МЕКСИКА 3


Креолы принадлежали к помещичьему классу. Но к концу колониального периода из их среды выделилась купеческая прослойка, а также другие представители зарождающейся буржуазии и колониальной интеллигенции.

Первые десятилетия испанской колонизации метисы были главным образом ремесленниками в испанских мастерских, управляющими в поместьях, солдатами, прислугой в испанских домах и т. п. Со временем непрерывно возрастает число метисов, занятых в сельском хозяйстве. Как правило, не имея земли, крестьяне-метисы попадали в кабальную зависимость от помещиков. Только незначительная часть их — владельцы небольших земледельческих или скотоводческих хозяйств (ранчо) — вошла в состав мелкой буржуазии.

Мексиканские метисы были поначалу сословной группой, порожденной «системой каст», основным признаком для их выделения было смешанное межрасовое происхождение. Постепенно эта сословная группа численно разрастается, вбирая в себя крайне разнохарактерные этнические элементы. Силами, цементирующими ее, были язык, единое вероисповедание, единое правовое положение. Со временем сословная общность метисов приобретает черты этнической общности. Появляются испаноязычные мексиканцы, осознающие себя не индейцами и не креолами, а именно мексиканцами.

Метисное крестьянство в антропологическом, а во многих районах и в культурном отношении мало отличалось от индейского крестьянства. Но родным языком метисного населения Мексики стал испанский. Одной из основных причин превращения испанского языка в общенациональный язык мексиканцев была, по-вццимому, большая лингвистическая дробность, существовавшая на территории Мексики до испанского завоевания. Испанский язык стал универсальным средством общения, тем более что он насаждался и самими завоевателями.

К концу колониального господства Испании метисное население по численности было на втором месте после индейцев. К 1810 г. одних только индейско-испанских метисов насчитывалось около 2 млн. человек и вместе с мулатами они составляли, по некоторым подсчетам, около 40% численности населения Мексики того времени.

Таким образом, к концу колониального периода на древних землях Мексики сложился новый испаноязычный этнос — ядро будущей мексиканской нации. Жизнеспособность нового этноса, осознание

им своих интересов проявились в развернувшейся в начале XIX в. борьбе за независимость. Эта этническая общность объединяла к тому времени не только огромные массы метисного, но и какую-то часть креольского населения страны.

Вопреки противодействию Испании, всячески препятствовавшей самостоятельному экономическому развитию колонии, в Мексике постепенно развивались внутренние экономические связи между отдельными районами.

В конце XVIII — начале XIX в. наметился определенный рост промышленности, сельского хозяйства, торговли. Шел начальный этап развития кагГиталистиче-ского производства в стране. И хотя еще сохранялись полуфеодальные формы эксплуатации, уже зарождались классы, присущие капиталистическому обществу, — промышленный пролетариат и буржуазия, что способствовало нарастанию процессов национальной консолидации.

В этот период начинает складываться национальное самосознание мексиканцев, в основе которого была идея нациог нального освобождения от колониального гнета.

Уже в последнее десятилетие XVIII в. в Мексике организовывались заговоры против испанского владычества, а 15 сентября 1810 г. здесь началось одно из самых крупных во всей Латинской Америке восстаний за национальную независимость. Возглавил его приходский священник Мигель Идальго. Его программа социальных преобразований, в частности издание декрета о ликвидации рабства, о возвращении земель индейским общинам, привлекла к нему десятки тысяч крестьян — и индейцев, и метисов. Армия повстанцев подошла к самой столице, но руководители движения не решились на штурм. Господствующие слои, испуганные стихийной мощью восстания, стали на сторону колониальных властей. В конце концов испанские войска сумели разгромить восставших, а Мигель Идальго был расстрелян.

Однако война за независимость приняла форму партизанского движения. Среди вождей партизанских отрядов вскоре выдвинулся новый руководитель движения — тоже священник — Хосе Мария Морелос. Морелос действовал очень решительно и сумел собрать большую армию восставших. Весь юг Мексики к концу 1812 г. находился в их руках. Но и это революционное выступление масс в силу недостатков, присущих всем крестьянским движениям, было

разгромлено объединенными силами реакции, а Морелос казнен.

После происшедшей в Испании революции (1820 г.) и победы там прогрессивных сил те, кто еще недавно помогал испанским колониальным властям разгромить армии Идальго и Морелоса, стали наиболее активными сторонниками отделения от Испании, которое и произошло в 1821 г. Однако без освободительной борьбы 1810—1815 гг., расшатавшей устои колониального господства испанцев в Мексике, это не было бы возможным. Самоотверженная борьба широких масс метисов и индейцев за самостоятельное национальное существование способствовала развитию патриотизма мексиканцев, росту их национального самосознания. Одним из несомненных и очень существенных завоеваний было уничтожение кастовых перегородок, в течение столетий насаждавшихся испанским правительством.

