НАСЕЛЕНИЕ И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ 4


земли, чем в Зарубежной Азии. Большие земельные массивы могут быть относительно легко освоены на равнинах в умеренных широтах, прежде всего в Аргентине, Уругвае и в Чили. Освоение же огромных пространств практически незаселенных земель в речных бассейнах тропической зоны при всей трудности и дороговизне становится все более важной задачей социально-экономического развития Мексики, стран Центральной Америки, Венесуэлы, Колумбии, Бразилии, Эквадора и Перу. Начата колонизация в речных бассейнах восточной части высокогорной Боливии.

Урбанизация и развитие систем городов. Латинская Америка — регион древних традиций городской жизни. Некоторые города, возникшие там за много столетий до европейской колонизации и полностью разрушенные завоевателями, насчитывали десятки и даже сотни тысяч жителей. Испанцы и португальцы постро

или многочисленные города — административные, торговые и религиозные центры, военные крепости. Все эти города имели однотипную прямоугольную планировку с центральной соборной площадью. Поныне во многих Латиноамериканских городах сохраняются старые центральные районы с многочисленными памятниками колониальной архитектуры.

Еще сравнительно недавно подавляющее большинство латиноамериканцев проживало в сельской местности. В 1900 г. городское население составляло всего 10%. К середине нашего века в городах проживало уже % населения Латинской Америки, а к 1980 г. — примерно %. К 2000 г. доля городского населения в общей его численности достигнет 75%, а может быть, и 80%. Латинская Америка превращается в один из наиболее урбанизированных регионов мира.

Такой быстрый рост численности и

доли городского населения в Латинской Америке нередко называют «городским взрывом». Ныне даже в наименее развитых странах региона в городах живет около половины населения, возникли крупные городские центры.

Показательно, что население городов, увеличиваясь в среднем на 6 % в год, растет раза в 3 быстрее, чем в сельской местности, несмотря на значительно более высокую рождаемость в деревне. Ежегодно не менее 8 млн. сельских жителей покидают практически навсегда деревню и перебираются в города. На таких новых горожан приходится едва ли не половина общего роста городского населения. Среди мигрантов особенно много молодежи и женщин. Поэтому в 60-х годах в городах Латинской Америки на 100 женщин приходилось 92 мужчины, тогда как в азиатских и африканских городах мужчины преобладают.

37

Население

Небоскребы

Сан-Паулу

Рио-де-Жанейро.

Авенида

Рио-Бранко

Трущобы — неотъемлемая принадлежность латиноамериканских городов, часть

их пейзажа и образа жизни Фавелы

Рио-де-Жанейро

Быстро растущие города латиноамериканских стран не в состоянии дать какую-либо работу основной массе переселенцев, большинство которых к тому же неграмотны или малограмотны, не имеют навыков городской жизни. Люди соглашаются на любую самую низкооплачиваемую работу. По этой причине в латиноамериканских городах особенно много занятых в личном услужении, разносчиков товаров, грузчиков.

Бегство в города не только возрастает количественно, но оно породило новый тип городского населения, так называемые маргинальные его слои. Это наибо-

38

Общий обзор

лее обездоленные жители городских окраин. По некоторым данным, к началу 70-х годов численность маргинального населения в городах Латинской Америки достигла 30 млн. человек, а в некоторых из них она возрастает на 15% в год.

Во всех крупных и средних городах значительная часть жителей обитает в многочисленных, лишенных элементарных удобств «поясах нищеты», «фавелах», «барриадас» с лачугами, построенными из обломков досок, фанеры, ящиков и т. п. Эти поселения — неотъемлемая принадлежность латиноамериканских городов, часть их пейзажа и образа жизни. Они располагаются обычно на склонах прилегающих гор, вдоль дорог. Безработица, голод, нищета, преступность наиболее сильно проявляются именно на окраинах латиноамериканских городов.

