СИНЕЦ


СИНЕЦ

По своей конституции синец отличается от леща более сплющенным и зауженным телом, более длинным анальным плавником, который, будто киль парусной яхты, глубоко выдается вниз й тянется от анального отверстия до самого хвоста. Если у леща рот нижний, то у синца — полуверхний, торцевой, напоминающий рот уклейки. Ему присуща пелагическая окраска, то есть расцветка, характерная для рыб, обитающих в толще воды. У синца иссиня-перламутровая, с зеленым отливом спина, серебристые бока и брюшко. Как лезвия бритвы, скользят эти рыбы в воде, будто растворяясь, сплющенные с боков и до того тонкие и прозрачные, что так и кажется: возьмешь в руки — и обрежешься.

Синец — путешественник. Ранней весной, как только растает лед, поднимаются косяки этой рыбы из Цимлянского водохранилища вверх по Дону, устремляются в его притоки.

По расположению рта можно судить, что синец редко бывает на дне, ему трудно добывать из ила пищу. Он постоянно обитает в толще или верхних слоях воды. Ихтиологи и рыбоводы причисляют синца к типичным планктофагам, то есть к виду, который питается животным (а может, и растительным) планктоном, — микроскопическими рачками, циклопами, дафниями. Но он может «клюнуть» и на навозного червя, на хлеб и опарыша. Задолго до того, как река Воронеж была перекрыта плотиной, случалось мне ловить синца на удочку даже в зарослях лопушника попутно с красноперкой в реке Усманке, под селом Репное. Вот как далеко заходит эта рыба с низовьев Дона!

У синца есть двойник — его разновидность, подвид, которого называют сопа, глазач, белоглазка. Рыба очень похожа на синца и отличается от него лишь более крупной чешуей, тупым, словно расплющенным, рылом, рот направлен немного вниз. Глаза у этой рыбы большие, выпуклые, за что и зовут ее у нас очень точно— лупач. Лупач ведет в основном Придонный образ жизни и на удочку попадается гораздо чаще СИнца.

И остроносый синец, и его пучеглазый собратец — все это разновидности лещей. По наблюдениям А. В. Федорова — ученого, большого знатока ихтиофауны Воронежского края, — синец, относящийся к тому же роду, что и лещ, добывается в большом количестве лишь в те годы, когда к нам доходят цимлянские стада этой рыбы. На воронежском участке Дона успешный лов бывает лишь в мощный разлив, когда огромные косяки синца, поднимаясь1 из Цимлянского моря, благополучно обходят сети рыболовецких бригад и колхозов, перегораживающих реку в весеннюю путину. Но в последние годы природа не балует нас такими паводками, а сроки запрета промышленного лова вступают в силу гораздо позже. Рыба не успевает пройти к местам нереста я произвести новое ПОТОМСТВО.

Синца издавна считали сорной, малоценной рыбой. Но случилось чудо: речной синец, очутившись в условиях водохранилища, увеличил вдвое свой рост, а по жирности не уступает знаменитому донскому рыбцу. Резко возросли и его уловы: так, в Цимлянском водохранилище было добыто на 19,5 тысячи центнеров синца больше, чем других видов рыб. Хорошо растет синец и в Куйбышевском, и Рыбинском, и других водохранилищах, потому что водохранилища отличаются богатой кормовой базой. Это отметил С. М. Бернштейн — московский рыболов, энтузиаст, пытливый наблюдатель, который долго изучал изменения темпов роста рыб и характер их клева.

А вот что писал по этому поводу известный рыбо-

вод страны, профессор, член-корреспондент ВАСХНИЛ и АН УССР В. А. Мовчан: «Исследователи, изучавшие синца, долго считали его малоценной промысловой рыбой. В последнее время все чаще высказывается мысль о перспективности этого вида рыб' для водохранилищ. В Цимлянском водохранилище, например, синец быстро растет, отличается вкусным, жирным мясом и превратился в ценную промысловую рыбу».

