МЕТЕЛИКА


МЕТЕЛИКА

Как дятла длинным язычком, которым он достает короедов из гнезд в древесине, наделила Природа стерлядку длинным, словно шило, носом. Им она и раскапывает ходы в глинистом грунте, добывая личинок бабочки-поденки. Очень охоча до них эта рыба, ведь лучше еды не сыскать: лакомый, нежный, вкусный корм! Но не только стерлядь любит этот деликатес. На личинку поденки жадно клюнет лещ, голавль, подуст, рыбец, плотва, потому что добыть сами такую еду они не в состоянии (хоть видит ОК9, да зуб неймет) и, довольствуясь личинками, случайно вымытыми из грунта, они лишь раздражают аппетит...

Сейчас статья 19 Новых правил рыболовства личинку бабочки-поденки — метелику взяла под охрану и добыча этой наживки запрещена, поскольку личинка является излюбленным кормом стерляди и почти единственной нажиЕКОЙ при ее лрвле на удочки. Но как исчезающий вид, стерлядь находится под охраной закона, то и личинку бабочки-поденки добывать тоже запрещено. А рыболовам этот рассказ опубликован для натуралистического познания и общего развития, для пони

мания того, что в живой природе все хрупко и легко ранимо и что каждое суш,єство нужно беречь.

Эти нежные создания живут колониями в подводных кручах, глинистых обрывах, береговых свалах, усеянных мелкими норками диаметром от спичечной головки до толщины карандаша. Они имеют крепкие ноги и острые челюсти — прекрасные орудия для копания подводных тоннелей. Жабры прикрыты крышечками, предохраняющими их от засорения. Если береговой урез похож на ноздреватый сыр — верная примета: здесь есть личинки поденки! Вдоль таких берегов постоянно держится рыба.

Названий у поденки и ее личинок много: метелика, бабка, метла, метлица. Она очень похожа на мокрушку, только тельце ее продолговатое, с двойным или тройным хвостиком.

Для ловли рыбы используют и самих бабочек, которых собирают в большом количестве после их вылета, сгребая веником на берегу или собирая из воды марлевым сачком. Насаживают на крючок пучком. Метелику заготовляют впрок, сушат в тени, на сквозняке, рассыпав тонким слоем по холстине или полиэтиленовой пленке. Сушеную метелику используют как благодатный прикорм, замешивая его с глиной в любое время года.

Интересен образ жизни этих древиекрылых. Где-то в середине лета случаются на Дону белые ночи. Нет, не те ленинградские, когда светло, как днем, а бывает здесь бело по другой причине. Почувствовав свой срок, личинки выходят из норок, всплывают на поверхность и здесь, в течение нескольких секунд, словно выбравшись из пеленок, превращаются в крылатых насекомых.

Маленькая бабочка складывает крылья корабликом, как лебедушка, некоторое время плавает на воде. Набравшись сил, поденка взлетает над рекой. Будто из папиросной бумаги, две пары прозрачных крыльев, на конце брюшка — стабилизаторы: два или три тонких хвостика, при помощи которых поденка парит, планирует в воздухе.

Плывешь в такую ночь по реке — будто снег шелестит над водой. С легким шорохом мотыльки тычутся в лицо, щекочут уши и ноздри, падают за воротник, порхают около глаз. Их неисчислимые миллионы. Но не все успевают взлететь. Рыбье царство хорошо знает

сроки вылета поденки, и, конечно, никто не спит в такую ночь. Все: от уклейки, ельца, плотвы до голавля и сазана поднимаются к поверхности воды, жадно хватают лакомый, даровой корм, набивая им брюхо, нажираясь на педелю вперед.

Что творится в такие ночи па реке! Бульканье, буханье, всплески, клекот, отсвечивающие круги на воде. А какая рыбеха пожадней, так та свечой прыгает, наугад хватает летящих насекомых и, чмокая губами, с плеском, шумом падает обратно в воду. Нет, не спит в такие ночи река. Ведь у поденок самый бурный период жизни: пора любви и продолжения рода, ради чего и поднимаются они из речных глубин.

