ПЕСКАРЬ


ПЕСКАРЬ

Большая рыба на крючке — мечта каждого рыболова. Но большую рыбу не всякий поймает, тем более мальчишка, впервые взявший удочку. А лето? Ведь это самая щедрая, самая богатая пора. Для школьников это прежде всего каникулы: время отдыха, пионерских лагерей и походов. А где поход, там и речка, а на берегах — мальчишки с удочками. Многие из них стали страстными рыболовами, начав свое увлечение с ловли пескарей.

Пескарь — почти домашняя рыбешка, плавает стайками, прижавшись брюшком к песчаному дну, шевелит усиками, выискивая, чем бы поживиться.

На быстром течении укрывается за небольшими выступами дна, за камнями. Здесь он стоит в ожидании корма, который несет река. Если войти в воду и начать ворошить ногами песок, то пескаришки набегут на струю мути целой стаей и в погоне за наживкой будут тыкаться в ноги. В таких случаях рыболовы говорят: пескарей

так много, что они кусают за пальцы. Не успеешь подбросить червяка на крючке, как пескарь тут же смело топит поплавок, а после подсечки сопротивляется, яростно бросаясь во все стороны. Оказавшись зажатым в ладони, все равно не сдается: громко чмокает, его упругсе тело так и старается разжать кулак, прыгнуть в воду.

Обычный вес пескаря 20—30 граммов. Пескарь-великан весом в 100—200 граммов — большая редкость. Интересна закономерность: Усманка — младшая сестрица Дона, и пескарь в ней маленький, с палец величиной; река Воронеж — величественней, пескарь — тоже крупнее, а в Дону иногда попадаются такие «великаны», которых можно спутать с молодым судачком.

Пескарь берет наживку с ранней весны до поздней осени. Весной и летом — на неглубоких местах с чистым песчаным дном (быстряк, перекаты), осенью скатывается на глубокие участки реки с тихим течением.

Летняя удочка должна быть легкой, изящной. Попла-еок маленький, чувствительный. Небольшое грузило, крючок № 3—4. Леска диаметром 0,1—0,15 миллиметра. (На толстую леску пескарь не берет.) Наживка должна волочиться по дну.

Пятнадцать лет назад в Воронеже и Усманке было в диковинку поймать пескаря на хлеб: он брал только животные наживки (мотыля, опарыша, червя). Но с течением времени вкусы его изменились: увеличилось число конкурентов в питании, и теперь, помимо животных наживок, он охотно берет тесто, хлеб и даже пареную перловку.

Интересен воронежский способ ловли пескарей для

Р А 3 ^ ВТОРОЙ

наживки на хищников. На горловину стеклянной банки крепится воланчик от бадминтона с отрезанным кондом. Получается ловушка в форме чернильницы. В банку кладут крошки хлеба, червей и опускают на дно горловиной вниз по течению. Пескари видят съедобное через стекло, чувствуют запах корма и лезут за едой в отверстие. Обратно выплыть не так-то просто...

У пескаря крепкие губы, он долго живет па крючке и в садке для живцов. За это его очень ценят рыболовы. А речные хищники пескаря просто обожают: к крупному неравнодушна щука, мелкого (в спичку длиной) жадно хватают судак, окунь, налим.

Из пескарей можно варить уху, делать «шпроты», мариновать. Но нет рыбы для жарехи лучше пескаря...

В спортивной и любительской ловле подуст — одна из интереснейших рыб. Сама природа выделила из семейства карповых этот вид и призвала «клевать» его только на удочку. По экстерьеру подуст — рыба не крупная, со средним весом в 200—300 граммов, с красноватыми плавниками, серебристым брюшком и бочками. Его часто путают с ельцом и мелким голйвликом, от которых он резко отличается ртом, расположенным под конусообразным рылом в виде поперечной щели. За эту особенность подуст и получил свое название: рот (или уста) находится «на поду», то есть внизу. (Но многие воронежские удильщики ошибочно называют эту рыбу падустом.) Подобно морским рыбам, брюшная оболочка подуста покрыта черной пленкой, за что в народе его именуют чернобрюхом или чернопузиком. Обитает го всех реках Донского бассейна, но многочисленнее всего, конечно, в самом Дону. В отличие от других видов хорошо ловится днем, а также в «глухие», застойные периоды лета.

Черная с зеленоватым отливом спинка подуста и темный хвостовой плавник отлично маскируют его на хрящеватом дне. Но они же его и выдают: если стая

этой рыбы цепочкой, «в колонну по одному», выходит на чистый песок, ясно различимы движущиеся серые тени. Переваливаясь с боку на бок и отражая яркий свет (словно мелькают стальные лезвия), подусты пускают со дна солнечные зайчики, да так, по очереди, что можно всех пересчитать.