Это действительно так. В 1952 году, когда Дои только что перекрыли плотиной и наполнили Цимлянское водохранилище, в рукотворное море с волжских рыбо-водных заводов была выпущена огромная масса молоди: сазана, леща, чехони, жереха и синца. Расчет был на зарыбление нового огромного водоема, а того не учли, что в водохранилище не образовалась еще водная растительность, не сформировался планктон. В поисках корма вся масса устремилась вверх по Дону вплоть до реки Воронежа, до отказа заполняя боковые притоки. Появление ее резко сказалось на уловах рыболовецких колхозов, увеличились заработки рыбаков, а сами рыбколхозы по численности выросли в три-пять раз. Сейчас никто не поверит, что за одно притонение неводом верхнемамонская бригада в районе Полянки вытащила сорок центнеров синца!!!

Важно заметить, что кормовая база Воронежского водохранилища давно сформировалась, она очень богатая, а зоопланктона гораздо больше, чем в реках. Наряду с другими видами рыб зарыбление Воронежского моря синцом, несомненно, принесет большую выгоду как в промышленном, так и в спортивном и любительском рыболовстве.

Владыка рек — чудо-юдо, рыба-сом... Он — не кит, но тем не менее относится к самым крупным речным великанам. У сома четвертую часть веса тела занимает голова: она — как сплющенное ведро; словно щупаль-

ца, длинные усищи. И на такой лоханке, как пуговки, маленькие глазки, скатившиеся к верхней губе.

В. И. Даль в одной из своих сказок очень точно нарисовал образ речного хищника, который проглотил целиком необщипанного петуха: «...Завертело петуха

встречным течением в заводи, — там, сказывают, сомина, чертова образина, им было подавился, да нет, справился, проглотил. Не подавится он, чай, и самим сатаной, не токма конем его подседельным...» О размерах и весе этого уродца ходят легенды. Но, говорят, все легенды — от былин. Сто — двести килограммов — это мелочь пузатая. Л. П. Сабанеев описывает случай, когда сом утащил в реку переплывающего медведя, а ныне покойный член-корреспондент ВАСХНИЛ и АН УССР, известный рыбовод В. А. Мовчан сообщал о поимке пятиметрового сома весом в 420 килограммов. Вот это сом — так сом!..

В нашем крае таких великанов, конечно, нет. Но метровые и двухметровые сомы — не такая уж редкость на Дону. Так, например, 24 февраля 1983 года газета «Правда» на первой полосе сообщила своим читателям: «Сбылось шутливое пожелание соседей — взять машину для перевозки улова. Друзья не сочли этот факт рыбацкой байкой. На 52 килограмма потянул сом, который попался на уДочку рыболову-любителю из города Россоши П. И. Федорову. Петр Иванович сфотографировался вместе с гигантской рыбиной...»

Заметьте: сом был пойман зимой, он, как медведь-шатун, не залег в спячку. Это не ирония судьбы: такие случаи возможны. Даже известны случаи о поимках зимой самого родоначальника семейства карповых — зеркального карпа.

А спустя 8 месяцев, собственный корреспондент

«Правды» А. Старухин под рубрикой «Современные были» в большой корреспонденции вновь с мельчайшими подробностями рассказал о том, как слесарь Россошанского химзавода Яков Петрович Сова, рыбача в сентябре на Дону, поймал речного великана, длина которого «равнялась 2 метрам 20 сантиметрам и без внутренностей он весил 60 килограммов» («Правда», 11.10.1983 г.).

В 1987 году работник Россошанской «Фотографии» Владимир Иванович Коневец вновь поймал сома, который равнялся 2 метрам 20 сантиметрам и весил 60 килограммов.

— Взвалил я его на плечо, — рассказывает В. И. Коневец, — а хвост по пяткам бьет. Сколько народу на меня смотрело?1 Чтобы сфотографироваться рядом с добычей, пришлось затащить сома на трехметровую лестницу...

Нужно отметить, что это довольно солидные донские экземпляры сомов даже в международном масштабе. Так, например, национальный рекорд любительской ловли в Швейцарии держит сом весом в 30 килограммов; в ФРГ — 32,5 килограмма. И только Польша _и ГДР эти рекорды побивают вдвое: здесь на удочку пойманы сомы весом в 63 и 73 килограммов. Но первое место держит все-таки наш русский сом. Он пойман на Волге в Астраханской области в том же, 1983 году. На всесоюзном конкурсе «Рекордные рыбы года» он получил самые высшие «оценки»: длина — 2 метра 21 сантиметр, вес — 86 килограммов. Сом был пойман на шнур диаметром 4 миллиметра с поводком из лески 0,8 миллиметра.

