САЗАН


САЗАН

Король царства рыбьего! С розовыми усами и желтым брюісом. Словно потемневшая кольчуга, чешуя на богатырском теле. Умен и сообразителен; хитер, как лисица; силен, как лошадь; флегматик — на свободе, зверь — на крючке. И нет выше чести, нет большего счастья для рыболова, чем поймать эту сильную рыбу. Потому-то ловля сазана полна ювелирной тонкости, во многом зависит от личных качеств спортсмена, его выдержки, хладнокровия и умения в совершенстве владеть снастью. Потому ловля сазана является высшим мастерством ужения речной рыбы. Это страсть, искусство, удовольствие...

По-казахски «саз» — ил (грязь), «ан» — животное. Следовательно, «сазан» — рыба, предпочитающая илистое дно. За свою мудрость в Японии сазана величают отцом рыб, а о хитрых и умных людях говорят; «Умен, как сазан». Среди подводных долгожителей сазан держит далеко не последнее место и, благодаря своей всеядности, быстрому увеличению привеса, в спортивном рыболовстве занимает тяжеловесную категорию, достигая 2—3 десятков килограммов.

Л. П. Сабанеев сообщает, что в реке Воронеже был пойман сазан-гигант; 4 пуда 10 фунтов. А «пудовые и полупудовые сазаны, — пишет далее автор, — встречаются у нас во многих больших и малых реках... и не составляют диковинки». Вообще Сабанеев частенько упоминает реку Воронеж, когда речь заходит о такой солидной рыбе, как сазан или сом. С большим увлечением читаешь эти страницы, написанные с огромным знанием дела.

Но золотое время чистой воды и богатых речных уловов давно миновало: мелеют реки, исчезает сазаны, и вместе с ними и сазанятники. А издревле Дон был кра-

еен сазанами могучими, славился великий Дон и рыболовами умелыми. Таким рыболовом, например, был М. А. Шолохов. И, как говорил сам Михаил Александрович, сазана может поймать только усидчивый человек: портной, сапожник и... писатель.

Нужно сказать, что М. А. Шолохов был одержимый рыболов, особенно страстно, с ревностью относился к ловле сазанов. Вот какую «гневную» записку написал он однажды одному из сазаньих «асов» на Дону, когда тот, видя Шолохова загруженным работой, прислал ему в подарок сазанов: «Дорогой Виктор Лукич! Большей обиды ты придумать не мог! (Разрядка наша. — М. К-). Разве можно рыбаку, который не может пока ловить, присылать сазанов!.. Брошу к черту все дела и завтра еду рыбачить. А сазанов возвращаю. Посылаю пачку папирос. Завтра будешь сидеть, закуришь, когда клева не будет, и вспомнишь о товарище. Привет. М. Шолохов». И как солнце в капле росы, отражается свет шолоховского сердца, наполненного неизменно верностью светлому чувству дружбы и товарищества, человечности и доброты, в следующем послании: «Дорогой тов. Гулага! — обращается писатель к нему же. — Я завтра не поеду рыбачить. Езжай и садись на мое место (два раза привадил и за два дня поймал 3 и 2 сорвалось); приметы следующие: против стоит веник бакенщика, скрыты рядом две скобы. Ставь лодку на верхнюю по течению, ниже цепа. Желаю удачи. М. Шолохов».

Сейчас крупный сазан — редкость, но некоторым

счастливчикам, хоть раз в сезон, да выпадет счастье побороться с этим могучим существом. Так, например, на российском конкурсе «Рекордные рыбы года» призовое место занял сазан, который был пойман под Воронежем. Его вес — 13,4 килограмма. Поймал рекордную рыбу каменский рыболоз В. Бакулин. В послевоенные годы Дон и Воронеж еще славились сазаньими местами. На Дону это были Гремяченская прорва, Черный Яр, брал сазан и под Чернышовой горой, на Воронеже —■ знаменитые ямы Аринкина и Голодная, Чернявский и отроженские мосты, Обливы, Радчино.