Особенно быстро растут крупнейшие города. Сто лет назад в Латинской Америке лишь 6 городов имели более 100 тыс. жителей (Рио-де-Жанейро, Мехико, Гавана, Буэнос-Айрес, Лима, Сантьяго). В начале 70-х годов таких городов было уже свыше 240, и они имелись почти во всех латиноамериканских странах. В них живет треть латиноамериканцев, в том числе около 20% в городах-миллионерах.

Возникли десятки городских агломераций, которые притягивают и новые контингенты переселенцев и новое промышленное строительство. В число крупнейших агломераций мира вошли Мехико (14 млн.), Буэнос-Айрес и Сан-Паулу (в них в 1980 г. по оценке, численность населения достигла по 12 млн. человек), Рио-де-Жанейро (9 млн. человек).

Складываются новые формы систем городов — мегалополисы, которые почти сплошной полосой простираются между различными крупными центрами в Аргентине, Венесуэле, Бразилии, Мексике. Один из них, Сан-Рио, протянулся между Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро в Бразилии.

Из-за очень высокой и постоянно увеличивающейся концентрации городского населения, хозяйства и транспорта непрерывно ухудшается состояние окружающей среды. Считается, что Сан-Паулу, Мехико, Рио-де-Жанейро и еще несколько ведущих центров Латинской Америки по экологическому неблагополучию могут сравниться с печально известным эталоном — Лос-Анджелесом, а также с другими крупными центрами промышленно развитых капиталистических стран.

Ускоренная урбанизация в Латинской

Америке при ограниченном развитии экономической основы в условиях хозяйственной отсталости еще более обостряет и без того сложные социально-экономические и экологические проблемы этого региона. В то же время города играют выдающуюся роль в развитии латиноамериканских наций. В городах особенно интенсивна политическая жизнь и борьба патриотических сил с внутренней реакцией, связанной с международными монополиями.

Тип сельских поселений. Разнообразие природных, социально-экономических и исторических условий определило и большое разнообразие типов сельского расселения. Особое место в нем занимают небольшие города — торговые центры, куда съезжаются крестьяне из близлежащих, а иногда и из отдаленных сел. Многие из этих городов имеют унаследованную от колониального времени прямоугольную планировку с главной площадью, на которой находятся собор, официальные учреждения, лавки, дома состоятельных жителей.

В горных районах преобладают крупные поселения. Обычно они располагаются у подножия гор, где лучше условия водоснабжения. Участки и пастбища находятся на склонах.

На побережьях в районах тропического плантационного хозяйства часто встречаются поселки, иногда довольно крупные, сезонных и постоянных сельскохозяйственных рабочих. В таких поселках немало домов барачного типа. Многие такие поселения заполняются временными жителями в сезон сельскохозяйственных работ.

В полупустынных районах экстенсивного скотоводства преобладают небольшие поселения, что связано с трудностями водоснабжения. Небольшие поселения характерны и для зоны тропических лесов, где воды достаточно, но требуются большие площади для сведения лесов под пашню из-за практикующегося и поныне подсечно-огневого земледелия.

Во многих латиноамериканских странах в районах сельскохозяйственного освоения тропиков и орошаемого земледелия в засушливой зоне создаются новые крупные поселки, обычно вдоль дорог. Вообще численность сельских поселений увеличивается, в том числе и в результате проведения аграрных реформ. В районах их проведения часто возникают небольшие новые сельские населенные пункты, насчитывающие несколько десятков жителей.

Социально-экономические проблемы народонаселения. Демографическая ситу-

ация, сложившийся тип воспроизводства населения в Латинской Америке в условиях порожденной капитализмом и неоколониализмом хозяйственной слабо-развитости большинства стран наряду с глубинными причинами социального характера вызывают обострение социально-экономических проблем. По оценкам ООН, в Латинской Америке в 1950— 1975 гг. работоспособное население от 15 до 64 лет удвоилось и достигло не менее 161 млн. человек. Все это обостряет проблемы занятости населения, тем более что в 1970—1980 гг. численность трудовых ресурсов латиноамериканского населения увеличилась примерно на треть.

