ПРИЧИНЫ СМЕРТИ СПОРТСМЕНОВ


Глава 18

ПРИЧИНЫ СМЕРТИ СПОРТСМЕНОВ

Вопрос о причинах смерти спортсменов и лиц, занимающихся физическими оздоровительными тренировками, представляет большой интерес и всегда привлекал внимание врачей, поскольку уход из жизни физически активного здорового человека воспринимается особенно трагически. Если причиной смерти явилась не тяжелая травма, то ответственность врача особенно велика.

Само определение понятия внезапной смерти не является общепринятым. У нас в стране принято называть внезапной смертью случаи, когда смерть наступает в течение ближайших 24 ч с момента появления первых симптомов болезни.

В спортивной медицине правильнее определять внезапную смерть как непредвиденную, не связанную с травмой смерть, наступившую без предшествующих клинических симптомов или в тех случаях, когда от момента появления симптомов до наступления смерти прошло не более 1 ч [McKeag D., Houg D., 1993],

Вопрос о причинах смерти спортсменов следует рассматривать в двух аспектах:

—причины общей смертности спортсменов и лиц с повышенной физической активностью,

—причины внезапной смерти спортсменов и неспортсменов, связанной с выполнением интенсивных физических упражнений.

В первом аспекте вопрос в настоящее время изучен крайне недостаточно. Вместе с тем анализ причин смерти спортсменов имеет важное практическое значение, так как позволяет выяснить, накладывают ли занятия спортом какой-либо отпечаток на структуру смертности.

Анализ литературных данных и собственные наблюдения убеждают в том, что основной причиной смерти спортсменов является поражение сердечно-сосудистой системы.

По данным LSchmid и соавт. (1962), заболевания сердечно-сосудистой системы составили 70% всех случаев смерти спортсменов. По материалам H.Montayo и соавт. (1962), сопоставлявшего причины смерти 114 спортсменов и 86 лиц, не занимавшихся спортом, средний возраст умерших оказался одинаковым (64 и 66 лет соответственно). Удельный вес смертей от сердечно-сосудистых болезней оказался у спортсменов на 10% больше, чем у неспортсменов.

Высокая ранимость сердечно-сосудистой системы спортсменов была подтверждена и данными LSchmid (1962), согласно которым смертность от сердечно-сосудистых заболеваний у них, по сравнению с лицами, не занимающимися спортом, во всех возрастных группах до 64 лет оказалась выше. Эти данные уже много лет назад позволяли прийти к заключению о том, что спортсмены не только не являются исключением из правила об увеличении с возрастом опасности поражения сердца и смерти от этих заболеваний, но даже опережают по этим показателям лиц, не занимающихся спортом.

Следует отметить, что некоторые исследователи считают вообще не правомерным само сравнение смертности спортсменов и лиц, не занимающихся спортом [Milvy Р. et al., 1975]. По мнению этих авторов, занятия спортом представляют собой лишь один из многих факторов, влияющих на продолжительность жизни, и делать какие-либо выводы на основании анализа только этого фактора не правомерно.

Анализ причин смерти спортсменов позволяет подойти к решению вопроса о продолжительности их жизни. Имеются

указания на то, что занятия спортом вообще не влияют на продолжительность жизни. Такие выводы сделаны авторами широко известных исследований [Montoyo et al., 1956] на основании сопоставления продолжительности жизни выпускников Кембриджского и Мичиганского университетов, занимавшихся и не занимавшихся спортом.

Мы все же разделяем точку зрения J.Morgan (1873), который более 100 лет назад писал о необходимости принятия защитных мер по отношению к гребцам Оксфорда и Кембриджа, организм которых разрушается под действием чрезмерной физической активности [Morgan J., 1873, цит. по Gibbons L. et al., 1980]. Такая точка зрения особенно справедлива сейчас, когда уровень физических нагрузок на профессиональных спортсменов достиг пределов человеческих возможностей.

В особой защите нуждается организм спортсменов, заканчивающих свою спортивную карьеру.

