НАСЕЛЕНИЕ И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ 3


Сейчас языки карибской семьи распространены только на материке — в Гайане, Французской Гвиане, Бразилии, Венесуэле, частично — на западном склоне Анд в Колумбии. Как и в аравакской семье, один из языков карибской семьи носит то же название, что и вся семья.

До сих пор слабо изучены языки же и пано в верховьях Амазонки, Ориноко и центральных районах Южной Америки.

Вообще же подавляющее большинство индейских языков либо уже вытеснено, либо интенсивно вытесняется государственными языками соответствующих стран. В характерных для капиталистического строя социальных условиях эти языки не имеют будущего. Исключением

являются лишь самые крупные — кечуа, аймара, язык майя и близкие к нему. На первых двух сейчас начинается обучение в Перу и Боливии, на них существует и литература. Имеются литературные произведения и на майя.

27 июня 1975 г. впервые в истории Америки перуанским правительством был принят декрет об объявлении индейского языка (кечуа) государственным.

В особом положении оказался язык гуарани (Парагвай). Здесь в силу исторических особенностей развития страны он превратился сначала во второй родной язык подавляющего большинства населения, а затем вышел даже на первое место, потеснив испанский. В Парагвае существует литература и пресса на гуарани, ведутся радиопередачи на этом языке.

Несколько слов о языке, имеющем незначительное распространение, но интересном потому, что возник он в Латинской Америке уже после колонизации. Это язык «папиаменто» (острова Нидерландской Вест-Индии), в основе своей опирающийся на испанский, но имеющий голландские, английские, португальские и даже африканские элементы. На папиаменто выходят газеты и книги, преподается он и в школе.

Характерная особенность этнического облика региона состоит в сравнительной молодости наций в рамках соответствующих государств. Объясняется это тем, что даже первые освободившиеся от колониального ига латиноамериканские страны добцлись этого всего полтораста лет назад. Формирующиеся нации в ходе своего развития включали в свой состав все, или почти все, этнические группы, проживающие на соответствующей территории. Несколько иначе сложилось положение лишь в странах с крупными массивами индейского населения (Перу, Боливия, Гватемала, некоторые другие). Но и в этих государствах индейцы представляют собой наиболее угнетенную часть населения — как в национальном, так и в социальном плане.

То же можно сказать и о неграх. Даже в странах Карибского бассейна, где в последние десятилетия возникло несколько новых независимых государств с преимущественно негритянским населением, с правительствами, состоящими преимущественно из негров, основная масса негритянских трудящихся продолжает оставаться на самых нижних ступенях социальной лестницы. А это, естественно, препятствует также и развитию национальной культуры.

Особенности исторического развития

Латинской Америки привели к однородности конфессионального состава ее населения. Подавляющее большинство верующих латиноамериканцев (по разным странам — в пределах 79 — 97%) — католики. Второе место среди христианских вероисповеданий занимают протестанты, численность которых быстро растет. Это лютеране, — главным образом немцы в Бразилии и некоторых других странах, а также англикане, баптисты, пресвитериане, живущие в основном в англоязычной Вест-Индии.

Коренное население, некогда обращенное в католицизм, в разных местах и в разной степени сохраняет остатки традиционных верований; некоторые племена, живущие в глубине тропических лесов, продолжают придерживаться этих верований и до сих пор.

Негры, предки которых в разное время также были обращены в христианство (чаще всего соответственно той его ветви, которая господствовала в метрополии), сохранили еще значительные пережитки африканских религий и культов. В странах Вест-Индии и в Бразилии, где сосредоточена основная часть латиноамериканских негров, эти афро-христианские культы имеют подчас (например, культ «воду» на Гаити) большее значение, чем официальная религия. Большая часть индийцев продолжает придерживаться индуизма (мусульмане сравнительно немногочисленны); примерно 15% — христиане, преимущественно пресвитериане. Китайцы в подавляющем большинстве исповедуют христианские религии.

По вполне понятным причинам, официальная статистика содержит мало данных об атеизме, приобретающем, особенно в последнее время, немало сторонников в Латинской Америке.

Рост численности населения. Как уже отмечалось, до европейского завоевания на территории современной Латинской Америки проживало население, исчисляемое десятками миллионов человек. Только на территории современной Мексики к началу XVI в., т. е. до европейского завоевания, проживало по некоторым оценкам около 25 млн. человек.

В ходе колонизации региона испанцами и португальцами в XVI в. были уничтожены миллионы индейцев и разрушены все их города. Несмотря на приток переселенцев из Европы и завоз невольников из Африки вплоть до второй половины прошлого века, в Латинской Америке было меньше жителей, чем до европейской колонизации. В 1800 г. в Латинской Америке проживало чуть больше 18 млн. человек (а в США — 5,3 млн.).