Подуст — стайная рыба. Но чтобы наполнить садок черноспинными тушками, рыбу эту нужно сначала ор-ганизозать, направить в удобнее место ловли. А делается это с помощью прикормки, притравы. Подобно пескарю, подуст отлично реагирует на мутную воду. Его можно ловить в забродку, став на течении и вороша ногами песок, или воткнуть в дно колышек, привязав к нему кормушку

Основной же способ прикормки подуста — это «бомбежка» шарами, цементирующим компонентом которых являются глина, вязкий ил. Шары размером с кулак или чуть больше замешиваются с опарышем, червями, с отходами любой каши,-" можно добавить толченого или дробленою жмыха. Комки ила с кормом опускаются «на струю», на дно, где течение, размывая их, образует шлейф мути, по которому, ища источник пищи, и собираются подусты к месту лоели.

Лучший способ ловли — в проводку. Попадается подуст и на донки, наживленные червем под бирючка, но только случайно. А в проводку хорошо берет на глубине в 2—3 метра, с хрящевато-песчаным, но ровным, без резких уступов дном; с быстрым, умеренным, но стабильным течением, как правило, на самых прямых

участках реки. Такие места есть, например, на Дону в районе Семилук, села Новоживотинного, под Гвоздев-кой и Орловкой, у села Духовое.

Лодка обязательна. С берега подуста можно поймать только на ровных участках со средней глубиной, где, разумеется, тоже нужна прикормка. Иногда подуст подходит под нависшие кусты ивняка, где ловить, конечно, неудобно (мешают ветки), но ловля всегда добычлива.

Подуст смело подходит к лодке, копается в глине с кормом, и тут же у кормы или у борта чаще всего случаются и поклевки. Поэтому на дальние расстояния отпускать поплавок нет никакого смысла. По окончании проплыва снасти, удилище нужно подержать параллельно поверхности воды, сделать так называемую вытяжку и, независимо от того, есть поклевка или нет, произвести подсечку, ибо в момент вытяжки нажива с крючком, сносимая течением, приподнимается со дна, сама просится рыбе в рот...

Загадочная рыба — подуст. Иногда он берет на мелкий крючок (грузило на поводке в 10 сантиметрах от него), иногда — наоборот, с мелкого срывается, но хорошо засекается на крючке большего размера (грузило от крючка в 20—25 сантиметрах). В клеве бывает капризным: то жадно «прижимает» любую наживку, то спустя полчаса, ничего брать не хочет, а еще через полчаса берет, но только на опарыша.

Подуст, хотя и доверчив, но осторожен. Редко какому хищнику удается схватить эту рыбешку: снизу не возьмешь — он плавает, прижавшись ко дну; сверху его отлично маскирует черная спинка; спереди всегда упирается носом в донный выступ или камень (за что более раннее название его и было «каменщик»); а с заду и по сторонам сам отлично все видит, на все реагирует. Сетью и бреднем его и подавно не возьмешь.

«Есть уда — будет и еда!» Хороша поговорка!? Снасть для ловли подуста •— обычная проволочная удочка, можно с катушкой. Чтобы гасить сильные, довольно частые и резкие рывки этой рыбы, вершинка удилища ' должна быть повышенной гибкости.

«Легок крючок, да свинца кусок никому не тяга». Старинная мудрость, а до сих пор верна: поплавок и грузила с подпаском подбираются по силе течения,

а регулировка снасти должна быть такой, чтобы крючок с наживой волочился по дну или хотя бы касался дна. Это главная особенность ловли подуста: в отличие от плотвы, язя, голавлика он не всасывает пищу, а берет наживу, прижимая ко дну своим рылом, и долго ее «нюхает». Вполне понятно: при таком специфическом клеве сразу не поймешь, поклевка это или просто зацеп. Поэтому подсекать нужно при малейшем погружении поплавка. Он должен быть веретенообразной формы, крепиться к леске только за нижний конец, иначе на быстром течении при подсечке будет «шмыгать», создавать помехи. Поплавок огружается максимально: из воды торчит только кончик на несколько миллиметров. Крючок — № 4—5. Особенно хороши киевские, с невысоким жалом поддева. Леска — сечением 0,15—0,2 миллиметра. Лучшая наживка — опарыш. Берет и навозного червя.

Интересна еще одна особенность. Частенько бывает так: опустил прикормку, начал гонять поплавок по струе, и пошли цепляться на крючок подусты граммов на 200—250. Бешено сопротивляясь, мотая леску туда-сюда, они постепенно заполняют садок, да все, как один, на подбор — душа радуется. А бывает, наладят подустята граммов по 40—50 — ну, хоть плачь, а они идут, как из-под штампа: маленькие, слабенькие — жалко класть на сковородку. В таких случаях лучше оставить корм на дне, сместиться на лодке вверх или вниз по течению, нащупать и прикормить стаю из более крупных особей.