Исследования сердечно-сосудистой системы ветеранов спорта, проведенное НДГраевской и соавт. (1993), показало, что опасность развития сердечно-сосудистых болезней в существенной мере определяется темпами прекращения физических тренировок. Резкое прекращение спортивных занятий, как и следовало ожидать, существенно увеличивает риск поражения сердца.

Так, у бывших спортсменов, продолжавших после выхода из спорта оздоровительные физические тренировки, клинические признаки ИБС выявлялись в 1,9% случаев, а у резко прекративших тренировки—в 18,8%, ГБ—у 3,9 и 13,8%, бывших спортсменов, соответственно.

Если же рассматривать проблему шире и говорить о влиянии уровня физической активности на общую смертность, смертность от ИБС и онкологических заболеваний, то и по этому вопросу в литературе имеются существенные противоречия. В публикациях 70-х годов можно найти указания как в пользу физических тренировок для профилактики ИБС [Амосов Н.М., Бендет ЯА, 1975] так и сообщения об опасности таких нагрузок, увеличивающих риск развития сердечно-сосудистых болезней [Чазов Е.М., 1980].

На многие из спорных вопросов о связи уровня физической активности с заболеваемостью и смертностью дают исследования, проведенные в Далласском институте аэробических исследований [Blair S. et al., 1983, 1989], о которых мы уже упоминали выше.

Восьмилетнее проспективное исследование позволило авторам установить, что у лиц с самой низкой физической работоспособностью общая смертность оказалась в 4—5 раз выше, чем у мужчин и женщин с высокой физической работоспособностью. Наиболее низкая смертность от ИБС и рака также была обнаружена у лиц с высокой физической работоспособностью.

Несмотря на то, что польза оздоровительных физических тренировок достаточно очевидна и никем не ставится под сомнение,

вопрос о том, какой вид физической активности следует предпочесть и какова должна быть длительность и интенсивность физических тренировок, остается открытым. О существенных изменениях, которые произошли в представлении о необходимой и достаточной интенсивности оздоровительной тренировки мы упоминали выше. Здесь же уместно напомнить, что еще 25 лет назад, когда господствовало повальное увлечение джогингом а книга Г.Гилмора «Бег ради жизни» была настольной книгой каждого спортсмена, профессор АГДембо упорно отстаивал точку зрения, что ходьба является наиболее физиологичным и потому наиболее полезным с оздоровительной точки зрения видом физической тренировки. Жизнь подтвердила правоту его позиции.

Сегодня доказано, что для достижения оздоровительного эффекта совсем нет необходимости «преодолевать себя» и бегать марафон или в течение суток без отдыха. Выявлено, что небольшое увеличение активности среди самых неактивных людей связано с наибольшим снижением уровня риска [Руководство по профилактической медицине, 1993].

Напротив, большие физические нагрузки увеличивают риск внезапной смерти в 7—10 раз. Именно эта проблема—проблема развития острых патологических состояний сердца и внезапной смерти при занятиях спортом и в связи с выполнением больших физических нагрузок—привлекает сегодня особое внимание исследователей. Хотя связь между острой физической перегрузкой и случаями внезапной смерти достаточно очевидна, точных данных о частоте внезапной смерти при занятиях спортом у нас в стране сегодня нет.

В бывшем СССР, как это не странно, подобные случаи официально нигде не учитывались и потому не подвергались серьезному анализу. Это обстоятельство трудно понять с позиций здравого смысла, тем более что в клинической медицине каждый случай необычной смерти становится основанием для специального анализа и обсуждения. В спортивной медицине, где каждый случай внезапной смерти необычен, об этом в течение многих лет, по мало понятным идеологическим соображениям, старались не говорить, а появлявшиеся в медицинской прессе сообщения носили казуистический характер или основывались на анализе зарубежных публикаций.

Сегодня мы располагаем весьма точными данными о том, как часто случаи внезапной смерти встречаются в США, S.Van Camp (1993) сообщает, что, по данным Национального Центра исследований катастроф, в спорте внезапная смерть—явление не столь частое. 1 случай смерти на 250000 занимающихся детей и юношей в год и 1 случай на 50000 взрослых. Тем же Центром сообщается, что в год регистрируется 75 внезапных смертей на 1 млн занимающихся футболом и 38 смертей на 530000 занимающихся баскетболом.