Налицо огромное недоиспользование потенциала рабочей силы. В Латинской Америке в 1975 г. экономически активным было 97 млн. человек, т. е. 31% всего населения (что значительно меньше, чем в среднем по миру — 41% ив Северной Америке — 39%). К тому же общий рост населения гораздо выше, чем рост его экономически активной части. По крайней мере % всего экономически активного населения занято в отраслях с весьма низкой производительностью. Следует учитывать и то, что «нагрузка» на работающих в Латинской Америке, где, как уже отмечалось, дети до 15 лет составляют до 43% населения, гораздо выше, чем в других регионах мира. На одного латиноамериканца в работоспособном возрасте приходится по крайней мере два неработающих в других возрастных группах.

Такое положение обостряется и относительно слабой вовлеченностью женщин в экономическую жизнь. Если в состав экономически активного населения входит половина всего мужского населения, то доля женщин менее г/8, а в будущем она даже, по-видимому, несколько снизится.

В сельском хозяйстве еще в середине 50-х годов было занято несколько более половины экономически активного населения региона. Этот показатель и в 70-х годах при несомненной тенденции к снижению оставался для большинства латиноамериканских стран высоким. В среднем по региону он составил в 1975 г. 38%. Малопродуктивное сельское хозяйство выделяется особенно разительным недоиспользованием трудовых ресурсов. Это вообще свойственно латиноамериканской экономике. В среднем латиноамериканский крестьянин занят от 100 до 200 дней в году.

Другой малопроизводительной отраслью остается сфера услуг. За полстолетия (1925—1975) доля самодеятельного населения, занятого в сфере услуг, увеличи

лась от 19 до 35%. И если в промышленно развитых странах расширение сферы обслуживания характеризуется ее высокой производительностью, то в Латинской Америке картина совершенно иная. Быстрый и опережающий другие отрасли рост числа занятых в сфере услуг, особенно в личном услужении, препятствует и развитию производительных сил региона. По некоторым оценкам, занятые в личном услужении составляют не менее четверти общей численности работающих в сфере услуг.

Для региона в высшей степени характерны хроническая и сезонная безработица, недоиспользование рабочей силы. В большинстве латиноамериканских стран неполная занятость охватывает 30—40% экономически активного населения.

Значительная часть латиноамериканцев все еще неграмотна. В Гаити, например, неграмотна У3 всего населения

39

Население

Дети до 15 лет

составляют

свыше 40%

населения

Латинской

Америки

старше 15 лет. В большинстве стран региона расходы на образование на душу населения составляют очень незначительные суммы. В среднем в регионе, по данным ЮНЕСКО, на одного ребенка школьного возраста приходится в 7— 8 раз меньше часов школьных занятий, чем в промышленно развитых странах. Основная масса экономически активного населения либо вообще не имела образования, либо окончила только начальную школу.

В Перу, например, среднее число лет обучения для возрастной группы старше 25 лет не превышает трех. Тем более впечатляющи успехи социалистической Кубы в развитии просвещения. На Кубе % всего населения охвачены различными формами обучения.

Латинская Америка отличается огромным социальным неравенством различных слоев населения. Основную часть доходов присваивает «элита», на которую

приходится всего 5% населения. В сельской местности от 60 до 90% населения составляют малоземельные крестьяне, сельскохозяйственные рабочие, батраки. Численность рабочего класса в городах достигла в 1975 г. 21 млн. человек.

