ВЕЩИ, СВОЙСТВА И ОТНОШЕНИЯ

АКАДЕМИЯ НАУК СССР
ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ

А. И. УЕМОВ
ВЕЩИ, СВОЙСТВА И ОТНОШЕНИЯ
ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР Москва 1963
Ответственный редактор Я. В. Т А В А Н Е Ц
ПРЕДИСЛОВИЕ
Философские категории: материя и сознание, движение, пространство и время, сущность и явление, случайность и необходимость, причина и действие, форма и содержание и др. так или иначе входят в содержание основных понятий каждой науки. Однако не все они играют одинаковую роль в любых науках. Так, в физике большое значение имеют проблемы, связанные с материей и движением, пространством и временем, случайностью и необходимостью, причиной и действием, а категория сознания, например, непосредственно не входит в содержание физических понятий. В математике мы прямо не сталкиваемся с категориями материи, причины и действия. Логика не рассматривает проблем пространства и времени. В этих науках в качестве основных выступают другие философские категории.
Однако есть понятия, имеющие одинаковое значение для любой науки. Это категории вещи, свойства и отношения. Всякая наука, каков бы ни был ее предмет, изучает вещи, их свойства и отношения.
Можно изучать главным образом вещи, преимущественно отдельные свойства или отношения, но нельзя изучать что-либо иное, кроме вещей, свойств и отношений.
Это не означает, конечно, что вещь, свойство и отношение — основные философские категории. Такими категориями являются материя и сознание, соотношение между которыми определяет решение основных философских вопросов. С помощью этих категорий раскрывается сущность, природа окружающего нас мира. Понятия вещи, свойства и отношения такое же значение имеют для раскрытия его структуры.
3
Неправильное понимание категорий вещи, свойства и отношения неминуемо приводит к затруднениям и ошибкам при решении многих проблем науки, поэтому необходим тщательный философско-логический анализ этих категорий.
Однако в нашей философской литературе им уделяется крайне мало внимания. Даже в сборниках, специально рассматривающих категории материалистической диалектики, о них не говорится ни слова. И лишь в книге В. П. Тугаринова «Соотношение категорий диалектического материализма» [122] специальная глава посвящена вещам, свойствам и отношениям.
Настоящая работа имеет целью частичное восполнение указанного пробела. Не рассматривая во всей полноте проблем, связанных с вещами, свойствами и отношениями, остановимся на некоторых наименее разработанных вопросах, имеющих существенное значение для логики и методологии науки.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
Глава 1 ВЕЩИ
1.                ВЕЩЬ, ПРЕДМЕТ, ОБЪЕКТ, ТЕЛО
Слово «вещь», будучи широко употребительным в основном своем значении, в повседневном обиходе приобретает различные дополнительные значения, которые либо суживают, либо расширяют объем понятия, выраженного этим словом.
«Это вещь!»— говорит Соленый в пьесе А. П. Чехова «Три сестры». Слово «вещь», произносимое особым образом, означает нечто высокого качества.
В академическом «Словаре современного русского литературного языка» слово «вещь» обозначает понятие о всяком неодушевленном предмете. Но вместе с тем это понятие резко ограничивается указанием на то, что обычно вещь — изделие человека [108]. Быть может, именно это побудило В. П. Тугаринова считать понятие «вещь» слишком узким для того, чтобы подвергать его философскому анализу. В своей книге «Соотношение категорий диалектического материализма» он рассматривает вещи вместе с телами, частицами и веществами как частный случай предметов.
Однако уже В. Даль отмечает, что в широком смысле вещь — это все то, что доступно чувствам [37]. Такое же значение этого слова выделяет и ряд других словарей. Так, вещь — это «всякий предмет чувственного восприятия» [107’], «предметы, явления объективного мира, существующие вне нашего сознания» [118], «всякое материальное явление, отдельных! предмет, изделие и т. п,» [82],
5
Что же обозначает слово «предмет»? Выражает ли это слово в русском языке понятия более широкие, чем те, которые были • рассмотрены выше? В. Даль пишет, что предмет — это все, что представляется чувствам. В словаре под редакцией Д. Н. Ушакова говорится, что предмет — это «всякое конкретное материальное явление, воспринимаемое органами, чувств как нечто существующее особо, как субстанция, как вместилище каких- нибудь свойств и качеств». В словаре С. Ожегова предмет также определяется как всякое материальное явление, вещь.
Совершенно очевидно, что это те же понятия, которые связаны со словом «вещь». Правда, слово «предмет» может применяться не только к материальному миру, но и к его отражению в человеческом сознании. Но такое же употребление возможно и для слова «вещь». В. Даль приводит пример: «Нехорошую вещь ты придумал».