Авторы, участвовавшие в обсуждении проблемы сердечных осложнений при физических нагрузках за круглым столом [Franklin В. et aL, 1994f подчеркивали, что риск внезапной сердечней смерти при физических нагрузках существенно увеличивается с возрастом. В ходе обсуждения проблемы P.Tompson привел данные о том, что 1 смерть приходится на 7600 джоггеров в 1 год но подчеркнул, что у здоровых лиц риск внезапной смерти примерно в 2 раза ниже, чем у лиц со скрытым или явным поражением сердечно-сосудистой системы

Итак, если исключить из рассмотрения случаи внезапной смерти, связанные со спортивной травмой, то можно выделить две основные группы причин, ее вызывающих.

К первой относятся нераспознанное или недооцененное врачом патологическое состояние, имевшее место до начала занятий спортом или предшествовавшее выполнению больших физических нагрузок.Среди причин внезапной смерти,относимых к первой группе, в первую очередь следует назвать аномалии и пороки развития сердца и сосудов.

Аномалию развития левой коронарной артерии у внезапно умерших спортсменов обнаруживали J.Jokl 0.971) и В.Магоп и соавт. (1980). Y.Drory и соавт. (1991) выявили подобную аномалию у 1 из 20 внезапно умерших после тяжелой физической нагрузки солдат. Из 34 случаев внезапной смерти спортсменов у 7 на аутопсии был обнаружен врожденный порок сердца, не диагностированный при жизни [Jokl J., 1971].

ГДЛДульцев (1962) из 30 случаев внезапной смерти спортсменов в 3 выявил гипоплазию нисходящего отдела аорты. Среди аномалий развития сердца и сосудов, способных стать причиной внезапной смерти, часто называют аневризмы сосудов головного мозга [Neimann J., 1985] и миокардиальные мостики, создающие препятствие коронарному кровотоку во время систолы, особенно существенное при резком увеличении ЧСС во время предельных физических нагрузок [Котовская Е.С. и др., 1994]. По данным последних, мышечные мостики выявляются у 6,6% больных кардиологической клиники, и есть все основания считать, что названная аномалия не столь редка и у здоровых людей. Особенно важно, что, по данным авторов, мышечные мостики очень часто (42,9% случаев) сочетаются с ПМК и тесно сцеплены с аномалиями развития соединительной ткани. Маркерами мышечных мостиков, по данным Е,С.Котовской и соавт., являются искривление У пальцев рук и так называемый «клгас»-симптом, проявляющийся изменением строения нижнечелюстного сустава.

Эти данные имеют несомненное практическое значение, поскольку дают возможность прижизненно с помощью достаточно простых клинических и инструментальных методов прогнозировать опасность внезапной смерти.

Особенно важным является наличие сцепленности факта выявления миокардиальных мостиков с ПМК. Последний, как

известно, легко выявляется при ЭхоКГ-исследовании и также связывается с опасностью внезапной смерти [Магоп В. et al,, 1980; Zeppilli Р. et al, 1984; Drory Y. et al, 1991, др.].

Вопрос о прижизненной диагностике пролапса и решении экспертных вопросов, сопряженных с его выявлением у спортсменов, уже рассматривались выше. Здесь же уместно отметить, что несмотря на возможности ЭхоКГ-диагностики пролапса, вопросы врачебной тактики в случае его выявления остаются неразработанными. Видимо, правильно сегодня рекомендовать прекращение занятий спортом лишь в том случае, когда речь идет о выявлении клинико-эхокардиографического синдрома ПМК, т. е. пролапса, сочетающегося с определенной клинической картиной и изменениями на ЭКГ.

Важно отметить,что СМПК тесно связан с синдромом Морфана и малыми изменениями соединительной ткани, на фоне которых, в свою очередь, наблюдаются разрывы аорты [Anderson Т, 1986]. Все это свидетельствует о необходимости соблюдать особую осторожность в рекомендациях занятий спортом детям и подросткам, имеющим признаки аномалии развития соединительной ткани.

Среди аномалий, легко выявляемых при профилактических обследованиях и сопряженных с опасностью развития внезапной смерти, следует также назвать синдромы предвозбуждения (WPW, CLC), а также синдром удлиненного интервала Q—Т.