Но рекорд все-таки побил наш донской сом. В 1984 году «Комсомольская правда» (30.12) сообщила о том, что на Дону вблизи станицы Клецкое Волгоградской области был пойман речной властелин в два с половиной метра и весом в 90 килограммов. Возможно, в Дону обитает еще немало чемпионов страны в тяжелом весе? Вполне понятно, что на руках или в обнимку с таким великаном не сфотографируешься: его Нужно подвешивать на крюк и поднимать лебедкой, самому же становиться рядом и быть похожим на лилипута...

Сом — рыба плотоядная. Этот «утробистый господин», кажется, только и занят одной проблемой: где,

РЫБЬЕ НАШИХ ВОДОЕМОВ

что найти и проглотить? В его меню входят всевозможные черви, мясо двухстворчатой ракушки, лягушата, рачье мясо, куриные потроха, может взять личинку речной миноги — пескаву, жука-медведку, белую личинку навозного жука — сальник, которую на Донщи-не называют «рыбак». А крупные гиганты, как аристократы, любят жареных цыплят...

Ыо сомы охочи не только на съедобное: в свою утробу они заглатывают все без разбору, и зачем им это нужно — пока не понятно. Так, в мае 1983 года у пойманного мною сома желудок оказался набит мелкими камнями, галькой и крупным песком. Впечатление было такое, будто это не желудок рыбы, а зоб курицы... Подобными сувенирами богат музей Балхашского рыбза-вода. Экспонаты музея представляют собой находки, которые были извлечены из сомовьих утроб. Воистину — укладистое брюхо! Монеты и пуговицы, расчески и ружейные гильзы, куски мыла и бутылки из-под пива, пара новеньких галош, целехонький кирпич... Может, сомы записали себя на должность чистильщиков дна водоема? Больше всего в сомовьих желудках найдено пустых консервных банок, полная обнаружена только одна: открыли — «сом в томате»!.. Один вид находок заинтересовал ученых НИИ рыбного хозяйства Казахстана. Это... затонувшие полиэтиленовые мешки и пакеты. Оказывается, сомы к ним просто неравнодушны. И сейчас рыбаки Балхаш-Илийского бассейна с успехом ловят крупных сомов на искусственных живцов из обыкновенной полиэтиленовой пленки. Изготовить приманку — дело нескольких минут: надо вырезать треугольник величиной с ладонь, сложить его несколько раз «конвертиком» и за кончик насадить на крючок...

Сомы хорошо ловятся летом, теплыми туманными ночами, на ранней заре, днем берут только в грозу или дождливую погоду, любят пасмурные дни. Иногда по ночам,на сомят находит волчий аппетит: они выходят из своих убежищ, рыщут под всей акваторией. Однажды на реке Потудань я поставил несколько донок, наживленных выползками, и завалился спать. Проснулся от мелодичного перезвона колокольчиков: концы трех удочек гнулись к воде. «Вот это да! — подумал. — Сразу три сома!..» Каково же было мое удивление, когда, выбрав леску первой донки, я вытащил девятифун-

тозого соменка, из пасти которого свисали запутанные поводки остальных удочек...

«Можно потерять маленькую рыбку, чтобы поймать большого сома». Эта поговорка говорит о том, что для ловли сомов живцы составляют одну из первейших приманок. Особенно любит ночной бродяга окуня, плотву, подъязка, голавлика. Шестидесятикилограммовый сом, которого «взял» россошанский рыболов Я. П. Сова, •был пойман на крупную плотву.

Среди рыболовов ходит поверье: сом хорошо берет паленую птицу. Но ни один истинный рыболов не убьет даже воробья. Они поступают по-иному — делают комбинированную наживку: на цевье крючка накалывают кусочек паленого войлока (ведь именно запах жженой роговицы привлекает сома!}, а уж потом — мясо ракушки или пучок червей.