Сохранять подуста живым лучше всего в просторных садках. Заснувший, он быстро портится, уже через несколько часов дает запах, становится непригодным для обработки. Как и плотва, подуст — стайная, многочисленная, но донная рыба. У него много мелких костей. Хорош только вяленый.

«Ловля плотвы не пользуется большим уважением между присяжными рыболовами, которые большей частью предпочтут ей более мелких ершей, ельца и даже пескаря. С гастрономической точки зрения эта рыба действительно стоит ниже поименованных, особенно летом, когда ее мясо отзывается сильной горечью, но презрение, оказываемое ей удильщиками, не совсем заслуженно, так как ловить ее нелегко, и поймать много плотвы, даже при изобилии, могут только искусные рыболовы, притом не потому, чтобы плотва отличалась большой осторожностью, а потому, что ока почти всегда сыта, да и голодная берет не так резко и решительно, как другие рыбы. Ужение плотвы — хорошая школа для начинающего рыболова, но и, помимо этого воспитательного значения презренной плотвички, у нас найдется немало вод, где плотва составляет по необходимости главную добычу удильщика». Насколько справедливы эти слова Сабанеева, может подтвердить каждый рыболов, занимающийся ловлей плотвы. И действительно: плотва признана любимой рыбой не только за свою красоту, но и за то, что ловля ее относится к одному из трудных видов ужения рыбы. Это самая распространенная, самая многочисленная «нация» подводного мира.

Хотя плотва и всеядна, по растет медленно. Если щука за десять лет достигает 6—7 килограммов, то плотва за этот период набирает не более 300—400 граммов. Но рыба эта очень плодовита, ее помногу вылавливают ежегодно, однако она не вымирает в наших водоемах.

Обычный вес плотвы 100—200 граммов, а ловить плотву менее 50 граммов истинный рыболов считает ниже достоинства. У нее нарядный вид: зеленовато-темная спинка, серебристые, иногда с желтизной бока, белое брюшко, красноватые плавники. Глаза у плотвы словно подкрашенные, с золотисто-оранжевым обводом, с черным или ярко-красным пятном в середине, как у французской модницы. Она покрыта обильной слизью,

поэтому рыболов всегда имеет под рукой тряпку, чтобы вытирать руки, а грудь и коленки закрывает фартуком.

Преднерестовый жор плотвы начинается с просветлением воды, когда реки входят в берега после разлива. У нас, в Центрально-Черноземных областях, это бывает во второй-третьей декадах апреля или в начале мая, когда самцы надевают брачный наряд, — покрываются нерестовыми бугорками, становятся шершавыми, словно рашпиль. Для весеннего икромета плотва заходит из больших озер и рек в малые притоки огромными косяками.

Снасть для весенней ловли плотвы должна быть тонкой, изящной. Леска — 0,15—0,2 миллиметра. Если поставите толще, ничего не поймаете. Крючок — № 3—3,5; самый легкий чувствительный поплавок (лучше всего из пенопласта или гусиного пера), который огружается так, чтобы из воды торчал только кончик на 2—3 миллиметра и не больше. Удилище должно быть легким; с тонкой гибкой вершинкой и удобным комлем, иначе рука будет уставать.

Места для ловли плотвы нужно выбирать с умеренным течением, глубиной 1—3 метра. Хороши участки реки с чистым песчаным дном, где рядом с основной струей течения есть обратное (суводь, водовороты). Замечено, что наибольшие скопления плотвы бывают вдоль берегов, на которых растет сосновый лес. Вообще эта рыба любит дерево: не только сосновые леса, но и бревенчатые сваи, мосты, загородки. Средняя плотва любит кормиться в зарослях как на течении, так и в стоя

чей воде, особо крупная держится на глубоких местах с медленным течением, любит речные плесы, омуты. Весной она держится у дна, летом ее можно поймать и со дна, и вполводы, и у поверхности.

Весенняя ловля плотвы ведется «в проводку». Насадка должна волочиться по дну или опускается над самым дном (5—10 сантиметров, не выше). Это главное условие для успеха. Весной в качестве наживки употребляют мотыля, кончики красного навозного червя. Подсекать нужно сразу, как только шевельнется поплавок.

Весенний клев плотвы длится от одной до трех недель. Все зависит от того, какой будет погода. В начале лета, отдохнув после нереста, плотва отлично берет на ручейника. Летом хорошо ловится на пареную перловку, пшеницу, с применением такой же прикормки, которую периодически бросают в воду чуть выше места ловли. Для насадки нужно выбирать крупную пшеничку «с усиками», насаживать не вдоль зерна, а поперек, не скрывая жала крючка. Тогда не будет пустых подсечек, а рыба крючка не боится.