Ясно, что в этой фразе говорится не о материальной вещи.
Сказанного достаточно, чтобы считать слова «вещь» и «предмет» в их наиболее общих значениях логическими синонимами, т. е. словами, обозначающими одно и то же понятие. Рассмотрение вещей как частного случая предметов или наоборот, а тем более противопоставление этих понятий, что мы находим в работах некоторых наших философов [54], противоречит сложившемуся в современном русском языке словоупотреблению.
Другим синонимом к слову «вещь» является слово «объект». Наиболее общее значение этого слова определяется как «предмет, вещь» [118].
Поэтому слова «вещь», «предмет» и «объект» везде ниже будут употребляться как равнозначные и заменяться друг другом лишь из стилистических соображений.
Но в каком отношении находится значение этих слов к значению слова «тело»? Очевидно, что слово «тело» не применяется к мыслям. О понятии или суждении нельзя сказать, что это «тело». А применительно к материальному миру? Совпадают ли в этом случае значения слов «вещь», «предмет», «объект» и «тело»?
В словаре В. Даля мы читаем, что тело — это «вещество, материя в границах, в наружных пределах своих; вещество в размерах, в трояком протяжении своем, на-
в
полняющее известное пространство, в длину, в ширину и в вышину» [37].
То же самое в сущности говорится и в современных словарях. Так, в словаре С. Ожегова слово, «тело» определяется как «отдельный предмет в пространстве, а также часть пространства, заполненная материей, каким- нибудь веществом и ограниченная замкнутой поверхностью» [82].
Эти определения не дают очевидного ответа на вопрос о соотношении понятий материальной вещи и тела. Поэтому для правильного его решения необходим специальный логический анализ признаков, входящих в содержание этих понятий.
2.            ОТДЕЛЬНОСТЬ И ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ
В понятии тела заключаются прежде всего признаки отдельности, индивидуальности. Эти же признаки являются существенными и для понятия вещи.
Отдельность означает, что вещь как-то выделяется из всего остального мира, отличается от него. При этом существует' нечто, с помощью чего вещь выделяется из этого мира. Это нечто образует границу вещи.
Индивидуальность предполагает возможность устанавливать тождественность вещей и их различие.
Ответ на поставленный выше вопрос о том, совпадают ли понятия материальной вещи и тела, зависит прежде всего от того, отличаются ли отдельность и индивидуальность вещи от отдельности и индивидуальности тела. Можно ли выделять вещи из остального мира иначе, чем выделяются тела? Можно ли определять тождество и различие вещей не так, как определяют тождество и различие тел?
Из приведенных выше разъяснений значения слова «тело» совершенно ясно, как определяется индивидуальность тела. Данное тело выделяется из остального мира с помощью более или менее отчетливой пространственной границы. Границы и то, что внутри них, относятся к данному телу, то, что вне границ,— к остальному миру.
О тождественности тел можно сделать вывод на основе тождественности пространственных границ. Различие тел определяется различием пространственных границ.
7
Установление тождества и различия вещей в общем смысле более сложно. Ни в одном из приведенных выше разъяснений этого слова не говорится о том, что вещь должна выделяться из остального мира пространственно. Не говорится даже о том, что она занимает определенный объем в пространстве. Как же в таком случае выделяют вещь? Как определить тождественность и различие вещей?
Приведенные выше объяснения значений слов «вещь», «предмет» и «объект» ответа на эти вопросы не дают. Но люди практически решают эти вопросы на основе своего здравого смысла.
Подвергнем анализу то решение, которое дает здравый смысл.
3.             ТРАДИЦИОННОЕ ПОНИМАНИЕ ВЕЩИ.
ВЕЩЬ КАК ТЕЛО
Здравый смысл основан на таких положениях, которые представляются очевидными. Но иногда эти очевидные положения противоречат друг другу.
Так, здравому смыслу вполне соответствует тот принцип отождествления вещей, который известен как закон Лейбница: две вещи тождественны, если все их свойства общие [117, стр. 91].

Трудно найти вещи, имеющие больше общих свойств, чем продукты хорошо налаженного стандартизованного производства, например, экземпляры одной и той же книги. Однако ни у кого не возникает сомнения в том, что два экземпляра книги представляют собой различные вещи. Вместе с тем книжка, только что вышедшая из типографии, после того как она через несколько лет будет обтрепанной читателями, может быть, даже потеряет часть своих листов и изменит переплет, не перестанет быть сама собой, т. е. будет не другой, а той