Сом всегда прячется в одном и том же облюбованном месте. Глубокие омуты с корягами, глыбами земли и валунами, подмытые свалы под крутоярами, обрывистые берега, уходящие вниз уступами, с топляками на дне* — вот те места, где любит дневать ночной хищник. Отсюда он и выходит на кормежку, едва синие сумерки опустятся над рекой. В поисках мелкой рыбы, которая дремлет в прибрежных зарослях, он обследует владения, подходя к самому берегу, где может проглотить и задремавшую лягушку. В таких местах, а равно и в устьях небольших речушек, под склоненными кустами ивняка, где всегда полно мелкой рыбы, хорошо поставить жерлицу, наживленную лягушонком ИЛИ ЖИВЦОМ.

Кроме жерлицы сома можно поймать на поплавочные и донные снасти, спиннингом и дорожкой. Ловля на перемет ничего общего с любительской и спортивной ловлей не имеет. А самой таинственной, самой сказочной ловлей сомов оказалась ночная ловля на «квок». Этот звук очень похож на звук откупориваемой бутылки или на удар пустым стаканом по воде. Он имитирует то ли призыв сомихи, то ли кваканье лягушки: среди матерых сомятников единого мнения пока нет, хотя ловля на «квок» известна давным-давно. Красочно, очень интересно описал эту ловлю Л. П. Сабанеев. В 1903 году в реке Воронеж на «квок» был пойман сом весом в шесть пудов (96 кг). Его поймали члены Во

ронежского городского общества «Рыболов-спортсмен» М. И. Кольцов и В. П. Попов. Сказанное выше — это уже история, и мы спешим сразу определить, что ловля на «квок» Правилами рыболовства в бассейне Дона теперь запрещена. К сожалению, правила эти еще плохо соблюдаются. Так, например, усердно продолжают ловить сомов на «квок» жители села Красногоровка, что в Богучарском районе на Дону.

А разрешенную ловлю удочками можно вести на ямах и омутах, на выходе из них. Это, пожалуй, наиболее приемлемая ловля сомов летней ночью. Гаснет вечерняя заря. Приближаётся время к полуночи, и в полночь на воде холодок. Где-то под вербами, в густой темноте стонет, жалуется на бессонницу и одиночество тоскующая выпь; изредка, будто спросонья пробует квакать лягушка, но снова засыпает. И вот хрупкую, сторожкую тишину ночи, как грохот, спугнул мощный всплеск. Брызг не видно, только волны пошли по сонной воде. Они, как мишень, поблескивают ровными, расходящимися кругами. А в середине — бурун. Это сом схватил у берега задремавшую рыбешку. Испуганно мечутся у костра тени. И я весь в напряженном ожидании.

Чтобы не тревожить туманный предутренний сумрак, не вспугнуть эту дивную, волшебную ночь, сотканную из бледного лунного света, волокнистых жгутов тумана и серебристых прядей плакучих ив, сижу тихо, словно памятник, и туман медленно обволакивает мою фигуру. И вдруг удилище начинает дрожать, в руке слышится тихое постукивание, затем следует слабая потяжка и мощный рывок.

Долой дремота! В дугу горбатится крепкое удилище, звенит от натуги леска, хрустят сросшиеся позвонки бамбука, гулко отдаются удары собственного сердца. И все это — в объятиях черной ночи, черного неба и черной реки...

Иногда засеченный сом бросается под корягу или в подмытый берег, залегает на дно, уткнувшись головой в какой-либо выступ. Впечатление такое, будто это не поклевка, а «мертвый» зацеп. И тогда рыболов становится на колени, складывает руки на груди и с мольбой в голосе просит:

— Сом Иваныч, отпусти...

Спрятавшись в укрытие, сом может противоборствовать беспредельно долго, но если постучать по удилищу или по борту лодки, если бросить в воду несколько камней — сом обязательно сдвинется с места, ибо он боится стука, и уж здесь не зевайте: натянув леску до предела, старайтесь оторвать его от дна и уж больше не пускайте вниз, а утомив, выводите на песчаную отмель, где его подхватывают багром, так как крупный сом не влезет ни в какой подсак.

И когда исход поединка решен в пользу рыболова, то он говорит не то простое, безразличное и спокойное: «Поймал сома» (будто речь идет об обычной уклейке), а этакое звучное, радостное, произносимое взволнованно, нараспев:

— Поймал с-6-о-ма!..