Можно пользоваться снастью с так называемой обратной связью. В этом случае нижняя дробинка-грузило — «подпасок» — ставится на леске в 1—2 сантиметрах от крючка и подсечка делается не только при погружении поплавка, но и при его незначительном подъеме.

Весной плотва уверенно клюет весь день, летом только на утренней и вечерней заре. За сутки до наступления ненастья клев вообще прекращается. В ветреную погоду плотва хорошо берет насадку только при теплом Еетре южного направления. Если ветер дует с остальных трех сторон, то клев бывает неуверенный, а порой и вообще прекращается. За час до наступления прозы и после дождя бывает беспримерный клев плотвы.

Плотва хорошо ловится и зимой, особенно по перво-ледью, хуже — в середине зимы, улучшается клев в марте — перед ледоходом. Ее ловят зимними поплавочными удочками и на мормышку. Нажива — навозный червь, мотыль, мормыш, короед, личинка репейной моли.

Плотва в 200—300 граммов считается крупной. Всем хороша эта рыба: и поклевкой, и достойным со

21 і

противлением, и красотой, и жареная — на столе... А главное: когда сидишь у лунки — не мучает совесть, что уничтожаешь молодь в спичку длиной. Но крупная плотва дается только в умелые руки. Как это ни странно, но чем меньше мормышка, чем меньше крючок (даже второй номер!), чем меньше насаженный мотыль (иногда «чулком»), — тем крупнее ловится плотва.

Поклевка крупной плотвы еле заметная, особенно в глухую пору: в январе, феврале. Сторожок чуть дрогнет, кивнет немного вниз и тут же принимает исходное положение. В этот миг и нужно подсекать. Да не сильно! Резкая подсечка может принести горечь и разочарование: леска-паутинка (0,08—0,1 мм) не выдержит толчка трехсотграммовой плотвы, и она лопнет, а таких поклевок иногда бывает всего-навсего пяток за весь день!

После поимки первой плотвы, рядом с удачной лункой можно пробурить еще пару отверстий, расположив их треугольником или в одну линию. В крайние лунки опустите прикормку: немного распаренного жмыха-

макухи, кормового мотыля и поставьте поплавочные удочки с мелкими крючками и мотылем. Спустя некоторое время, стайка плотвы обязательно подойдет на запах прикормки и будет брать и па снасть с поплавком.

Но и весной она с причудами. Несколько раз я проводил такой опыт: если плотва не брала целого или половинку червя, то расплющивал его копчик, и она начинала жадно хватать, кидаясь даже на жалкие его остатки. Но стоило насадить нового червя, как опять та же история: пока не расплющишь хвостик, на поклевку не рассчитывай.

Плотва — рыба капризная. Она может клевать на заре, с рассвета до 7—8 часов утра; может в это же время «молчать», а свой завтрак начать с 8—9 часов утра и кормиться до 31—12 часов дня. Клюет она и вечерами, с 17—18 часов до захода солнца, но как только оно закатится, клев резко прекращается. Но бывает все-таки несколько дней в году, когда плотва клюет от зари и до зари. Как правило, это случается в первой декаде июня, когда цветет белая акация,-а зимой — по перволедью.

«Хотя рак — ни рыба, ни мясо, но лучше и того и другого. Пословица «На безрыбье и рак — рыба» на этот раз несправедлива...» Так более 120 лет назад сказал С. Т. Аксаков, автор знаменитой книги «Записки об уженье рыбы». Но и сейчас многие удильщики, помимо рыбной ловли, занимаются добычей раков, так сказать, «по совместительству», ибо эти любители непосредственно относятся к когорте заядлых рыболовов. Многие из них считают раков речными креветками, по вкусу — заменителями крабов. Деликатес!

Наша страна самая богатая по запасам раков. Только дореволюционная Россия экспортировала до 23 миллионов раков в год. А в наше время существуют рако-питомники, где их разводят искусственно. Так, например, на левом берегу Дона, прямо напротив жилых кварталов Ростова-на-Дону появилось необычное предприятие. Здесь впервые запущен круглогодичный конвейер производства деликатесной продукции — раков. Первая партия молоди, выращенная в питомнике, выпущена в пруды. Под Одессой искусственным разведением клешнеобразных в своих водоемах занимается рыболовецкий колхоз «Придунайский рыбак», а исследования по этому вопросу проводят ученые Украинского научно-исследовательского института рыбного хозяйства.