В 1821 г. Мексика провозгласила свою независимость, а затем была объявлена федеративной республикой. По конституции 1824 г. индейцы получили право голоса при выборах в местные и федеральные органы управления. Были отменены различные унизительные запреты и собиравшийся в течение всего колониального периода особый налог с индейского населения. Но в первых конституциях большинства штатов, из которых состояла федерация, устанавливались ограничения в гражданских правах для домашней прислуги и для неграмотных. Эти ограничения вводились главным образом в штатах со значительным в то время индейским населением: Мехико, Оахака, Сакатекас, Веракрус и др. Таким образом, довольно быстро от прогрессивного по существу провозглашения равенства перед законом был сделан переход к явным и скрытым формам национального угнетения. Новые властители — мексиканские помещики и молодая мексиканская буржуазия — отнюдь не собирались на деле отказываться от привилегии эксплуатировать индейцев, все еще составлявших большинство населения страны.

Первые десятилетия в истории независимой Мексики характеризовались очень неустойчивой политической обстановкой в стране. Между различными группировками, отражавшими классовые интересы помещичьей знати и растущей мексиканской буржуазии, шла ожесточенная борьба за политическое господство. Эта борьба в тот момент приводила к ослаблению Мексики. Экономическое развитие страны задерживалось, ее внешнеполити

ческие позиции ослабли. Этим воспользовались Соединенные Штаты Америки. В 1836 г. от Мексики при прямой поддержке США отделился Техас, а в результате захватнической войны со стороны США (1846—1848) Мексика, потерпев поражение, лишилась почти половины своей территории, потеряв Новую Мексику, Аризону и Верхнюю Калифорнию. Захваченные Соединенными Штатами земли были использованы рабовладельцами юга США для резкого расширения хлопковых плантаций. Там было восстановлено рабство. В Калифорнии вскоре были обнаружены богатейшие месторождения золота, а в конце XIX в. Техас стал крупнейшим центром нефтедобычи США. Мексика лишилась богатейших и плодородных земель, что надолго подорвало базу экономического и социального развития страны.

1854—1860-е годы вошли в историю Мексики как период «войны за реформу». Эта гражданская война между либералами, требовавшими проведения буржуазных реформ, и консерваторами, стремившимися сохранить свои привилегии, закончилась победой либералов. Президентом страны стал Бенито Хуарес (по происхождению индеец-сапотек). Конгресс принял ряд законов демократического характера, в частности была проведена конфискация церковных земель и церковь была отделена от государства. Но все же первая земельная реформа мало что дала испаноязычному метисному и индейскому населению, поскольку земли поступали в свободную продажу по довольно высокой цене, недоступной крестьянским семьям.

В начале 60-х годов XIX в. страна испытала новую иностранную интервенцию, на этот раз со стороны Франции, Великобритании и Испании, которые стремились свергнуть прогрессивное правительство Бенито Хуареса. Мексиканский народ повел решительную борьбу против интервентов, и после четырехлетней кровопролитной войны иностранные захватчики были изгнаны (1867). Ставленник Наполеона III, Максимилиан Габсбургский, привезенный из Европы и провозглашенный императором Мексики, был взят в плен и по приговору суда расстрелян. Эта освободительная война еще более способствовала укреплению национального самосознания мексиканцев.

С 70-х годов после смерти Хуареса начинается 35-летний период реакции, период диктатуры генерала Порфирио Диаса. Это было время, когда резко усилилась зависимость Мексики от мирового капиталистического рынка, и в первую очередь от США. Пришедшая к власти клика систематически привлекала иностранный капитал, и Мексика постепенно превращалась в сырьевой придаток крупных капиталистических держав.

XIX век имел огромное значение в развитии испаноязычного мексиканского этноса. Развитие капитализма в стране, национально-освободительное движение против колониального гнета Испании, создание независимого национального государства, борьба против агрессивных происков США и других капиталистических держав — вот факторы, резко ускорившие процесс сложения мексиканской нации. Соответственно ускорились и ассимиляционные процессы. В то же время в стране сохранялось значительное число индейских племен и народов, но их национальные интересы игнорировались. Капиталистическое развитие Мексики, первоначально связанное с ростом плантационного и скотоводческого хозяйства, усилило процесс обезземеливания мексиканского крестьянства в целом. Особенно тяжело пострадало индейское общинное землевладение. А индейская община имела в Мексике особое значение: она помогла сохраниться многим индейским народам, несмотря на столетия национального угнетения. По выражению современного мексиканского ученого Г. Бонфила Батальи, «жажда земли была ненасытной, а в Америке на земле жили индейцы, поэтому территориальная экспансия новой нации по варварским методам не отличилась от конкисты XVI—XVIII вв.».

Добившись самостоятельности в значительной степени с помощью индейских масс, господствующие слои сразу же начали расправляться с национальным движением индейских народов. Уже в 1825 г. на северо-западе Мексики было подавлено первое выступление яков и майо под водительством Хуана Бандераса, причем движение приняло «антибелый» характер. Вскоре на юге вспыхнуло восстание одного из крупнейших индейских народов — сапотеков. Но самым мощным индейским движением этого периода была освободительная борьба майя на Юкатане, начавшаяся в 1847 г. В отдельные периоды в отрядах восставших насчитывалось до 70 тыс. человек. В начале восстания, названного «войной каст», почти 3/4 полуострова Юкатан находилось в руках восставших индейцев. Окончательно подавить их мексиканским войскам удалось лишь в 1901—1904 гг.