В городской черте — под сваями Чернявского моста, наведенного саперами из бревен, под затонувшими железобетонными обломками взорванного, под плотами, которые всегда закрывали половину поверхности реки (сюда в то время еще сплавляли лес), — водились огромные сазаны, пудовые сомы, лещи величиной с поднос, плотва и красноперка. А поверху гуляли косяки полуметровой чехони. Здесь и сидели воронежские са-занники — люди с сильными руками и крепкой выдержкой. Сидели день, два, три... неделю, вторую. Эти люди — фанатики: им не нужна другая рыба, подай только сазана! И когда это случалось, когда засеченный гигант, как лошадь, гнул в дугу удилище, а леска в кровь резала руки и срывала с пальцев кожу, когда утлая лодчонка ходила ходуном, а под мостом разворачивалась напряженная борьба, деревянные перила на мосту превращались в трибуну для зрителей. И чем крупнее был сазан, тем продолжительнее шла борьба, тем больше собиралось зевак, и перила моста под их напором угрожающе трещали.

Но в конце концов укрощенный сазан попадал в огромный подсак, рыболов запихивал его в лодку — под «банку», садился на рыбу верхом, и сазан, лежа в воде, просочившейся через днище, жадно чмокал круглым ртом да беспомощно бил хвостом, разбрызгивая теплую воду.

Я тогда был мальчишкой. Сидя на бревенчатых «быках» (так мы называли ледорезы, предохраняющие деревянный мост от разрушения в половодье), я ловил жадную чехонь и, лопаясь от белой зависти, наблюдал за действиями счастливого сазанника...

А начинать нужно с привады, на худой конец —

с прикормки. Это одно из важных условий. Сазан обитает под речными крутоярами, в завалах и крепях, где рыболову, не имеющему лодки, невозможно иногда и присесть, а порой и некуда снасть закинуть. Поэтому привада делается в более удобных местах, но непременно на проходных тропах сазана. Хорошо приваживать в тех местах, где на вечерних и утренних зорях, словно играя в волейбол, поочередно выпрыгивают и плюхаются в воду огромные, как поросята, золотистые сазаны. От таких всплесков и крутых расходящихся .волн у любого рыболова глаза круглыми сделаются. И не уйти ему отсюда никуда.

Для прикорма пригодны жмых, пшенная каша, вареный картофель, навозные и водяные черви: сазан, как поросенок, все поедает. Корм должен лежать на дне. В зависимости от силы течения он замешивается с глиной, опускается в сетчатой кормушке или просто разбрасывается в намеченном месте ловли. Чтобы не привлечь мелкую рыбу, особенно плотву и калинку, корм лучше всего бросать ночью. Иногда делают «соску». В марлевый мешочек помещают пшенную кашу с распаренным- жмыхом и опускают на дно. У сазанов отличное обоняние, они быстро находят приманку, сосут сквозь марлю, но насытиться не могут, и, возбудив аппетит, рыщут по дну, встречая насадку на крючке.

Приваду, как правило, делают в нескольких удобных местах и после поимки одного сазана меняют место ловли.

Лучшей насадкой считается пшенная каша. Существует много способов приготовления каш. Они достаточно описаны, и не повторяясь, добавлю: чтобы каша не пригорела, запаривайте ее в «водяной бане», поставив снадобье в кастрюлю с кипящей водой.

Сазанов ловят на молодой недоваренный картофель, его подбирают по величине крючка и рыбы, которую собираются ловить. Картофельная насадка тем и хороша, что на нее не позарится ни одна мелкая рыба. Далее следуют конопляный, подсолнечный жмыхи, катыш бе-.лого хлеба, тертое тесто, «пышка» специального приготовления; из животных наживок — черви: навозные, выползки, подлистники, водяные (особенно результативны весной и осенью).

Лучшей снастью для ловли сазанов оказалась дон

ка, или так называемый способ ловли «на глухую», где поклевка определяется по копчику удилигца. Сазан очень осторожен, поэтому на поплавочные удочки бывает меньше поклевок: он хорошо видит вертикально висящую леску и отходит от приманки; а часть лески донной удочки всегда незаметна, она лежит на дне, теряется в иле и растениях.