Рак — беспозвоночное, членистоногое животное, НО, как рыба, дышит жабрами. Достигает 200—300 граммов веса. Раков подразделяют на пять видов, но особо распространены только широкопалые и длиннопалые раки. Вообще же все виды настолько похожи друг па друга, что их трудно различить между собой. Только на необитаемом коралловом рифе Южный Сентннел (один из Анданамских островов в Индийском океане) обитают самые большие раки на планете. Вес одного экземпляра составляет четыре-пять килограммов. Такого уже ни с кем не спутаешь!

Зрение у раков плохое, но слух и обоняние развиты очень хорошо. Запах чувствуют издалека, а услышав

шум, прячутся в норы и сидят в них, грозно выставив свои клешни для обороны. Эти восьминогие обитают в реках, озерах, в прудах с чистой водой, в маленьких речушках, и, как отмечал С. Т. Аксаков, «особенно их много в губерниях черноземных», т. е. в нашем родном крае.

Ловят раков довольно примитивно. Из толстой проволоки делают круг диаметром среднего бочонка. На него крепят капроновую сетку, напоминающую большой подсак с мелкой мотней. Снасть для ловли раков готова. В ней закрепляют кусок мяса, печенки, рыбы (можно паленую птицу, лягушку или мясо ракушки-перловицы) и опускают на дно недалеко от рачьих нор, которые они любят устраивать под крутыми берегами, в подмытых корнях деревьев, под кустами лозы и ракитника, в затонувших корягах, под камнями. Некоторые рыболовы расставляют несколько таких ловушек, а чтобы их не растерять, к каждой на длинной леске крепят кусок пенопласта, большую пробку, сухую деревяшку (буйки). Рачевни периодически поднимают со дна и выбирают раков, которые не замедлят наброситься на приманку. Особенно добычлива ловля вечером, м ночью, когда раки выходят из нор на кормежку.

Интересна ночная ловля раков у костра, когда наблюдаешь, как из темной толщи воды, по дну к берегу

на свет костра медленно выползают раскоряченные существа. Яркие вспышки огня на мгновение высвечивают маленькие, выпученные глазки, длинные усы и огромные, похожие на ножницы, клешни. Раков тихонько выхватывают из воды руками. А делать это нужно умеючи. Рак не только может ходить вперед и пятиться назад, но и совершать в воде резкие броски и даже плавать (разумеется, только задом наперед). Гребет рак хвостом, на котором веером расположены лопатообразные плавники. Выпрямив хвост, он с силой и довольно резко подгибает его под брюшко, загребает под себя воду и, совершая таким образом быстрые гребки, плывет не хуже рыбы. Огромные клешни в такой момент волокутся за ним, как оглобли. Поэтому рака ловят всегда со стороны хвоста, когда он, как бы в раздумье, медленно движется вперед или вообще лежит на дне неподвижно. Если попытаться завести руку или сачок спереди, то он мгновенно сделает толчок и задом, очень быстро, отскочит в сторону. В следующую секунду рак может удрать совсем. На руки нужно надевать перчатки: мышцы его клешней очень сильны, он может так хватить за палец, что завизжишь от боли или запляшешь чечетку...

Иногда раков собирают с фонарем, бредя вдоль берега: ночью они выходят на мелкие чистопесчаные места, в прогалы под нависшими кустами. Их только и остается, что загнать задним ходом в подсак при помощи палки или хлыста.

Летним днем, когда вода тепла и прозрачна, раков можно ловить в водолазном комплекте (маска, дыхательная трубка, ласты), ныряя на дно в рачьи угодья и отыскивая их на песке, в норах, на илистом дне или под корневищами подводных растений. Кроме раков, вы увидите сказочный подводный мир. Тем, кто еще ни разу не одевал маску и не нырял на дно, чтобы не захлебнуться и не остаться на дне ракам на съедение, советую предварительно потренироваться на мелком месте и отработать дыхание.

Как это ни смешно, но раки попадаются на удочку: иногда, зацепившись за леску клешней; иногда крючок приходится вынимать из ротового отверстия. В некоторых водоемах раки изобилуют в таком количестве, что не дают ловить рыбу, так и цепляются на крючок. У ра

ка очень маленький рот, крючки должны быть самых мелких размеров — 2,5—3-го номера. Снасїь — с поплавком. Леска — сечением 0,15—0,2 миллиметра. Наживка — кусочек навозного или земляного червя, еще что-либо «мясное» — должна лежать на дне, и есть чудаки, которые ловят раков на удочку, предварительно привадив их кусочками свежей рыбы. Но ловля эта представляет мало интереса. Поклевка рака очень долгая: пока он, словно вилкой с тарелки, положит клешней в рот червя, пройдет 2—3 минуты, и ловля эта ничем не отличается от добычи в раколовки. К тому же, попавшись на. удочку, рак перекусывает леску клешней, как монтер кусачками электропровода, и крючков не напасешься!

