Полукружные каналы


Полукружные каналы.

Займемся сперва полукружными каналами. Они расположены в трех взаимно перпендикулярных плоскостях: в плоскости сагиттальной, параллельной той плоскости, которую нам надо мысленно провести, когда мы делим череп на две половины: правую и левую. Когда мы киваем головой, наш кивок совершается в сагиттальной плоскости. На рисунке этот ка-

Полость эта образована двумя сообщающимися перепончатыми ысшечками, носящими латинские названия утрикулюс и сакку-люс. Из них утрикулюс соединен с пол у окружными каналами, а саккулюс — с улиткой. Но так как этн мешечки сообщаются одни с другим, то мы их будем считать за одну полость.

Название происходит от латинского слова — сагитта — стрела. Сагиттальная плоскость — плоскость полета (плоскость траектории) стрелы. ,

нал изображен буквой К\. Второй канал (Кг) находится во фронтальной плоскости, т.-е. в вертикальной плоскости, параллельной вертикальной плоскости, проходящей через линию наших плеч. Когда мы качаем головой направо и налево, качания совершаются во фронтальной плоскости. Наконец, третий канал (Кг) лежит в плоскости горизонтальной.

В каналах есть расширения (ампулы). В них входят разветвления слухового нерва и оканчиваются в виде очень тонких и очень хрупких ворсинок. Там, где нерв разветвляется (внутри каналов), находятся многочисленные известковые кристаллические тельца (отолиты или слуховые камешки). Они очень мелки. При движениях лимфы они смещаются и производят воздействие на концы нервов. Здесь мы имеем перед собою какой-то сигнальный аппарат или прибор.

Исследования показывают, что полукружные каналы являются не органом слуха, а органом равновесия нашего тела; при помощи их мы судим о положении головы и всего тела (на ряду со зрительными и двигательными ощущениями). Но они не только дают нам сигналы о наклоне туловища и головы в какой-нибудь плоскости, а управляют еще и мускульным чувством (ощущение силы натяжения мышц, когда мы наклоняем или поворачиваем голову или туловище).

Вы наклоняетесь, чтобы поднять упавший на пол носовой платок. Вы быстро и уверенно сгибаете свое туловище как раз настолько, чтобы достать рукой до платка и так же быстро и уверенно выпрямляетесь: вы управляете своим чувством равновесия и силой натяжения мышц в плоскости наклона. Если мы во время наклона туловища мысленно заглянем в полукружные каналы, то придем к заключению, что жидкость (лимфа) ведет себя во всех каналах неодинаково. Она

слегка смещается вдоль того канала, в плоскости которого произошло наклонение (в данном случае — в плоскости сагиттального канала), и остается неподвижной в остальных двух. Смещение жидкости вызывает смещение отолитов (мельчайших кристалликов извести), которые при этом в большей или меньшей степени воздействуют на ворсинки, являющиеся кончиками нервов,— и вот мозг получает по нерву уведомление о происшедшем отклонении туловища и в связи с этим, косвенно, и о силе, необходимой для целесообразного отклонения туловища. Представим, что сагиттальный канал перетянут ниткой, так что продольные движения лимфы в нем будут невозможны. Тогда при наклонении тую-вища мозг не получит соответствующего извещения или сигнала и не в состоянии будет регулировать самое движение и его силу: наклоняясь за платком, мы потеряем равновесие и упадем вперед. Вставши с большим трудов на ноги, мы б^дем шататься в сагиттальной плоскости, делая неуверенные шаги вперед, отступая назад и при малейшем резком движении упадем вперед или назад.

Теперь поясним, почему полукружный канал сигнализирует при вращении его в некоторой определенной плоскости и не сигнализирует, если его вращать в плоскостях, перпендикулярных к этой определенной плоскости.

Приготовим модель полукружного канала в виде кольцеобразно согнутой (на пламени спиртовой лампочки) трубки, концы которой остоят на 2 — 4% см. Погрузим трубку в воду, в которой плавают мелкие клочки ваты, чаинки и тому подобные взвешенные в воде легкие тельца: пусть они попадут в трубку вместе с водой. Под водой смыкаем оба конца стеклянной трубки резиновой трубочкой: у нас получается кольцо (рис. 10),

з а>. н. Kt

целиком наполненное жидкостью. Мы можем вынуть его из воды и произвести с ним соответствующие опыты.

Но прежде всего зададим себе вопрос, в каких направлениях жидкость в кольце удобоподвижна (т. е. частицы ее могут сместиться на несколько сантиметров относительно кольца) и в каких неудобоподвижна. Ясное дело, что жидкость вполне удобоподвижна только вдоль канала: она могла бы даже обтечь вдоль него неограниченное число раз (смотря по условиям опыта). Но если жидкость удобоподвижна вдоль канала, то поперек она неудобоподвижна: при попытке двигаться поперек она встретит сопротивление стенки.

Если, поэтому, мы повернем кольцо вокруг диаметра ав (рис. 10), жидкость внутри кольца не подвергнется смещению в какую-нибудь сторону (это будет заметно и по плавающим хлопьям). Также не произойдет смещения, если мы повернем кольцо вокруг диаметра cd. Но теперь повернем кольцо вокруг точки О, вокруг оси, перпендикулярной плоскости кольца. Это легче всего устроить, если положить кольцо на стол и повернуть вокруг О, не отделяя от стола, т. е. в плоскости стола. При порывистых поворотах мы заметим смещение хлопьев относительно стенок кольца, например, относительно резиновой части КМ.