И хотя вся жизнь этой бабочки проходит за одну единственную ночь, ее почему-то называют поденкой. Может, здесь заложен другой смысл: за короткий миг своей жизни она успевает сделать очень многое. По наблюдениям ученых, здесь, прямо в полете, самец оплодотворяет яйца самки, здесь же брачная пара погибает, но самка успевает отложить на берегу вдоль кромки воды маленькие, похожие на икру, яички. Из них вскоре выведутся зародыши, зароются в грунт и там, во мраке и 'сырости, будут они жить около трех лет, развиваясь, претерпевая несколько этапов линьки, чтобы однажды, теплой ночью, как и их предки, взлететь над рекой и умереть в белом вальсе любви.

Жизнь, прожитая за половину короткой ночи. Не маловато ли? Но какая яркая, бурная, праздничная! Это как в сказке: летний вечер накрывает темным пологом берега, и мотыльки начинают свой карнавал. Ночь полна шорохов, всплесков и бликов, а к рассвету, когда солнце лишь напомнит о своем существовании, все стихает. И только побелевшие берега, усыпанные мертвыми мотыльками, словно снегом, говорят о том, что всю ночь здесь мела, валом валила живая метель...

Иссохла, потрескалась августовская земля. Скрючились, порыжели травяные стебли, и в этих джунглях стало светлее, просторнее. Живет здесь шумный, беспокойный мир длинноногих прыгунов-кузнечиков. И пока не хлынули осенние дожди, пока сушь, теплынь да благодать, стрекочут они от радости: настала пор$ позвенеть да попрыгать! И льется тихая музыка, будто стрекотня швейной машинки.

Но для тех, кто живет на выгоревших берегах, для тех, кто в безудержном веселье прыгает над обрывами, — эти резвые танцы частенько кончаются печально: то ли, весело подпрыгнув, они не рассчитывают прыжка, то ли порыв ветра сдувает насекомое на речную гладь, но так или иначе, попадают они в воду, где будут лакомой добычей для такой рыбы, как например, язь или голавль...

Июль, особенно август, иногда весь сентябрь — пора массового выхода кузнечиков. Кобылки, синекрылки, трескучие огневки, длинноусые кузнецы, драгуны, гусары, зеленая саранча — все идет для ловли пахлыстом и вперетяжку, хотя кобылка — маленький кузнечик-лилипут, а зеленая саранча бывает больше указательного пальца, В зависимости от места обитания они и цвет имеют разный: луговой кузнечик — «совсем как огуре-чик», полевой — коричневый, желтый; у дорог, на пригорках — вообще неопределенного, грязного цвета, но брюшко все равно зеленое.

Собирать кузнечиков лучше всего рано утром, по росистой траве: пока не взошло солнце и не подсушило им ножки, они не способны к прыжкам. Хранить этих прыгунов нужно в посуде с узким горлышком, выбираться из которой они смогут по одному. Кузнечиков удобно ловить рано утром после сенокоса, как мух, резко смахивая или накрывая ладонью на стерне. Но при

гретые и обсохшие от росы кузнечики становятся неуловимыми: подпрыгнув вверх, скакун расправляет крылья и, подобно вертолету, на бреющем летит над травой. Вот и попробуй налови их в летнюю жару: они стрекочут, прыгают, а в коробке ни одного...

Кузнечика наживляют с хвостика: пропуская поддев крючка через брюшко, выводят у головы, не прокалывая ее. У рыбы отличное зрение. Она обычно хватает насекомое с головы, поэтому и жало крючка должно быть поблизости.

Почти все авторы рекомендуют обрывать у кузнечика не только длинные ноги, но даже усы: это якобы уменьшает количество холостых поклевок. Ничего подобного! Такое насекомое лежит на воде без движения и может привлечь рыбу разве только запахом. Я всегда насаживаю кузнеца целиком, бросаю в воду, и он, дрыгая длинными ножками, создает такие колебания, такую «вибрацию» воды, что рыба не в состоянии устоять от соблазна, чтобы не схватить эту наживу. Весь вопрос в том, каких размеров язь или голавль, красноперка или жерех позарятся на вашу приманку. Крупная рыба хапает кузнечика целиком, не моргнув и глазом, а мелочь, конечно, будет его теребить, дергая за ноги, усы и крылья...