Все, кто увлекается ловлей раков, должны соблюдать рыболовную этику. Выловленных раков подросткового периода и особенно самок, которые носят икру или маленьких рачат, отправляют обратно в водоем. В нашем регионе спортивный и любительский лов раков разрешен на бечевку-леску с приманкой и раколовками, не более 3 штук на рыболова, вылов не должен превышать 30—50 штук на человека в сутки. Запрещена ловля раков в период линьки, спаривания и вынашивания икры. Заготовка раков впрок также запрещена по всей территории Воронежской области.

Живет рак до 30 лет. Растет медленно и тяжело, увеличивая свой вес и размер в постоянных муках. Несколько раз в году он сбрасывает свой известковохитиновый панцирь, обрастает новым, но спустя некоторое время одежка снова становится ему тесной. Я наблюдал процесс линьки рака в аквариуме. Сначала лопнула скорлупа на спине — на стыке головогрудь — шейка. Через эту расщелину в первую очередь вытянулся хвост, а затем рак, делая хвостом резкие движения, какие он делает при плавании задом наперед, освобождал головогрудь, конечности и клешни. Рак уплывал, оставив старую одежду.

Но когда рак станет половозрелым, то эта неприятная процедура с переодеванием происходит у него только один раз в год. В эти моменты рыбье население тоже не прочь полакомиться рачатиной. После линьки (июнь, июль) рак легко уязвим, он беспомощен и, если не спрячется в норе, которую он заранее роет... хвостом

2<6

или пока не покроется твердым панцирем, становится легкой добычей рыб. В этот период на рачье мясо хорошо берут линь, язь, голавль, окунь и др. Пара раков обеспечит наживкой на весь день ловли. Рачье мясо (разумеется, сырое!) очищают от скорлупы, кладут в холодную воду на 15—20 минут, чтобы оно затвердело, после чего нарезают мелкими кусочками.

Довелось мне узнать и «где раки зимуют». Как-то по перволедью сидел я над лункой и орудовал маленькой блесной, стараясь выманить окуней из-под затонувшей оЛьхи. И вот случилось чудо: вместо полосатого окуня вытащил на лед, шлепающего хвостом, пучеглазого рака! Что за оказия? Надо думать, забагрился он со дна иронией своей судьбы?!

На следующий год, поздней осенью я сделал несколько погружений в этот омуток и увидел на дне бьющие фонтанчики песка и ила, а под почерневшими сучьями затонувшей ольхи — усатых раков. Все дело в том, что раки не выносят затхлой среды, быстро гибнут от заморов, поэтому с наступлением сильных холодов скапливаются у родников. Тут-то они и встречают суровую зиму!

Нужно сказать, раки всегда любят чистую, богатую кислородом воду. Это аккуратное, чистоплотное подводное животное. Раки поедают тушки погибших рыб, лягушек и все, что гниет и портится, поддерживая тем самым санитарную чистоту в водоемах. Но там, где вода сильно загрязнена или отравлена, они уже не в силах что-либо сделать и спасаются бегством или погибнут все до единого.

Я видел однажды как после залпового сброса промышленных стоков, раки, спасаясь ст ядовитой воды, в панике выползали на берег, поднимались по стеблям тростника и веткам краснотала, как монтеры по- столбам, и, вцепившись в былинку клешнями, словно металлическими кошками, выпучив глаза, со страхом смотрели вниз — на отравленную воду...

Рачье мясо — ценный белковый продукт. Оно нежное, сочное, питательное. Хорошо промытых раков варят в крепко соленой воде до тех пор, пока они не станут красными. В котелок или кастрюлю, где варятся раки, можно положить головку репчатого лука, морковку, немного укропа.

РЫБУ НАШИХ ВОДОЕМОВ

Почему раки после варки становятся красными? Оказывается, черно-зеленый хитиновый панцирь рака состоит из смеси синих, зеленых и красных пигментов. Но при обработке в кипятке синие и зеленые пигменты полностью разрушаются, а красный цвет остается, отчего раки в своих «железных» доспехах и кажутся будто раскаленными.

Съедобных частей у рака немного — 15—20 процентов. Мясо выбирают из клешней, ног и мясистого хвоста, который почему-то называется «раковой шейкой». Но на самом деле это не что иное, как брюшко с широкими плавниками на конце, под которым самка носит икру и выводит маленьких, как муравьи, рачат....