Темпы роста латиноамериканского населения значительно ускорились во второй половине XIX в. Это было связано с окончанием войн за независимость почти во всех странах региона и с нарастанием иммиграционных потоков, в основном из Европы, прежде всего в Бразилию, Аргентину, Чили, Уругвай и на Кубу. За 1850—1900 гг., главным образом в результате иммиграции, население Латинской Америки выросло от 35 до 63 млн. человек. Для сравнения отметим, что за это же время в «соседней» Северной Америке и также в результате иммиграции рост этот составил от 26 до 81 млн. человек. Латинская Америка — один из немногих регионов так называемого переселенческого типа, а в группе развивающихся стран это вообще единственный такой регион.

До мирового капиталистического кризиса 1929—1933 гг. европейская иммиграция оставалась важным источником роста населения Латинской Америки. Например, по этой причине население Аргентины за 1895—1914 гг. увеличилось с 2,5 до 8 млн., Бразилии за 1900—1920 гг. — с 17 до 31 млн. человек. Естественный прирост населения был небольшим из-за высокой смертности. В среднем на 1000 жителей рождаемость была 40—50, а смертность — 30—35 человек.

В послевоенный период иммиграция перестала быть существенным фактором прироста населения почти во всех латиноамериканских странах. Определяющую роль стала играть высокая рождаемость и ощутимое снижение смертности. Благодаря высокому естественному приросту населения его численность в Латинской Америке в 1950 г. почти сравнялась с Северной Америкой (соответственно 160 и 170 млн. человек), а в 1960 г. число латиноамериканцев уже превысило население Североамериканского континента (соответственно 210 и 205 млн. человек). В- 1975 г. население Латинской Америки достигло 311 млн., а Северной Америки составило 237 млн., в том числе США — 213,6 млн. человек.

Современная и перспективная демографическая ситуация в странах Латинской Америки обусловлена прежде всего сохраняющейся высокой рождаемостью при снижающейся смертности. Эти факторы имеют довольно устойчивый характер. В 1960—1980 гг. естественный прирост населения Латинской Америки составил 2,8% в год. Это выше средних показателей по группе развивающихся стран и в целом по миру (около 2%). Вместе с тем в ряде стран Латинской

33

Население

34

Общий обзор

Америки и по региону в целом обозначилась тенденция постепенного снижения темпов прироста населения.

В значительной группе латиноамериканских стран рождаемость составляет примерно 40 человек на 1000 жителей. Она варьирует от 46 в Доминиканской Республике и примерно до 20 в Аргентине и Уругвае, где почти все население составляют лица европейского происхождения. Наиболее высокие показатели рождаемости отмечаются в странах тропической зоны региона, прежде всего в их сельской местности.

Характерно раннее вступление в брак: в Мексике, например, в 1973 г. из общего числа вступивших в брак на возраст до 20 лет приходилось более Уз женщин и У8 мужчин. Высокая доля ранних браков также влияет на высокую рождаемость. Но постепенно пробивают дорогу и новые демографические тенденции, прежде всего снижение рождаемости. Предполагается, что уже в 1980— 1985 гг. рождаемость в большинстве латиноамериканских стран снизится до 35—38 человек на 1000 жителей с последующим дальнейшим снижением этого показателя.

Для демографической ситуации в Латинской Америке первостепенное значение приобретает снижение смертности, например до 7 человек на 1000 жителей в Мексике. Но в наименее развитых странах — в Центральной Америке и в андских странах этот показатель все еще высок — порядка 15—20 человек на 1000 населения или даже еще выше. Очень велика детская смертность, несмотря на ее некоторое снижение в последние десятилетия. Так, смертность детей до одного года (на 1000 родившихся) в большой группе латиноамериканских стран находится на уровне максимальных мировых показателей. Особенно велика смертность в сельской местности и в зонах сосредоточения индейского населения.

Главные причины высокой смертности в Латинской Америке свойственны и всем регионам развивающихся стран: низкий уровень жизни основной массы населения, недостаточность питания, и прежде всего острый дефицит наиболее ценных белков животного происхождения, плохие медико-санитарные условия и распространение инфекционных заболеваний (например, в Сальвадоре на них приходится более г/4 всех установленных причин смерти).