И последнее: для ловли сомят пригодна леска сечением от 0,5 до 1 миллиметра, крючки большие, сомовьи: одинарные — для червей, пескавы, сальника; двойные —■ под лягушку, живца, куриные потроха. Для ловли гигантов используются сверхпрочные шнуры и особые, крупные, кованые крючки. Поводок можно делать из плетеного капрона: он эластичен, и сому тяжело измочалить его своими мелкими зубами. Грузило подбирается по силе течения, его можно делать скользящим, а натянутая леска зажимается у комля мощного удилища под резиновое кольцо с запасом в 1—1,5 метра. Схватив наживку, сом сдергивает леску из-под зажима и, не чувствуя большого сопротивления, заглатывает крючок вместе с приманкой. Крупных сомов ловят также и на простую закидуху: наживка с грузилом забрасывается в воду, а леска или шнур привязываются к колу, забитому в берег обухом топора.

Помимо рекордных экземпляров в основном желанную добычу воронежских любителей рыбной ловли составляют сомики в 5—10 килограммов. Сомята эти есть почти во всех реках нашей области. Но больше всего их в Дону: под Коротояком и в Борщево, Гремячьем и Костенках, в Богучарском районе и Верхнем Мамоне, попадаются в озерах Жировского леса. Россошанский рыболов И. Г. Артюхин сообщил мне, что много крупных сомов на Дону между Старой и Новой Калитвой — у бывшего парома и в местечке «городок». Именно здесь и был пойман сом весом в 60 килограммов, о ко

РЫ6Ы НАШИХ ВОДОЕМОВ

тором сообщала газета «Правда». На Воронеже сома можно поймать под Барковой горой, в Капустном затоне, на Обливах и Грохотухе; с разливом заходят сомята в Ступинские озера. Мало, но еще есть сомы в Усманке, на Хопре; славится ими река Ворона.

Длинный сомовий хвост, а вернее сказать, хвостовая часть тела сома, называется плёсом. Очевидно, от слова «плескаться», так как сом обычно плещет хвостом по воде. Это самая вкусная, самая лакомая часть всей сомятины...

Октябрь — лучший месяц лова на удочку зубастых судаков. Формой тела судак напоминает своего сородича — щуку, но в отличие от нее имеет небольшую пасть и узкую глотку. Окраска чешуи зеленовато-серых тонов с поперечными полосами, очень похожими на окуневые.

Судак ершу и окуню — родня. Однако он не схож с ними ни по образу жизни, ни по внешности, ни по поведению. У судака пасть, как клешня у рака: два зуба — внизу, четыре — сверху, а остальные — не то что у щуки, т^к — ерунда. Только этими шестью зубами он и «душит» свою жертву. И не всякой рыбе суждено попасть в его глотку: лишь узкие, сорные, слабосильные и больные рыбешки поддаются его нападению. А вот выпуклые его глаза — большие и вращаются, как на орбите. Он видит все: сверху, снизу, сзади, впереди.

Судак — глубинная рыба, любит быстрое течение, чистую воду, твердый грунт. Обитает под обрывистыми берегами, на глубинах — среди валунов, любит стоять в засаде ниже гряды, пересекающей реку поперек или по диагонали. Крутояры, где имеется обратное течение, водовороты, где дно усеяно завалами береговых глыб, смытых в половодье, — также излюбленные места стоянки судаков. А на песчаных отмелях, на перекатах

они появляются только в часы охоты за пескарями.

В речных глубинах четко обозначились такие группировки: где голавли — там судаки; где язи — там щуки. Как голавль не совместим с язем, так судак не может жить бок о бок со щукой. Поэтому Дон — в основном обиталище судаков, а щуки держатся в его притоках. Эти два вида настолько не терпят друг друга, настолько несовместимы, что между ними проходят схватки за лучшие места для охоты.

На Воронежском водохранилище судака ловят в затопленных карьерах, где работали земснаряды, вдоль обрывистых берегов старого русла реки, вдоль бровки с оставшимися пнями на дне, где рыба находит надежную защиту от сетей браконьеров. Хорошо ловится судак и на зимние блесны, но в отличие от щуки его поклевки бывают значительно реже.