В одном из старых номеров журнала «Рыбоводство и рыболовство» была напечатана статья о биологии хищной рыбки под названием «ротан». Это одна из первых публикаций о ротане, но в ней уже высказывалась серьезная тревога по поводу стремительного расселения этой рыбки по водоемам европейской части СССР. Из опубликованного рассказа я узнал, что история эта началась давно. В 1852 году польский зоолог Бенедикт Дыбовский, исследуя природу Приамурского края, обнаружил в водах Амура странную рыбку, очень похожую на гибрид ерша и окуня. У нее было толстое округлое туловище, два спинных плавника и огромная, занимающая почти третью часть тела, чуть приплюснутая голова. Большая несоразмерная пасть, усеянная мелкими острыми зубами, выдающаяся вперед нижняя челюсть не оставляли никаких сомнений в том, что перед исследователем один из самых вредных и коварных подводных обитателей. Черновато-зеленая, оливковая, а порой и серо-бурая окраска спины сливалась с желтоватыми боками, покрытыми темнымй пятнами и полосками, образуя неопределенный, размытый рисунок, подобный рисунку на маскировочных халатах у десант-

ников. Весь камуфляж говорил о том, что рыбешка эта — отЛичный маскировщик, а широкий округлый лопатообразный хвост, мощные грудные плавники подтверждали: хищник может незаметно пролезть сквозь любые подводные джунгли, исподтишка напасть на свою жертву. Неизвестная доселе рыбка имела и большое сходство с семейством бычковых, так как, вытащенная из воды, она безобразно раздувала жаберные крышки, становилась очень похожей на черноморского бычка — подкаменщика.

Вот такой «метис» — помесь ерша, окуня и бычка — был впервые описан в работе Б. Дыбовского «Рыбы системы вод Амура», где этому виду и было присвоено звание: ротан, головешка. А в научном справочнике-определителе «Рыбы СССР» я нашел и его латинское название: Регссоїіиз дІеЬпі ОиЬошзкі, где указана фамилия ученого, впервые его описавшего.

В то время бычком-головешкой заинтересовались аквариумисты Санкт-Петербурга, и один из любителей комнатных рыб-лилипутов привез ротанов с Амура живьем. Но за стеклянными берегами головешки размножаться не захотели, и раздраженный энтузиаст и любитель природы выпустил их в пруд на своей усадьбе. Каково же было удивление, когда через несколько лет при чистке пруда люди обнаружили в нем бурно расплодившихся ротанов. Причем других видов рыб уже и в помине не было: бычки захватили полное господство, начисто истребив коренных жителей пруда, его «аборигенов» — карасей, карпов, лещей, плотву и даже окуня.

Много лет спустя, а точнее в 1948 году, когда в

Москву вернулась комплексная экспедиция по изучению вод Амура, бычок-ротан попал в подмосковные пруды и озера. Но предыстория повторилась та же: сначала головешки побывали в аквариумах московских ихтиологов, затем у любителей декоративных рыбок, а потом ротаны по незнанию были уже выпущены в подмосковные водоемы, где быстро акклиматизировались, размножились и показали, на что они способны, став страшным бичом для всех подводных аборигенов. Отсюда орды бычков и начали свое губительное шествие... Так попал и теперь успешно расселяется по водоемам европейской части России амурский диверсант- — ротан-головешка...

Рыболовы знают о нем пока мало, поэтому, появившись в каждом новом водоеме и попав на удочку, он тут же получает местное прозвище, и всех имен у бычка не перечтешь: зеленчак, петух, песочник, живоглот, кругляк, ротан, жаба, горлач, кузнец, головешка, коваль, травянка, губан... Его длина достигает 12—25 сантиметров, вес — 250—300 граммов.

Как сообщают исследователи, бычок-ротан быстро приспосабливается к новым условиям, хватко, уверенно заселяет и речные заводи, и озера, и пруды, и ручьи, и болота. Выживаемость этой рыбы очень велика: как и вездесущий ерш, он неприхотлив к чистоте воды и содержанию в ней кислорода, а если водоем и вымерзает, то ротан зарывается в ил и переживает суровую зиму не хуже карася. Только благодаря своей выносливости и живучести он и доехал до Петербурга в XIX веке на перекладных лошадях по почтовым трактам, находясь все время в бочке с водой и перекрыв расстояние по суше в 12 тысяч километров...

Бычок-ротан —- агрессор, отличается страшной прожорливостью. Попав в каждый новый водоем, он маскируется под цвет местной окружающей среды. Ротаны могут быть и бледно-серыми, и коричневыми, и желтыми, и зеленоватыми, и почти черными. Попавшись на удочку и оказавшись в белом садке, они, как хамелеоны, через час-полтора принимают более бледную окраску со светлыми оттенками. Любители комнатных рыб, содержащие ротанов в аквариумах, наблюдали случаи каннибализма: даже в неволе ротаны поедали своих собратьев по масти, причем агрессор и жертва иногда были одинакового размера и веса. Но на воле, чтббы добыть

себе пропитание и набить свои ненасытные утробы, могут объединяться и коллективными усилиями вести охоту, устраивая облавы. Напав на стаю верховок и взяв их в окружение, они чинят сокрушительные погромы, атакуя и глотая мечущихся в панике рыбешек одну за другой. А набив желудки до отказа, погружаются на дно и, как удавы, несколько суток дремлют, ожидая, пока переварится пища.