Уменьшение смертности при сохранении высокой рождаемости, преобладание многодетных семейств (особенно в сель

ской местности) влияют и на возрастной состав населения. Латинская Америка — самый «молодой» регион мира. Примерно 42—43% его населения моложе 15 лет (в Северной Америке — 26%). Лица старше 60 лет составляют около 6% от общей численности латиноамериканского населения (в Северной Америке 14%). Средняя продолжительность предстоящей жизни в большинстве латиноамериканских стран значительно ниже, чем в промышленно развитых странах. Правда, налицо тенденции некоторого роста этого показателя. Если для родившихся в Латинской Америке перед второй мировой войной средняя продолжительность предстоящей жизни определялась примерно в 40 лет, то для родившихся в середине 70-х годов она составила уже 63 года. Почти во всех латиноамериканских странах, несмотря на противодействие католической церкви, осуществляются либо политика «планирования семьи», либо различные демографические программы, имеющие главной целью снижение рождаемости.

Сложившийся в Латинской Америке тип воспроизводства населения и его молодая возрастная структура не оставляют особой надежды на существенное замедление темпов роста населения, даже при неизбежном и уже происходящем постепенном снижении рождаемости, росте промышленности и особенно городов. Дело в том, что существующие демографические показатели, структура населения как бы имеют «свою тень в будущем», во многом определяя и демографическую перспективу.

По разным данным ООН, в 1980 г. население Латиноамериканского региона составляло от 352 до 387 млн., а к концу века оно может достичь 514—673 млн. человек. Как видим, различия в прогнозах довольно велики. Большой рост численности латиноамериканцев в ближайшие десятилетия не вызывает ни малейших сомнений. В 2000 г. в одной Бразилии будет проживать столько же населения, сколько во всем регионе в 1950 г.

Размещение населения и заселенность территории. То обстоятельство, что население Латинской Америки в ближайшие десятилетия еще будет расти довольно быстро, делает очень важным вопрос о «давлении населения на территорию», особенно в сельскохозяйственных районах. Средняя плотность населения в них на 1 кв. км используемых земель очень мозаична: от 2—3 человек — в Уругвае, Аргентине и Венесуэле до 595 человек — на Барбадосе.

Наиболее заселенные районы латино-

американских стран занимают сравнительно небольшую часть их площади. Но в них особенно остро ощущается рост «нагрузки» быстро увеличивающегося населения на природные ресурсы, прежде всего земельные. Это особенно относится к межгорным бассейнам, где еще за много веков до испанского завоевания сложились самобытные очаги земледелия мирового значения. В Мексике, Центральной Америке, Венесуэле, Колумбии, Эквадоре, Перу и Боливии основная часть населения традиционно сосредоточена в горных районах, расположенных выше 1000 м над ур. моря. Эти горные территории обладают более благоприятными условиями обитания по сравнению с равнинами тропической зоны.

По характеру распределения населения по высотным поясам Латинская Америка — самый высокогорный регион мира. Более того, Южная Америка — единственный континент, где средняя высота обитания выше средней высоты территории (соответственно 644 и 580 м над ур. моря). Межгорные бассейны обычно выделяются и самой высокой средней плотностью населения, нередко превышающей 100 человек на 1 кв. км. Иногда высокая средняя плотность сельского населения отмечается даже у верхней границы сельскохозяйственной деятельности (в Перу и Боливии — 3800—4000 м над ур. моря). Отдельные поселения в Андах расположены на высотах около 5000 м над ур. моря.

В то же время огромные пространства Латинской Америки еще остаются почти незаселенными. Ни в каком другом регионе нет таких различий в характере заселенности отдельных территорий. Например, соотношение средних плотностей населения в наиболее заселенных районах региона и в бассейне Амазонки, занимающем около У3 его площади, составляет примерно 800:1. Даже в небольших по размерам странах, например на Кубе или Гаити, отличающихся к тому же относительно высокой средней плотностью сельскохозяйственного населения, существуют обширные площади слабо заселенных территорий. Это исключительно важный ресурс для социально-экономического развития региона.

В целом в Латинской Америке территории со средней плотностью населения менее трех человек на 1 кв. км занимают несколько более половины площади, и там проживает только около 5% латиноамериканцев. В среднем на одного человека в Южной Америке приходится в 4 раза больше пригодной к обработке

35

Население

Мексика. Таско —

«серебряный город». Старинный собор

Одна из улочек Таско

Мексика. Испанская крепость в Пуэрто-Вальярте

36

Общий обзор

Латинская Америка превращается в один из наиболее урбанизированных регионов мира. Особенно быстро растут крупнейшие города.

Мехико вечером



ОБЩИЙ ОБЗОР ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ. СРЕДНЯЯ АМЕРИКА, 1981