К первой группе причин внезапной смерти следует отнести и гипертрофическую КМП, выявляющуюся, по данным ряда исследователей, почти у половины внезапно умерших молодых (до 30 лет) и активно тренировавшихся спортсменов [Магоп В. et al, 1993].

Складывается, однако, впечатление, что к КМП авторы относят не только истинную наследственно обусловленную гипертрофическую КМП, но и все иные случаи, при которых аутопсия не позволяет уточнить причину внезапной смерти или выявляется гипертрофия и (или) дилатация сердца.

Вместе с тем, как мы уже неоднократно подчеркивали, выявление гипертрофии миокарда на аутопсии не является, с нашей точки зрения, достаточно убедительным основанием для постановки такого диагноза.

Во всяком случае, сегодня есть основания для предположения о том, что выраженная гипертрофия миокарда, обнаруженная на аутопсии, может являться компенсаторной и развиваться в генетически неполноценном сердце, обладающем недостаточной мощностью механизмов адаптации к гиперфункции [Меерсон Ф.З, 1978], которые мы подробно рассматривали выше. Иными словами, речь идет не о первичной, а о вторичной КМП или ДМФП. Последняя связана с физическими и (или) психоэмоциональными перегрузками.

Это положение представляется нам принципиальным, поскольку ориентирует врача на активное выявление несбалансированной гипертрофии миокарда у спортсменов и прекращение физических тренировок, что может не только предотвратить развитие внезапной смерти, но и привести к реадаптации и обратному развитию гипертрофии, как это наблюдается в экспериментальных исследованиях [Правосудов В.П. и др., 1973].

Неожиданный и очень важный поворот получает тема о гипертрофии миокарда и дилатации полостей как причт -» внезапной смерти в свете новых патологоанатомических и конических данных.

Речь идет о данных АЛВаланчуте и В.ВЛясаускайте (1994), полученных при посмертной коронарографии двух внезапно умерших молодых спортсменов. У них авторы не обнаружили ни стенозирукяцего атеросклероза, ни мышечных мостиков, ни аномалий хода венечных артерий сердца. Однако при этом были обнаружены выраженная гипертрофия миокарда обоих желудочков с очагами заместительного мелко- и крупноочагового фиброза и некроза в разных стадиях.

Авторы, проведя посмертную селективную коронарографию, обнаружили у погибших спортсменов снижение ангиографического коронарного индекса почти вдвое по сравнению с контролем. Это дало им основание заключить, что причиной обнаруженных изменений явилась гипоперфузия миокарда, вызванная несоответствием между диаметром венечных артерий и массой миокарда.

Приведенные данные, с нашей точки зрения, не противоречат а существенно дополняют представления о возможных механизмах формирования дистрофии перенапряжения и причинах внезапной смерти, подчеркивая роль состояния коронарного русла в этих процессах. Хотя роль генетических факторов в развитии гипоперфузии вряд ли можно подвергать сомнению, уместно еще раз вспомнить данные АНЩеголькова (1990) о воздействии предельных физических нагрузок на структурно-функциональное состояние эндотелиоцитов и возможность развития при этом тяжелой транскапиллярной недостаточности.

Среди новых данных, дающих основание надеяться на успех в поисках причин внезапной смерти, следует назвать и данные о роли добавочных хорд в левом желудочке в развитии желудочковых аритмий [Кузнецов и др., 1994]. Авторы доказали, что у здоровых субъектов желудочковая экстрасистолия может быть связана с наличием добавочной хорды Дилатация увеличивает натяжение хорды, что может провоцировать опасные для жизни аритмии, а уменьшение размеров сердца во время нагрузки или при пробе с нитроглицерином, сопровождающееся уменьшением натяжения хорд , способствует исчезновению желудочковых аритмий.

Результаты, полученные авторами, дают основание предположить, что в основе фатальных аритмий в спорте может лежать

сочетание резко выраженной дилатации полостей, столь характерной для спортсменов, тренирующих выносливость, и добавочной хорды. Необходимы дальнейшие исследования для уточнения роли вышеназванных факторов в развитии внезапной смерти и разработки практических мероприятий, способных уменьшить опасность развития фатальных осложнений.