«Кричат караси про беду, коли ротан в пруду...» Уже и поговорка появилась! И она не случайна: ихтиологи и рыбоводы считают, ротана опаснейшим вредителем. Он поедает беспозвоночных, рыбью молодь всех видов, собственное потомство, головастиков и, очевидно, лягушат. Известны случаи, например, когда щука или окунь, заглотив от жадности слишком крупную добычу, задыхались и погибали. Но вот как описывает амурского бычка М. Дмитриев, изучавший образ жизни рыбы: «Удивителен и широк диапазон питания .— от дафний до рыб, размеры которых всего на одну треть меньше длины самого ротана. Мощная широкая пасть с выдающейся вперед нижней челюстью позволяет ро-тану длиной 8 сантиметров заглатывать 5—6-сантимет-ровых рыб при таком же диаметре тела. Захваченную крупную добычу ротан заглатывает постепенно, причем широкие жаберные крышки в течение всего этого периода продолжают спокойно и ритмично двигаться. Очевидно, при таком медленном заглатывании ротан не испытывает каких-либо неудобств с дыханием. Кроме свободно двигающихся в воде животных, ротаны успешно заглатывают насекомых с поверхности воды и различных личинок из толщи грунта. В последнем случае рыба стоит вниз головой, пока не схватит добычу Еместе с грунтом. Любопытна способность ротанов наедаться впрок. При обилии пищи диаметр наевшегося ротана может втрое превысить обычный: брюшко сильно вздувается, и ротан опускается на дно. Переваривание пищи может растянуться на двое-трое суток. В это время рыба почти не плавает. В замкнутых водоемах популяции ротана могут поддерживаться на постоянном уровне и при недостатке кормов: крупные экземпляры поедают более мелких». Вот какая алчная, жадная натура!..

И, конечно же, бычок-ротан хорошо ловится на удоч

ку, наживленную червем, мальком, лягушонком, головастиком (кое-где он противник только вегетарианской пищи). Клюет бычок и зимой. Его ловят на поплавочную удочку и на снасть с мормышкой. Есть полная уверенность, что этот хапуга бросится и на окуневую блесну. Москвичи ловят его так: на леску сечением 0,15—0,25 миллиметра привязывают два крючка № 4—6 на коротких поводках в 15—20 сантиметрах друг от друга и в 30—40 сантиметрах от мормышки, которая находится на конце лески, выполняя роль маленькой блесны и грузила. Необходим небольшой поплавок или чувствительный сторожок. Бычок хорошо клюет и на мотыля. На одну-две личинки мотыля рыболовы Московской области ухитряются вытащить несколько бычков. Лучше всего ротан клюет при плавном колебании наживки вверх-вниз около дна, на отмелях, у затопленных камней, возле коряжника и зарослей прошлогоднего тростника, где этот хищник любит прятаться в ожидании добычи.

Ротан клюет на удочку круглый год, на него не влияет смена погоды и сезонов, он не объявляет перерывов из-за дождей или ненастья, не пасует перед снижением атмосферного давления, презирает сильную жару и тридцатиградусный мороз. А там, где он уничтожил все живое и движущееся, клюет на все без разбора: на навозных и земляных червей, на мотыля и опарыша, на хлеб и тесто, на сало и малька, на кусочки рыбы и мяса, на внутренности селедки и даже на макароны.

Как мы уже заметили, бычок-ротан, или головешка, — пресноводное существо. За непомерную жадность ихтиологи объявили его вне закона, а у рыбоводов он получил кличку — «Рыбья смерть». Поэтому там, где появится бычок-ротан, ловить его можно круглый год в неограниченном количестве.

К сожалению, некоторые рыболовы допускают непростительную ошибку, размышляя примерно так: «А ведь бычок годится и для ловли крупных хищников: он живуч, вынослив, неприхотлив». И там, где бычки развелись в обилии, вылавливают их молодь, в качестве живца вывозят на другие водоемы... Так, по незнанию, некоторые любители рыбалки, да и многие неразборчивые радетели всего живого, выпуская в пруды

и озера хищного ротана, совершают большую оплошность, нарушая экологическое равновесие в природе, принося большой вред ихтиофауне наших водоемов.



Справочник рыболова, Калугин