По оценкам ООН, средний доход на одного человека у половины латиноамериканцев обрекает их на бедность и полуголодное существование. При этом лишь у6 среднего дохода расходуется на промышленные товары. Особенно в тяжелых условиях живут индейцы, которых насчитывается около 30 млн. В конце 70-х годов по крайней мере у половины латиноамериканцев питание было неполноценным из-за низкого содержания белков. Неудовлетворительное по количеству и недостаточное питание, эта своеобразная «физиологическая нищета», несомненно самым неблагоприятным образом отражается на состоянии здоровья огромных масс населения, разрушает генетические

40

Общий обзор

Социальные

контрасты.

У каждого свой вид транспорта

основы будущих поколений латиноамериканцев.

Многие официальные документы ООН и ФАО, оперирующие средними показателями, не относят Латинскую Америку к мировой зоне «географии голода». Это аргументируется тем, что средняя калорийность суточного рациона латиноамериканца находится около «удовлетворительного» рубежа — 2500 кал. Но даже если не принимать во внимание качественную сторону, то на обширных территориях, где проживает примерно 2/3 латиноамериканцев, эти средние показатели намного ниже.

На значительной части территории региона средний показатель калорийности питания составляет менее 2000 кал в сутки. Примерно таков он по крайней мере у половины населения Бразилии, и прежде всего в ее северо-восточных штатах. В зонах концентрации индейского населения в Мексике, Центральной Америке и в Андах, по данным конкретных исследований, средняя калорийность редко превышает 1600—1700 кал. Это на % меньше минимальных физиологических норм. По оценкам ООН, питание г/7 латиноамериканцев ниже критического уровня. Для основной массы населения региона его можно охарактеризовать как «монопотребление» из-за того, что оно основано на одном главном и двух-трех сопутствующих продуктах питания. В среднем по региону более половины общей калорийности рациона приходится на зерновые и клубнекорнеплоды, а на мясо и молоко — менее 15 % (что в 2 раза ниже, чем в Северной Америке). Самые популярные и традиционные продукты питания — кукуруза, бобы. Плохим, некачественным питанием объясняется от 17 до 38% причин смертности детей в латиноамериканских странах.

Для крупных социальных и этнических групп населения Латинской Америки характерно большое число местных, локальных типов питания. Существует особый, «индейский тип питания», основу которого составляет кукуруза (горные районы Мексики, Центральной Америки, Анд). В сельских районах с преобладанием метисного населения питание несколько более разнообразно. В зонах монотоварного плантационного хозяйства тропических многолетних культур до 30% калорийности потребляемого продовольствия приходится на сахар (в том числе и содержащийся во фруктах), что также физиологически неоправданно. В субтропиках и в зоне умеренного климата в питании усиливается значение пшеницы и продуктов животноводства (северныештаты Мексики, южная часть Бразилии, Аргентина, Уругвай и Чили).

Своеобразие латиноамериканской культуры. Значительное сходство исторических судеб большинства государств Латинской Америки, общность языка, принадлежность большинства верующих латиноамериканцев к одной и той же католической религии и, наконец, общность природных условий не могли не наложить отпечаток на развитие как материальной, так и духовной культуры региона.

Индейский компонент сыграл чрезвычайно важную роль в развитии не только

латиноамериканской, но и мировой культуры. Хотя высокоразвитые государства древней Америки пали жертвами колонизации и, очевидно, большинство их культурных достижений безвозвратно утрачено, многое тем не менее уцелело, существенно обогатив сокровищницу мировой культуры. Показательно также и то, что значительная часть этих достижений принадлежит индейским племенам и народам, не связанным в своем развитии с государствами ацтеков, майя, чибча-муисков и инков. Это свидетельствует, в частности, о том, что принципиально неверно делить индейцев на «высших» и «низших», на тех, кто сыграл роль в развитии мировой культуры, и на других, «неспособных» такую роль сыграть и потому самим ходом исторического развития обречен-ных-де на вымирание. Нетрудно видеть в подобных теориях попытку оправдать колониализм и все те бедствия, которые он принес коренному населению Америки.



ОБЩИЙ ОБЗОР ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ. СРЕДНЯЯ АМЕРИКА, 1981