Другой причиной внезапной смерти из-за аритмии сердца является аритмогенная дисплазия правого желудочка, о которой мы также говорили выше. Здесь лишь уместно подчеркнуть, что ДЦПЖ следует рассматривать как результат взаимодействия неблагоприятных наследственных факторов и физических перегрузок. Понятно, что своевременная диагностика клинически значимых аритмий, возникающих в процессе интенсивных спортивных тренировок, и их лечение и профилактика дают основание рассчитывать на возможность предупреждения фатальных осложнений.

Помимо аномалий развития и патологических изменений миокарда, возникающих вследствие физических и эмоциональных перегрузок, к первой группе причин внезапной смерти при занятиях спортом следует отнести и различные заболевания, развивающиеся у спортсменов и в целом, возможно, не связанные с физическими перегрузками.

Среди таких заболеваний прежде всего следует назвать коронарный атеросклероз. По данным MJaeger (1990), у лиц старше 35 лет последний выявляется на вскрытии в 90% случаев. W.Haskell (1994) полагает, что 95% случаев внезапной смерти, связанной с физической нагрузкой, вызваны поражением коро-

Ж[ЫХ артерий, а в 80% случаев речь идет о смерти больных и инфарктом миокарда при выполнении программы реабилитации.

Увеличение риска внезапной смерти у больных с атеросклерозом коронарных артерий объясняется увеличением ЧСС и артериального давления, приводящим к укорочению диастолы, а значит и времени коронарной перфузии, приводящим к возникновению дефицита кислорода. Не менее опасно и резкое прекращение нагрузки, сопровождающееся падением венозного возврата и падением сердечного выброса, что на фоне сдвигов гомеостаза может привести к снижению порога фибрилляции и развитию фатальных аритмий.

Фатальные аритмии, как известно, лежат в основе внезапной смерти и при синдроме удлиненного интервала Q—Т. Последний может быть наследственно обусловленным и в подобных случаях проявляется в двух вариантах,— ассоциированном с глухотой (синдром Jervell, Lange — Nielsen) и без глухоты (синдром Romano — Ward) [Braunwald Е., 1992]. Приобретенная форма синдрома удлиненного интервала Q—Т связана с идиосинкразией к ряду лекарственных препаратов, гипотермией, электролитными нарушениями, исполь

зованием форсированных программ «сгонки веса». Последние две из вышеперечисленных причин не столь редки и в практике профессионального спорта.

Как врожденная, так и приобретенная формы синдрома удлиненного интервала Q—Т могут никак не проявляться клинически, но часто сочетаются с желудочковыми аритмиями типа «пируэт». Независимыми факторами риска развития желудочковых аритмий и внезапной смерти при синдроме удлиненного интервала Q—Т следует считать предсинкопальные состояния, интервал Q—Т более 440 мс на ЭКГ, снятой в покое, желудочковые экстрасистолы, альтернацию зубца Т, синусовую брадикардию [Школьникова МА, 1995].

Помимо коронарного атеросклероза, к группе риска внезапной смерти следует отнести лиц с текущим миокардитом, АГ, нераспознанными пороками сердца. Участник дискуссии за круглым столом P.Tompson (cM.Franklin В. et al., 1994), обращает внимание на необходимость постоянно помнить о параклинических проявлениях поражения соединительной ткани и синдроме Мор-фана, пропуск которого чреват внезапной смертью из-за разрыва аорты.

Необходимо упомянуть о возможности внезапной смерти при заболеваниях других органон К ним относятся бронхиальная астма, скрытый сахарный диабет, спонтанный пневмоторакс, менингит и тяжелое желудочное кровотечение [Дембо АГ., 1989].

Иногда на аутопсии обнаруживаются лишь ОХИ, что позволило АГДембо (1976) высказать предположение о возможности внезапной смерти из-за бактериологического коллапса, наступающего во время физической нагрузки. Есть основания считать, что интоксикация из ОХИ может создавать условия для повреждения миокарда, его электрической нестабильности и фибрилляции желудочков.