Но оказывается, в наш век кузнечиков любит не только рыба! Вот любопытные сообщения ТАСС и АПН: «Длинные прыгуны — одно из лакомых блюд на Японских островах. Бланшированные и отваренные в собственном соку, приправленные сахаром и особыми сортами трав, они, по утверждению знатоков, обладают приятным вкусом, а по питательности не уступают многим традиционным продуктам. Каждую осень в Японии начинается настоящая охота на кузнечиков. Для их отлова горожане целыми семьями выезжают в сельскую местность. Ежегодно в Японии потребляются сотни тонн этих насекомых». А когда численность' кузнечиков начала катастрофически сокращаться, японская фирма «Риосоку», бизнес которой полностью держится на торговле зелеными травоедами, стала вывозить их из Канады, выплачивая экспортеру по четыре доллара за фунт лакомства.

Зеленые скакуны недещевы и в Гамбурге, где 34 грамма консервированных кузнечиков стоят семь марок.

Насекомые приготовлены так, что сохраняют свой естественный вид. Интерес к ним продолжает расти: только в прошлом году здесь было продано четыре тысячи банок подобных консервов. Вот вам и рыбье лздомстбо!..

...Подобно тропическим цикадам, неугомонно звенят кузнечики в наших лугах. У каждого «музыканта» на задних ногах множество зубчиков, очень похожих на миниатюрные зубья сенокосилки. Дрыгая ножками, кузнечик задевает этими заусенцами жесткие надкрылья, от чего и получается стрейотливый звон, в котором каж* дый опознает лугового прыгуна. Этот перезвон четко уловил Владимир Шаииский, написавший музыку к детской песенке «В траве сидел кузнечик...»

Вы только лягте в траву и прислушайтесь: именно этой мелодией и перезванивается кузнецы НИ своих скрипках. И несется над землей их стрекотлйвый звон...

Среди насадок, применяемых в виде живых рыбок для ловли хищников, одной из самых лучших зарекомендовала себя личинка речной миноги — пескава. Это подводное червеобразное существо с еле заметными глазами. По словам Л. С. Берга, ученого с высоким титулом, минога отличается от рыб, как ящерица от птиц. У нее нет костей и чешуи, кишечник похож на простую трубку, рот в виде круглой присоски. Но тем не менее — это рыба! Класс — круглоротые. Личинка речной миноги подвержена метаморфозе, т. е. превращению из недоразвитой формы во взрослую особь. У нерестовой миноги появляются глаза, тело укорачивается, кишечник дегенерирует, спинные плавники становятся более высокими. Живет она недолго, нерестится один раз в жизни: отложив икру в гнезда, устроенные на дне, вскоре погибает, как кета или горбуша. Не попадалась она ни разу и на удочку: речная минога ведет скрытый образ жйзни и очень мелка. Все это я написал, так ска-

зать, для общего познания. Нас же будет интересовать только ее личинка.

В Центрально-Черноземных областях личинки миноги обитают почти во всех реках и речушках с чистой проточной водой: в одних ее много, в других количество незначительное. Личинка небольшая; от 5 до 15 сантиметров в длину, серо-бронзового цвета, очень скользкая, извивается, как вьюн. Там, где должны быть жабры, — по семь маленьких отверстий. Глаза еле заметны, они скрыты под кожей. У нас личинку миноги называют по-разному: пескавой, семидыркой, пескоройкой, слепым вьюном, угрицей, веретеикой. Ее трудно насадить на крючок, так как в руках удержать почти невозможно. Насадить трудно, но весьма полезно: личинка миноги с успехом применяется в любое время года. Весной на нее хорошо ловятся голавли, суд&ки и щуки, летом ■— сомы, язи и окуни, а с осенними похолоданиями — все выше поименованные рыбы и особенно налим. Песка-ва в это время наиболее подвижна и для ночной ловли незаменима. Ну, а чтобы вертлявую и скользкую личинку легче насадить на крючок, хитрые рыболовы смачивают ладони водой, а затем окунают их в сухой песок...

