БИРЮЧОК


РАЗДЕЛ ВТОРОЙ БИРЮЧОК

Существует легенда о том, что Петр I страстно любил уху из донских бирючков и всех заморских гостей потчевал этой дивной рыбкой, а особо почитаемым в качестве презента выделял по возу бирючка мороженого. Из этого можно сделать вывод, что в те далекие петровские времена бирючка в Дону было огромное количество. Но и сейчас, весной, с началом цветения черёмухи на Дону и некоторых его притоках на червя, мотыля хорошо ловится эта красивая рыбка.

От ерша донской бирючок отличается узкой головой и длинным рылом, за что в видовом составе рыб именуется не иначе как ерш-носарь. Кое-где его зовут и бобырем. Он не слишком горбат, с серо-зеленоватой спинкой, с более мелкой, под цвет песка желтоватой чешуей, похожей на чешую и слизь линя или налима; спинной колючий плавник и туловище покрыты укропными пятнышками, словно веснушками Но в его повадках много общего с ершом.

У нас бирючки считаются аборигенами, т. е. коренными жителями Дона. Их так и зовут — бирючки-дон-чаки. Обитают они, конечно, и еще в некоторых реках СССР, но этих рек так мало, что их можно сосчитать по пальцам. В справочнике-определителе «Рыбы СССР» местообитанием бирючка, кроме Дона, указано всего несколько рек: Днестр, Буг, Днепр, Припять, Десна, Северский Донец...

Бирючок — донная рыба. Лишенный плавательного пузыря, он всегда держится в нижнем слое воды, любит быстрое течение, чистое, но хрящеватое дно. В отличие от ерша в заливах и затонах его никогда не бывает.

После ледохода и спада воды бирючок собирается большими стадами на прогреваемых участках, каменистых отмелях; держится у песчаных кос, образовавшихся в устьях донских притоков, и у песчаныд откосов, намытых земснарядами при чистке дна для судоходства. Летом уходит на более глубокий места, к обрывам и кручам. Здесь он остается на зимовку и только

РЫШ НАШИХ ВОДОЕМОВ

погожей осенью поднимается на перекаты. Но в ненастье, с наступлением холодов возвращается в глубокие ямы, отходит от берегов к фарватеру реки с более ровным, стабильным течением.

Бирючок — старший брат ерша. Он такой же глазастый, колючий и сопливый. Л. П. Сабанеев предполагает, что бирючок, как и ерш, ведет в основном ночной образ жизни. Но вместе они попадаются очень редко: у них нет «психологической совместимости», ойи не терпят друг друга. Единственно, что их объединяет, так это то, что носарь прожорлив так же, как и ерш, его желудок постоянно переполнен.

Бирючка ловят на легкие донки, реже — в проводку, как ельца, пескаря или подуста. Наживка должна волочиться по дну. Бирючка можно прикармливать рублеными червями, кормовым мотылем, закатав их в шары из вязкого ила. Но на быстром течении ловить в проводку неудобно. Здесь приемлема только донка с тяжелым грузилом.

При ловле на донки крючки крепятся на поводках из лески не толще 0,2 миллиметра. Сами крючки должны быть с длинным цевьем. В проводку это условие соблюдать не ббязательно, так как носарь не церемонится — сразу засасывает наживу в рот, а подсечка делается после погружения поплавка.

Коренной дончак хорошо ловится и зимними удочками, особенно по первому и последнему льду. Основной наживой является мотыль. Но если на крючок насадить красного навозного червя — тоже не побрезгует.

Конечно, после крупного леща, сазана, голавля, поймав бирючка, без слез на него смотреть не будешь: мелковат, колюч и не тот спортивный интерес, да и вес его — 150—200 граммов — предел! Но рыбка эта все-таки ценная и для ухи, и для заливного.

Лет двадцать назад, разгромив вентери браконьеров в пойменных озерах реки Воронежа, принес я на кордон к леснику несколько нарядных, скользких, извивающихся и попискивающих рыбок.

— А-а, пискуны... — протянул равнодушно лесник с таким видом, будто речь шла о самой никчемной рыбе. Но тут же, причмокнув, нараспев добавил: — Они сладкие!..

Я тогда не знал, что это вьюны. Спасаясь от зимнего замора, они в огромном количестве набились в плетеные ловушки браконьеров, поставленные в мелких незамерзающих протоках...

Многие удильщики считают, что вьюн — существо, мало подобное рыбьему облику. Однако это далеко не так. И хотя он внешне похож на змею (особенно на медянку), вьюн — рыба, живущая в довольно суровых и жестких условиях: болотах, глухих тинистых озерах и илистых протоках, в речных старицах и заболоченных затонах, в канавах и ямах, в мелких тихих речках и болотистых заводях, везде, где есть густой или жидковатый грунт. Как форель не может жить без чистой проточной воды, так немыслимо обитание вьюна без любимой его среды: грязи, типы, ила, в который он обычно и зарывается.

Что же это за рыба?

Вьюн — небольшая рыбка из семейства вьюновых, длиной всего-навсего в 20—25 сантиметров. Продолговатое, чуть сжатое с боков, но почти круглое тело, желтовато-бурая спина, грязно-желтое, порой красноватое брюшко, по бокам темно-коричневые продольные поло-

Ю

сы, которые оторочены мелкими черными пятнышками. Плавники коричневые, в черную крапинку, хвостовой плавник закруглен, как у налима. В общем, вьюн выглядит очень эффектно.