Список заболеваний, диагностированных на вскрытии у лиц, внезапно умерших при занятиях спортом, можно было бы продолжить, однако знание этой казуистики мало что добавляет к очевидному положению о необходимости медицинского обследования лиц, занимающихся оздоровительными тренировками и спортом.

Ко второй группе причин внезапной смерти относятся случаи острых патологических состояний, возникающих у здоровых спортсменов под влиянием чрезмерных физических нагрузок. К этой группе относятся случаи смерти от острого перенапряжения здорового сердца, проявляющегося острой дистрофией миокарда. Такая возможность была доказана как в экспериментах на животных, так и при аутопсии внезапно умерших спортсменов. Выше мы приводили пример внезапной смерти спортсмена П., у которого на вскрытии была обнаружена острая контрактурная дистрофия миокарда.

В большом обзоре, основанном на анализе 226 случаев внезапной смерти [Sugishita Y. et al., 1983], показано, что /4 случаев приходится на лиц, плохо подготовленных к соревнованиям. В подобных случаях фибрилляция желудочков может стать непосредственной причиной внезапной смерти из-за электрической нестабильности миокарда, вызванной повреждающим действием катехоламинов у лиц, не имеющих органических изменений сердца и сосудов.

Еще раз подчеркнем, что гипертрофия миокарда может носить «гнездный» характер и выявляться лишь при специальном исследовании. Вместе с тем наличие такой гипертрофии создает в условиях физической перегрузки опасность электрической десинхронизации миокарда со всеми вытекающими последствиями.

Однако нельзя исключить и возможности развития остановки сердца как причины и механизма внезапной смерти, вызванной «арестом» синусового узла или полной АВ-блокадой, сопровождающейся крайне низкой эктопической активностью. Подобный механизм остановки сердца, а также посленагрузочная вагусная реакция и гипотензия вследствие периферического депонирования крови могут стать причиной внезапной смерти спортсменов после физических нагрузок [McMarius В. et al., 1982].

Среди острых патологических состояний, способных привести к внезапной смерти, необходимо назвать синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания (ЦВС-синдром). О возможности его развития у спортсменов после тяжелых изнурительных нагрузок с летальным исходом сообщил ЛЕМарков (1989). К внезапной смерти при ДВС-синдроме может привести развивающаяся в IV стадии блокада микроциркуляции с последующей дистрофией и дисфункцией систем жизнеобеспечения Можно полагать, что и геморрагические осложнения, являющиеся иногда секционной находкой и оценивающиеся как непосредственная причина смерти, являются лишь следствием развития ДВС-синдрома.

Причиной внезапной смерти, не связанной с острым патологическим состоянием сердца, называют также острую гипогликемию и острую эмфизему легких, ведущую к развитию острой правожелудочковой недостаточности [Дембо АГ., 1991].

Возможна также внезапная смерть от поражения почек, вызванного миоглобинурией. При резком перенапряжении мышц, чаще мышц нижних конечностей, достигающем степени травматического миозита, миоглобин попадает в циркулирующую кровь. Его токсическое воздействие на почечную паренхиму способно привести к почечной блокаде и летальному исходу.

Причиной внезапной сердечной смерти при занятиях спортом у лиц без отклонений в состоянии здоровья могут стать неблагоприятные погодные условия и, прежде всего, высокая температура окружающей среды. Среди неблагоприятных факте-

ров, способных увеличить риск внезапной смерти, называют также повышенную влажность, холод, голод, переедание [Дембо А.Г., 1991; Макарова ГА, 1993].

Можно полагать, что довольно частой, но наименее изученной причиной внезапной смерти спортсменов, является прием лекарственных препаратов и допингов перед тренировками и соревнованиями. В качестве примера, иллюстрирующего справедливость высказанного предположения, позволим себе привести историю заболевания спортсмена К,28 лет, описанную в монографии АГ Дембо (1975). У этого спортсмена после соревнований в беге на 100 м появились боли в области сердца, а на ЭКГ, снятой в динамике, была выявлена типичная картина инфаркта миокарда, закончившегося, к счастью, благополучно.