Рис. ю.

Объяснить это можно следующим образом. Жидкость в трубке обладает инерцией, которую надо преодолеть, чтобы увлечь ее в круговое движение. Когда кольцо двинется, жидкость, благодаря своей инерции, не поспеет за ним, будет отставать (и имеет возможность отставать, так как вдоль канала кольца она может перемещаться), т. е. она сдвинется относительно стенок кольца. И если бы стенки кольца были внутри усеяны ворсинками, то ворсинки испытали бы воздействие со стороны жидкости: они нагнулись бы вдоль потока жидкости, некоторые из них даже оторвались бы. Если бы при основании ворсинок сидели песчинки, то, увлекаясь с водой, они надавливали бы на неподвижные ворсинки.

Если мы кольцо прикрепим на круглую дощечку, а дощечку положим центром О на ось центробежной машины и начнем быстро вертеть, то жидкость будет сначала отставать от стенок и по инерции будет перемещаться, но затем сила трения о стенки понемногу увлекает жидкость, и скоро она усвоит такую же скорость, как и стенка канала и не будет от него отставать, т. е. сделается относительно него неподвижной. Но внезапно остановим вращение: кольцо остановилось, жидкость же некоторое время продолжает движение вдоль канала по инерции.

Если, наконец, мы наденем на резиновую трубку зажим или перетянем его шнурком, то сколько бы мы ни вращали и ни останавливали кольца, жидкость остается относительно него неподвижной: никакого

сдвига не происходит. Если бы мы хотели представить модель полукружных каналов целиком, то должны были бы сделать три таких кольца и укрепить их на общей подставке в трех взаимно перпендикулярных положениях.

Теперь вернемся к настоящим полукружным каналам. Кивая головой, мы возбуждаем перемещение жидкости в сагиттальном канале. Лишь от него несутся уведомительные сигналы к мозгу об изменении положения головы, в остальных каналах жидкость неподвижна. Качая головой справа налево, мы возбуждаем сигнал лишь во фронтальном канале. Если мы качнем головой в промежуточной плоскости, то возбуждены будут оба канала — один в большей степени, другой в меньшей, и мозг получит соответствующие сигналы от обоих, и т. д.

Все это было проверено опытами над животными. Ф л у р а н с производил разрушение одного из полукружных каналов у голубя, перерезывая его или стягивая ниткой. Если, например, стянуть ниткой полукружные сагиттальные каналы обоих ушей, то у голубя после операции наблюдались своеобразные качания головы в сагиттальной плоскости, словно птица не могла отыскать удобного положения для своей головы. Если были повреждены горизонтальные каналы, то голова беспрестанно поворачивалась из стороны в сторону в горизонтальной плоскости.

После полного повреждения полукружных каналов с обеих сторон голубь лишается способности узнавать положение своего тела, появляется ненормальная вялость и слабость мышц, происходящая от отсутствия регулировки их напряжения. Мышечная слабость и недостаток регулировки видны на следующем опыте (рис. 11). При помощи воска к клюву голубя (с удаленными полукружными каналами) подвешивают на короткой нитке свинцовый шарик весом в 20 г. Шарик качается направо и налево, и голова пассивно следует за ним, совершая подобные же движения. Если запрокинуть голову с шариком назад, то голубь остается в таком положении, тогда как в здоровом состоянии он легко преодолел бы маленькую тяжесть шарика и выпрямился бы.

Если снять с голубя шарик и надеть ему на голову колпачок, чтобы он не мог ориентироваться при помощи зрения, то голова в силу тяжести опускается вниз и остается в таком положении: голубь не имеет правильного понятия о положении своей головы.

Пробовали также и с-кусственно раздражать у животных полукружные каналы.

При этом получались ложные сигналы, и животное реагировало на них соотственными движениями тела. Подобное искусственное раздражение (токами эндолимфы в полукружном горизонтальном канале) можно вызвать у себя, вертикальной оси своего тела. Эндолимфа приходит в сильное возбуждение в горизонтальном полукружном канале и вызывает сильное и длительное раздражение сигнальных аппаратов. Даже после того, как движение останавливается, продолжают поступать ложные сигналы: * нам продолжает казаться, что мы вращаемся, что пол наклоняется под нами то в одну, то в другую сторону, как на палубе корабля во время качки. Желая выпрямить свое тело при этой кажущейся качке, мы/на самом деле шатаемся на совершенно

Сравните это с перевозбуждением сетчатки глаза, когда вы неосторожно взглянете на солнце: вам долго после этого чудятся разноцветные кружки перед глазами.

Рис. II.

если быстро вращаться вокруг

неподвижном полу: ложные сигналы вводят нас в заблуждение. То же бывает, если долго качаться на качелях. Все эти ощущения представляют пример галлюцинаций, искусственно вызванных.

В аппарате уха мы имеем любопытное сочетание различных отправлений: полукружные каналы являются органом равновесия, а не органом слуха. Есть, впрочем, мало проверенное указание на то, что при помощи их мы можем получать грубые или смутные ощущения звука, например, шумы. Во всяком случае, в восприятиях звука они заметной роли не играют.



Ухо, Ф.Н. Красиков, 1928



фильм Блондинка за углом смотреть онлайн фильм Маленькая Вера смотреть онлайн фильм Любовь и голуби смотреть онлайн