Чтобы взять судака, нужно прочное бамбуковое удилище, оснащенное пропускными кольцами, мото-вильцем для лески, можно приспособить и катушку. Леска — 0,3—0,5 миллиметра. Донное грузило делается скользящим. В прудах и озерах этого хищника ловят на кружки, пуская живца у самого дна. Но так как дно в водоемах, как правило, неровное, с резкими уступами, а ветер гонит пенопластовые кружки к берегу, то случаются частые зацепы, и ловля становится малоэффективной.

На Дону судака ловят в основном на донные снасти. Поскольку у судака узкая глотка, то живцов употребляют самых мелких — не короче спички и не длиннее перочинного ножа: пескаришку, ельца, уклейку, маленького ерша. Весной берет пескаву, выползка. Крючки ставятся не крупнее 7-го номера. Наживка должна

быть всегда свежей, живцы — подвижными. На мертвую рыбку судак берет раз в год, и то случайно. Попадается он на спиннинг, но блесны должны быть узкими, небольшими. Их так и называют — «судаковые». При ловле на донные снасти судак лучше берет на ходовую донку, хорошо реагирует «на потяжку»: забросив снасть, рыболов приподнимает живца вместе с грузилом и подтягивает за леску по дну. Сделав небольшую паузу, снова повторяет потяжку и так — пока не последует хватка.

Охота на судака ведется утром — на ранней заре, вечером, может повезти и ночью, днем — как исключение. А вот глубокой осенью и зимой ловится в любое время дня. Теплый южный ветер с приличной скоростью благоприятно влияет на клев судака.

Подсечка должна быть мощной, обязательно дублируется повторной, особенно при ловле на блесну. Судорожная хватка судачьих челюстей широко известна рыболовам: так зажмет острейшими зубами, что не сдвинешь блесну с места, и будет держать, пока не опомнится, а разобравшись, что хватанул не то, что нужно, откроет пасть, вильнет на прощанье хвостом...

Ихтиологи утверждают: судак заполняет желудок новой порцией пищи не постепенно, а сразу, после переваривания предыдущей. Набив брюшко, он некоторое время отсиживается, в глубоких ямах, крепях и завалах, чем и объясняется периодичность его клева.

Основная масса судаков в нашей области живет в водах Дона. Обычный вес их — 1—3 килограмма. Но есть экземпляры, превышающие «стандартный» размер в десяток раз. Так, например, воронежский рыболов-пенсионер А. Е. Зайцев на леску толщиной в третью часть миллиметра изловил судака весом в 9 килограммов 600 граммов. Это почти предельный вес судаков, обитающих в водоемах Воронежской области. А рыболов-любитель В. А. Гребенщиков из села Новоживотинного сообщил мне, что на Дону был пойман судак, который «без головы и кишок» весил 30 килограммов. Как видишь, дорогой читатель, это уже рыбацкая сенсация...

Интересен образ жизни этого хищника. В отличие от других рыб, судаки задолго до нереста собираются в семейные пары. В рыболовных кругах ходят поэтиче

ские легенды о судаке. Рассказывают, например, что судаки однолюбы. Выбрав себе судачиху, самец остается верен ей до конца. И от такой любви, лишь только наступит весна, становится он голубым: как и у многих рыб, меняющих свою окраску перед продолжением рода, голубой, цвет судака, очевидно, его брачный наряд. А после нереста самец берет на себя всю заботу о будущем потомстве. Он бдительно охраняет оплодотворенную икру от других рыб, лакомых до нее; шевелит над ней плавниками, создавая потоки, чтобы вода была хорошо насыщена кислородом, а икра очищена от ила. Свой отцовский долг он выполняет до тех пор, пока из иедэы не выведутся личинки, — будущие судачки.

В одном из номеров журнала «Рыбоводство и рыболовство» рассказывалось, как однажды ранней весной на блесну из-подо льда была поймана желтоперая судачиха. И когда у самки глаза подернулись мутной пленкой, а сама она стала застывать, на лед, пылая нежной любовью, сам, по своей воле выскочил из лунки и лег рядом с ней голубой судак-самец. Ну, прямо Ромео и Джульетта! Такой супружеской верности следует поучиться кое-кому из людей...

Ну, а удить этих рыб в такую пору? Да разве поднимется рука ловить на крючок весной таких влюбленных!..


Справочник рыболова, Калугин