Лишь в конфиденциальной беседе с нами через 10 лет после описанного случая спортсмен признался, что перед забегом он сделал себе внутримышечную инъекцию 8 мл (!) кофеина. Этот пример наводит на мысль о необходимости тщательного анализа на допинг внутренних сред в случае внезапной смерти во время соревнований.

Острота проблемы внезапной смерти при занятиях спортом и физическими тренировками толкает исследователей на поиски возможностей ее предупреждения. Очевидно, что для этого необходимы тщательные медицинские обследования с использованием современных диагностических методов.

Подчеркнем, что для эффективной профилактики необходим не формальный врачебный осмотр и регистрация ЭКГ в покое, чем, как правило, ограничивалась спортивно-медицинская практика в системе врачебного контроля бывшего СССР, а как минимум ЭКГ при нагрузке и ДЭхоКГ.

Однако простые подсчеты показывают, что такого рода обследования в рамках национальной программы не под силу даже в столь высокоразвитой стране, как США [Epstein, Maron, 1986]. Другую возможность предотвратить трагедию предоставляет изучение продромальных признаков, позволяющих делать попытки прогноза внезапной смерти. Наиболее частым и грозным предвестником внезапной смерти являются эпизоды кратковременной потери сознания (синкопэ).

Y.Drory и соавт., (1991) выявили синкопэ у 40% лиц молодого возраста, внезапно умерших во время или вскоре после больших физических нагрузок. К другим симптомам, выявляющимся до развития внезапной смерти, авторы относят эпизоды загрудинных болей, связанных с физической нагрузкой, лихорадку, боли в желудке.

Вполне понятно, что выявление патологических признаков является достаточным основанием для настойчивых рекомендаций о прекращении физических тренировок и тем более участия в соревнованиях. Однако низкая специфичность патологических

проявлений продромального периода создают условия для недооценки тяжести состояния и нередко становятся причиной трагедии.

И все же нам кажется, что в проблеме внезапной смерти при занятиях спортом и оздоровительными тренировками есть основания для умеренного оптимизма. Во всяком случае, этот оптимизм уместен в тех случаях, когда речь идет о возможности профилактики двух наиболее опасных клинических форм дистрофии миокарда у спортсменов—аритмической и компенсаторно-гипертрофической.

Своевременная диагностика этих состояний, снижение или прекращение физических нагрузок в сочетании с восстановительной терапией могут существенно снизить опасность внезапной смерти в спорте. Разумеется, к мерам профилактики внезапной смерти следует отнести и правильную организацию соревнований, режим разогревания и охлаждения, запреты курения, горячего душа и ванн после больших физических нагрузок, компенсацию потери жидкости и электролитов и пр.

Анализ показателей общей смертности и сведений о смертности от основных заболеваний позволяет заключить, что по этим показателям спортсмены практически не отличаются от лиц, не занимающихся спортом. Возникает, однако, обоснованное подозрение, что отсутствие различий в этих показателях (при том,что спортсмены представляют собой отобранную группы лиц с заведомо высоким уровнем здоровья) не свидетельствует в пользу оздоровительной роли большого спорта. Выясняется, правда, что продолжительность жизни, заболеваемость и смертность бывших спортсменов во многом зависит от образа жизни и двигательной активности после окончания спортивной карьеры и именно здоровый образ жизни бывших спортсменов во многом является определяющим в перспективах их здоровья и долголетия.

Что же касается внезапной смерти в спорте, то решение этой проблемы или, во всяком случае, подходы к ее решению лежат на путях развития профилактического направления спортивной медицины Нам кажется, что в принципе та организация врачебного контроля, которая была создана административной системой, но работающая на новом уровне и на принципах добровольности и доступности медицинского обследования способна была бы успешно решать эту проблему. Отметим, что речь не идет о призывах к возврату режима разрешений и допусков, основанных на результатах поверхностного физикального обследования и регистрации ЭКГ в покое Встает вопрос об организации серьезных профилактических обследований, обязательно включающих в себя ДЭхоКГ и ЭКГ под нагрузкой.



Спортивная кардиология, Земцовский Э.В., 1995



Блондинка за углом онлайн
Маленькая Вера онлайн
Любовь и голуби онлайн