Личинка речной миноги развивается несколько лет, обитает в песчано-илистом грунте: под корнями подводных растений, возле зарослей травы, в илистом песке, у коряг и подводных камней, в затонах и заводях. Питается детритом — остатками органических веществ в прибрежных наслоениях ила, мельчайшими планктонами, водорослями, растительными наростами на подводных камнях.

Добыча этой наживки под силу только упорным и самым заядлым, трудолюбивым рыболовам. Металлическим черпаком на длинном шесте, или зайдя в воду по пояс с совковой лопатой (а каково холодной осенью!), рыболов снимает верхний слой грунта, выбрасывает его на берег и там, разминая комки иЛа, выискивает упруго извивающихся, скользких и очень подвижных личинок. Иногда их достают у самой кромки воды, но чаще всего в.двух-трех метрах от берега на полуметровой, а то и метровой глубине. При этом нужно быть проворным: личинки очейь шустрые, быстро зарываются в грунт и уходят под воду. Таким же образом добывают личинок миноги и зимой, разница лишь в том, что нужно про-

бить вдоль берега длинную прорубь и орудовать ковшом со льда. И немало приходится приложить усилий, чтобы, вывернув на берег тонну ила, добыть десяток личинок, почистив при этом дно. Но тяжкий труд почти всегда возмещается с избытком...

На пескаву в основном ловят донными удочками, на любых глубинах, но только на быстром течении с глинистым, песчаным или каменистым дном; на тихом течении и илистом грунте личинка миноги быстро зары-вается в ил вместе с крючком и поводком, и все надежды рыболова будут напрасными. В этом случае полезно периодически подтягивать снасть на себя, чтобы вытащить личинку из илистого грунта. На твердом же дне пескоройка шустро извивается, все время стараясь зарыться в плотный песок, но ей это не удается, а своими быстрыми движениями она привлекает к себе внимание рыбы и соблазняет ее на поклев. Главное преимущество этой наживы в том, что она очень вынослива, долго живет на крючке (сутки-двое) и ловится, на нее только крупная рыба.

Для личинок миноги пригодны крючки 5—7-го номера с поводком из лески 0,3— 0,4 миллиметра. Насаживают пескаву у головы, проколов ее жалом крючка и пропустив его насквозь в одно из жаберных отверстий. Крупную личинку можно насаживать на сиасточку из двух крючков: одним прокалывают у головы, другой вонзают возле хвоста или посередине — за спинку, но с таким расчетом, чтобы нажива находилась на дне головой против течения.

Хранят личинок в специальной пескавиице — конусном ведерке с плотной крышкой и мелкими отверстиями в верхней части для освежения воды. Вода в садке должна быть абсолютно чистой. Если она будет даже слегка замутнена — у личинок быстро забьются жаберные отверстия и они погибают. В жаркую погоду пес-кавиицу нужно держать в тени, а если нет такой возможности — почаще менять воду. Хорошо сохраняются личинки и в сыром грунте без воды. Для этого пескав-нйду заполняют илом, из которого их добывали, пускают туда личинок, они тут же зарываются вглубь. На длительное время пескавиицу с личинками опускают в реку на прочном шпуре и затопляют где-нибудь в укромном месте, где есть проточная вода. В таких условиях

личинки могут жить несколько недель.

Из-за плохого качества воды на Дону личинка миноги встречается реже, чем, например, в реке Воронеже. Но некоторые рыболовы добывают эти наживу и в других реках, а на рыбалку едут на Дои, где на пескаву охотно клюют голавли, сомы, судаки, налимы. Личинок перевозят в ведерке с небольшим количеством сырого песка и ила, переложив их речной травой и листьями.

В других реках нашей области (Хопер, Битюг, Савала, Ворона, а также в Воронежском водохранилище), где есть крупный окунь или щука, — нажива эта тоже весьма полезна. Объединив в себе образ живца и червя, мелкая пескоройка соблазняет на поклевку и «белую» рыбу: крупных лещей, язей, плотву и густеру.



Справочник рыболова, Калугин