«Хороший рыбак должен по клеву знать, что рыбу сазаном звать» — любимая поговорка сазанятников. Голодный сазан с ходу берет насадку, резко топит поплавок или гнет кончик донной удочки — «прижимает». И беда, если рыболов задремал или отвлекся, а удилище не закреплено... Но в основном сазанья поклевка чем-то напоминает поклевку линя: он пробует, нюхает, сосет, теребит насадку, бросает ее и снова берет в рот. Такая дегустация повторяется несколько раз, после чего следует решительная и энергичная потяжка. Вот тут-то и надо подсекать!

Удилище должно быть мощным, упруго-гибким, обязательно оснащено катушкой. Грузило подбирается по силе течения, и если течение большое, то тяжелое грузило делают скользящим.

Крючки особые •— сазаньи. Они повышенной прочности, каленые, кованы, поддев должен немного пружинить, жало — сверхострое, бородка — широкая, заце-пистая. Размеры крючков подбираются соответственно насадке и предполагаемой рыбе, на которую будет вестись охота.

Главная, очень важная деталь сазаньей снасти — катушка большого диаметра, с хорошим, бесшумным тормозом. Ибо давно доказано: чем толще леска, тем меньше сазанов. Подводный рыцарь ведет бесстрашные бои за свое освобождение, показывая примеры ловкости и отваги. Далеко не каждому спортсмену выпадало счастье сдержать рывки этой буйной рыбы. А тонкую леску засеченный сазан разделывает «в пух и прах». Вот здесь-то и сыграет свою роль катушка с леской диаметром 0,4—0,6 миллиметра, длина которой должна быть не меньше 100 метров. Умело играя такой снастью, опытный рыболов вовремя может «парировать» мощные рывки осатаневшей рыбы, а при ослаблении натиска быстро подмотает леску на барабан катушки и так, утомив рыбину длительной борьбой, возьмет ее

в подсак, который должен быть изготовлен из хорошего обода диаметром среднего бочонка и с глубокой мотней. Подсачивать сазана — не бабочек ловить. Сетку с ободом заблаговременно опускают в воду и заводят на уставшего сазана снизу, с хвоста, но ни в коем случае — с головы. Завидев свою погибель, сазан собирает последние силы и зачастую добивается свободы. Завалив сазана в подсак, нужно немедленно подвернуть мотню вокруг обруча или рукояти, на которой он закреплен, и только так — волоком — тащить рыбу в лодку или на берег.

При вываживании сазана нужно быть предельно собранным, готовым ко всему. Передние лучи спинного и анального плавников ни дать, ни взять — лобзиковые пилки. Это грозное оружие против врагов, первыми из которых являются рыболовы. Попавший в беду сазан делает неожиданные финты: как дикий мустанг, крутится на одном месте, стараясь подхватить и пересечь своими лучами леску или распороть ячейки бредня, и зачастую остается непокоренным.

В 1964 году городское общество «Рыболов-спортсмен» для пополнения речных запасов рыбы приобрело на свои средства пять тысяч двухгодовалых гибридов карпа, скрещенного с амурским сазаном. Рыбу выпустили в Радчинском затоне, а для изучения миграций саз,ана совместно с научными работниками кафедры ВГУ две тысячи сазанчиков закольцевали. Через десять дней в университет поступили первые сообщения от рыболовов области. Часть рыбы, скатилась вниз по Воронежу, вошла в Дон и пошла вниз по реке. Под Павловском был пойман первый закольцованный сазан, перекрывший за десять дней расстояние в триста километров. Второй попался на удочку под Липецком, поднявшись вверх по течению реки Воронеж. Так что сазаны, оказывается, еще и большие путешественники.

Зимой сазанов не ловят: подобно сомам, они скатываются в ямы и стоят в оцепенении. Это одна из самых живучих рыб: сазан, посаженный на кукан (каждый отдельно -и подальше от приваженного места), живет очень долго. Хорошо сохраняется в корзине С мокрой травой.



Справочник рыболова, Калугин