На голове маленькие, с просяное зернышко, желтые глазки; рот большой, круглый. Вьюн — рыба «модная»: ему бы темные очки -г- ни дать ни взять —■ подводный хиппи. Чешуя и кожа — будто джинсовый костюм с пестрыми заплатками; есть у него и длинные свисающие усы: четыре усика на верхней губе, два — по углам рта, четыре — внизу. Но отрастил он их не ради моды: вьюну без усов, как без рук. Зрение у этой рыбы неважное (да и многое ли увидишь в грязном иле?), и он, выискивая пищу, ограничивается в основном обонянием и осязанием. Тело гибкое, упругое. Очень мелкая чешуя покрыта густой липкой слизью, похожей на слизь линя, отчего чешуйки почти незаметны. В руках удержать невозможно: скользкий, извивается, как змея. Одним словом — вьюн, скоморох нарядный...

Суровые условия обитания заставили вьюна приспособиться к окружающей среде и выживать в самых тяжелых ситуациях. Л. П. Сабанеев указывает, что вьюн встречается даже в пересыхающих болотах, где немыслимо существование какой-либо другой рыбы, в том числе и карася. Он также утверждает, что вьюн может прожить во влажной тине на дне высохших озер или под толстой коркой засохшей грязи в ямах и канавах.

Стойко перенося зимние заморы, борясь с удушьем, вьюны могут перейти на «второе дыхание» и пережить даже карася. В научной литературе есть сведения: задний отдел кишечника вьюна может выполнять дыхательную функцию, заменив ему жабры. Вьюну достаточно найти отдушину, и он спасен. Поднявшись к поверхности и заглатывая ртом кислород, причем не из воды, а из атмосферного воздуха, вьюн пропускает его через ки

шечник, задняя треть которого сильно опутана кровеносными сосудами, где кислород и переходит в кровь, рютая пузырьки воздуха и выпуская их через анальное отверстие, он легко переносит кислородную блокаду, но при этом издает звуки, похожие на писк.

Спасаясь от зимнего замора, вьюны скапливаются в протоках между озерами, заползают в мелкие ручейки, не прикрытые льдом, и даже в такие узкие, которые и воробей может перешагнуть. По самым незначительным промоинам, извиваясь, как змеи, переползают они и в более благоприятные водоемы. У Сабанеева есть описание случая, когда вьюны, не найдя выхода из замор-кого водоема, собрались -в огромную стаю, поднялись к поверхности, «чтобы своим скоплением в несметную массу препятствовать замерзанию воды». Вот потому и слышен иногда из-под снега среди белого безмолвия немного странный многоголосый писк двоякодышащих. Этот характерный звук вьюны издают и летом, переползая из высыхающего болота в соседнее озеро. Пищит вьюн и будучи выхваченным из воды на удочку или оказавшись зажатым в ладонях, за что и прилипло к нему в наших местах прозвище — «пискун».

Пища вьюнов только животного происхождения: мелкие моллюски, личинки насекомых, рачки, водяные,черви, мотыль. Эту рыбу ловят на донные и поплавочные удочки. Леска — сечением 0,15—0,25 миллиметра, крючки — от 3-го до 5-го номера. У вьюнов всегда хороший аппетит, они по-налимьему'глубоко заглатывают крючок с наживой. Хорошо ловятся на земляного и навозного червя, на любые другие «мясные блюда». Вьюн может заглотить (а вернее сказать — засосать) пучок червей с более крупным крючком и более толстой леской, снаряженной на линя, крупного карася и карпа. Непременное условие при ловле вьюнов — класть наживку на дно, нисколько не опасаясь, что она погрузится в жидкий ил и станет незаметной. Вьюн все равно ее разыщет.

Копаясь в иле, добывая себе пищу, он все время проводит на дне. Й только перед наступлением ненастья всплывает на поверхность, беспокойно плавает, хватая ртом воздух. По этому признаку рыболовы безошибочно определяют предстоящее изменение погоды в худшую сторону. Вьюны — своеобразные «живые барометры»,

1ҐІІ

и некоторые удильщики содержат их б аквариумах, где ош! хорошо приживаются, правда, содержась их нужно отдельно, так как в поисках корма они сильно мутят воду.

В спортивной литературе по рыболовству (альманах «Рыболов-спортсмен», № 13, с. 263—264) есть утверждение, что вьюн — рыба ночная, днем зарывается в ил. Вопрос этот спорный, так как мне доводилось ловить вьюнов и среди бела дня. Из своей рыболовной практики я осмеливаюсь сделать другой вывод: нерестятся вьюны, очевидно, позднее всех рыб — по самой теплой воде. В пойменных озерах Дона у села Щучьего при ловле карасей со дна попадались они мне случайно на червя и были набиты икрой до откйза, тогда как на календаре уже была середина июля — макушка лета, самое теплое время года...

Из-за своей змееобразной формы вьюн не попадает в сети и бредни браконьеров, в промыёлов'ые орудия лова, и его много в пойменных озерах Дона, Воронежа, Хопра и других рек Черноземья. Обитает он и в заиленных участках наших мелких речушек. И хотя вьюн считается сорной рыбой, но мясо его нежное и вкусное, напоминает вкус мяса линя: оно без мелких костей, сочное, жирное, сладкое.

Вьюн — отличный живец для ловли щук, крупных сомов и налимов. И не только потому, что на вьюна отлично берут эти хищники. По выносливости вьюн непревзойденный терпеливец: находясь па крючке, может «пересидеть» даже карася, и если у него не повреждено горло, будет «гулять» на привязи более суток. Очень долго живут вьюны и в садке с мокрой травой или малым количеством воды, не требуя ее замены. Но так уж все устроено: наряду с хорошими достоинствами,

всегда найдется что-либо, не дающее стопроцентного качества: выон сильный, скользкий, энергичный — его не только трудно насадить на крючок, но даже удержать в руках...



Справочник рыболова, Калугин