Фребель (последователи того же Иесталоцци и социалиста-коммуниста Фурье). И парал-

Советская труд, школа—Т. I. 3

34

лель между детским садом Фребеля и фаланстером Фурье общеизвестна (характерно, что первые намеки на детс ий сад принадлежат коммунисту Платону и епископу из начально-коммунистической секты Коме некому). С другой стороны, как раз ооциал-демократы с усиленной энергией работают над созданием клубов рабочей молодежи. Всем этим я хочу доказать, что идея превращения школы в детский сад йклуб близка к социализму. Нсх и в текущей педагогической практике мы ясно видим, как, с одной «тороны, в Америке начальная школа воочию уподобляется детскому саду, а с другой, — как повсюду школа до такой степени обрастает пришкольными учреждениями (мастерской, лабораторией, библиотекой, площадкой для игр и т. п.), что грозит совершенно раствориться в них.

Итак, школу будущего, как отражение общества будущего с точки зрения внешней организации ее, не трудно представить. Спрашивается: какое же образование будет давать эта школа? По мнению Маркса, зародыш воспитания будущего вырос в •фабричной системе, как это верно предугадал еще Оуэн. Индустриализация общества возвращает производительному труду его великое значение. Если Аристотель труд отдавал женщине и рабу, считая достойными свободного человека лишь умственные занятия, если монахи чтение священного писания считали высшим видом труда, а на заре своего возникновения бюрократическая школа ставила своим идеалом ученого секретаря, то уже бюргерско-реальная школа благоприятно относится к техническим знаниям, а рабочая школа фигурирует, как школа ручного труда. Мы живем накануне полной переоценки понятия „образование", и слишком близок тот час, когда современный образованный человек будет признан невеждой по той простой причине, что он не имеет никакого представления об основе современного общества—технике. Без техники нет общего образования для современного человека. Но усвоение техники требует коренного изменения методов обучения. Если реальная школа ввела в школу наблюдение и эксперимент, то школа техники требует мастерской и лаборатории: ручной груд становится методом обучения.

Однако назвать школу будущего школой техники было бы неосторожно. Обыкновенно сейчас под технической школой понимают специальную школу. Но непрестанные перевороты в технике показали, что современная техника не может сравниваться с былым специальным ремеслом, что существует своего рода философия техники, есть общие „элементы техники". Таким образом техническая школа, образцово поставленная, есть прежде всего общеобразовательная школа в том смысле, что она дает общее техническое образование.

Итак, индустриальное общество создает и индустриальную школу. Но индустрия современного общества имеет одну весьма характерную для нее черту. Индустриализм современного обще

35

ства — вопрос не только технический, но и социальный, что прекрасно выяснили Сен-Симон, Спенсер и Маркс. Современная индустрия есть кардинальный социальный факт, и индустриальное образование требует не только технических (а также естественио-научных и математических) знаний, но также и социальных в смысле понимания экономики, политики и духовной культуры современного общества. Социальный реализм, п( авда, с иной программой, уже не военно-д, орянской, должен быть восстановлен в школе. Школа будущего — школа труда, как технического и социального явления.

Утописты любят представлять себе грядущий строй, как удовлетворяющий всем потребностям человека. Это — производительная ассоциация, члены которой имеют время отдаваться и ручному и умственному труду. Школа будущего, сообразно этому, будет самоуправляющейся ассоциацией детей, занимающихся и трудом и наукой, получающих подготовку к работе в не стихийно, но рационально организуемом индустриальном (сюда включается и сельская индустрия) обществе. Такую школу, об‘единяющую, к взаимной выгоде, труд с наукой, Кропоткин называет школой интегрального образования.

Но мы бы предпочли иной термин: „синтетическое образование". Наш термин хочет выразить, что школа будущего не будет занятием и наукой и трудом, но и тем и другим вместе. Иными словами, мы представляем, что наука утратит свой созерцательный характер, а труд перестанет быть механическим. Развитие экспериментальной науки и возрастающий в индустрии спрос на рабочих с общим научным образованием показывают, что наши ожидания имеют об'ективное основание.

Итак, будущее трудовое общество будет иметь и трудовую школу. В век полной демократии и коллективизма эта школа превратится в самоуправляющийся детский коллектив. Век торжества человека над стихией даст научно-техническое образование.

Мы верим, что будущее несет человечеству максимальный рост общественности и полное человеческое развитие. „Критики" часто любят указывать на то, что рост общественности враждебен росту индивидуальности. Но мы видим сейчас, насколько это мнение ошибочно: школа будущего будет коллективом, но таким, который даст интегральное, синтетическое, полное развитие, и так как это развитие осуществляется в процессе вольного творческого труда, то школа будущего даст максимум благоприятных условий для проявления индивидуальности, ибо только в творчестве зреет индивидуальность.



Советская производственно-трудовая школа, А.Г.Калашников