Индейские восстания в различных частях Мексики буквально следовали одно за другим. С непокорными индейскими

народами беспощадно расправлялись. Юкатанские власти еще в начале 50-х годов XIX в. стали продавать пленных майя на сахарные плантации Кубы, а в штатах Дуранго и Чиуауа за каждого убитого индейца платили 200 песо. После подавления восстания яков в начале XX в. их стали отправлять далеко на юг страны, на хенекеновые плантации Юкатана, где они гибли от непосильного труда и непривычных климатических условий.

К началу XX в. индейцы уже не были самой многочисленной группой населения страны, как это было в начале XIX в. Теперь население, говорившее по-испански, намного превышало по своей численности все индейские народы вместе взятые. Испаноязычные мексиканцы — тот новый народ, который возник и развился на этих землях за истекшие четыре столетия, составляли свыше 60% населения страны. Этот народ уже имел свою своеобразную культуру, литературу и искусство, характерной чертой которых было органичное слияние исходных индейских и испанских элементов.

Сложилась внутренняя классовая структура, присущая развивающемуся капиталистическому государству: численно увеличилась и укрепила свои политические позиции национальная буржуазия, развивался мексиканский пролетариат. Но к этому времени ключевые позиции в мексиканской экономике из-за проводившейся Диасом политики оказались в руках иностранного капитала, преимущественно империалистических кругов США. Им принадлежала большая часть построенных железных дорог, огромные нефтяные концессии, в их руках оказались горнорудные богатства страны и огромные земельные владения.

Засилье иностранного капитала и господство реакционной диктатуры Диаса резко обострили классовые противоречия в Мексике. Особую силу они приобрели в аграрных районах, где еще сохранялись полуфеодальные методы эксплуатации безземельного крестьянства.

В 1910—1917 гг. в Мексике развернулась буржуазно-демократическая революция, носившая народный,антифеодальный и антиимпериалистический характер. В ней участвовали огромные массы крестьянства во главе с национальными героями Франсиско Вильей и Эмилиано Сапатой, пролетариат, интеллигенция, значительная часть национальной буржуазии. Крестьянские массы, основная движущая сила этой революции, достигли в ходе борьбы огромных успехов. Армия повстанцев заняла в 1915 г. столицу страны, а Франсиско Вилья даже был запечат-

лен фотографами в президентском кресле. Но восставшим не хватило опыта, и буржуазное правительство сумело перехватить инициативу у народа.

Объективную поддержку мексиканской буржуазии оказали реакционные силы США, дважды в ходе революции направлявшие свои войска на территорию Мексики для борьбы с революционным движением.

Активность народных масс в многолетней и напряженной революционной борьбе вынудила господствующие классы принять в 1917 г. конституцию, в которой провозглашалось неотъемлемое право мексиканского народа на национальные богатства страны: ее земли, полезные ископаемые и др. По новой конституции безземельное и малоземельное крестьянство должно было получить землю, вводилось прогрессивное трудовое законодательство. И хотя реализация всех этих установлений растянулась на долгие годы, тем не менее само признание справедливости требований серьезно подрывало влияние земельной олигархии и позиции иностранного капитала в стране.

Буржуазно-демократическая революция 1910—1917 гг. дала толчок капиталистическому развитию Мексики, способствовала укреплению ее национального суверенитета, но мексиканскому народу еще предстояли десятилетия борьбы за осуществление декларированных в конституции 1917 г. социальных преобразований. В борьбу за эти преобразования включилась и Мексиканская коммунистическая партия, созданная в 1919 г., и в наши дни идущая в авангарде борьбы за демократические права трудящихся Мексики, за мир во всем мире.

Бешеное сопротивление осуществлению на практике положений конституции 1917 г. оказала, в частности, католическая церковь, активно поддержанная помещиками и иностранными вкладчиками капитала. По призыву церковников с 1926 по 1929 г. в стране бушевал реакционный мятеж, а все священнослужители объявили беспрецедентную трехлетнюю забастовку. В конце концов правительству удалось подавить мятеж.

Наиболее полно реформы стали осуществляться в период шестилетнего президентства Ласаро Карденаса (1934—1940). При нем почти 1 млн. крестьянских семей безвозмездно получили 18 млн. га земли.

В годы правления президента Карденаса Мексика стала общепризнанным лидером борьбы латиноамериканских народов за национальную независимость.

Впервые в практике стран западного полушария слаборазвитое государство решилось национализировать собственность, принадлежавшую капиталистам крупнейших держав— США и Англии. Именно у них в 1937 г. были конфискованы железные дороги Мексики, а в следующем 1938 г. — нефтяная промышленность.



ОБЩИЙ ОБЗОР ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ. СРЕДНЯЯ АМЕРИКА, 1981