ВЕЩИ, СВОЙСТВА И ОТНОШЕНИЯ, ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОТНОШЕНИЯ

сознание некоторых наших философов, которые начинают настолько бояться отношений, что всякий анализ отношений воспринимают как идеализм. Одни на этом основании отвергают логику отношений, а другие — такое великое достижение современного естествознания, как теория относительности.
Как же понимают отношение идеалисты? Заглянем в словари, ибо они резюмируют то, что является общепринятым.
В известном словаре философских понятий Р. Эйсле- ра говорится, что «отношение есть расположение (8е1- 2шщ) соотносящейся мыслью, психологическая функция апперцепции, которая как бы связывает составные элементы содержания сознания, переходит от одного к другому и обратно и охватывает их специфическими формами единства, которые являются отчасти чисто формальными, логическими, отчасти онтологически-реальными» [149]. По существу то же самое, но значительно проще и короче сказано в «Философском словаре» Э. Л. Радлова: «Отношение (ге1а1ло) есть связь, в которую мышление ставит или которую мышление находит между двумя содержаниями сознания» [94].
Согласно этим определениям, отношение существует не между реальными предметами, а между «содержаниями сознания» и определяется главным образом мышлением, т. е. субъектом.
Этому противоречит положение, приводимое затем Радловым: «Мышление, направленное к познанию вещей, ищет реальное отношение предметов, существующее независимо от познающего предмета». Им Радлов характеризует точку зрения «наивного реализма» и «реалистической философии вообще». Ясно, что «наивным реализмом» и «реализмом вообще» он называет материализм.
Итак, основное различие между идеалистическим и материалистическим пониманием категории отношения заключается в том, что идеализм рассматривает отношение как нечто субъективное, устанавливаемое человеком, а материализм признает отношение существующим объективно, в вещах, независимо от человека.
Идеалистическое понимание отношения является следствием идеалистического решения основного вопроса философии. Если вообще не существует никакой реаль
ности, помимо сознания человека, то ясно, что не существует и объективных, независимых от человека отношений. Тогда эти отношения могут существовать лишь между фактами сознания и устанавливаться самим человеком. Несостоятельность идеалистического решения основного вопроса философии обусловливает я несостоятельность идеалистического понимания отношения.
Материалистическое понимание отношений вытекает из материалистического решения основного вопроса философии и основных положений диалектического метода. Действительно, если материя существует объективно, помимо нашего сознания, то объективно существуют и части этой материи — вещи. Но вещь не существует вне своих свойств. Следовательно, из объективности вещей вытекает объективность их свойств. Но свойства вещи, как будет подробно показано ниже, не существуют вне отношений вещи к другим вещам. Субъективность отношений означала бы и субъективность свойств. Таким образом, если независимо от нашего сознания существует материя, вещи, то объективно, вне нашего сознания существуют и отношения между вещами. Мышление может лишь открывать эти отношения в вещах, а не устанавливать их'. Отношения не менее объективны, чем вещи и свойства. Поэтому сведение каких-либо объектов к отношениям не будет само по себе означать ни малейшей уступки идеализму, если отношения понимаются в материалистическом смысле. С этой точки зрения неоправданной является та борьба, которая велась некоторыми советскими философами против логики отношений и теории относительности, установившей относительность ряда вещей, которые раньше считались абсолютными.
На важность выяснения именно отношений между вещами неоднократно указывали классики марксизма- ленинизма. Так, В. И. Ленин выделяет 16 элементов диалектики, три из которых предполагают необходимость исследования отношения:
«2) вся совокупность многоразличных отношений этой вещи к другим».
«8) отношения каждой вещи (явления е!с) не только многоразличны, но всеобщи, универсальны. Каждая вещь (явление, процесс еЪс) связаны с каждой».
«10) бесконечный процесс раскрытия новых сторон, отношений е!с» [7, стр. 213—214].
4 А. И. Уемов
49
2. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОТНОШЕНИЯ
Мы выяснили важнейший признак отношения, необходимый для правильного, материалистического определения этой категории,— его объективность. Поскольку отношение объективно, определить его нужно не через деятельность мышления, а через вещи объективного мира.
Простейшим определением такого типа будет понимание отношений как совокупностей пар, или, вообще говоря, троек, четверок и т. д. вещей. Идущее от Шредера такое понимание до сих пор существует среди некоторых представителей математической логики [132]. Однако оно не вскрывает специфики отношений и приводит, как показал Б. Рассел, к серьезным трудностям в выявлении их логических свойств [159; стр. 3—4; 158, стр. 99].
Материалистическим будет и понимание отношений как взаимосвязей между вещами. Такое отождествление отношений и связей допускает Д. П. Горский [31; стр. 127—131]. С нашей точки зрения, это понимание является принципиально правильным, но неточным и могущим породить недоразумения. Есть ли связь между отдельным атомом и солнечной системой? Конечно, есть, так как все в мире так или иначе, прямо или косвенно связано друг с другом. Один атом связан с другим, другой с третьим и т. д., а все вместе они составляют такое целое, связь с которым для Солнечной системы может быть существенной. При изменении положения атома во Вселенной его связь с Солнечной системой будет меняться. Например, атом, находящийся в других галактиках, будет совсем не так связан с Солнечной системой, как атом, • находящийся в Млечном пути или на Земле. Вместе с изменением связи будет меняться и отношение. Но изменение отношения будет происходить совсем не так, как изменение связи. Например, величина взаимодействия масс тел будет меняться обратно пропорционально квадрату расстояния между ним, а взаимоотношение их масс, с точки зрения классической физики, совсем не будет меняться, а с точки зрения новой, если и будет меняться, то совсем иначе.
При наличии взаимосвязи между вещами изменение одной вещи вызывает изменение другой. Взаимоотношение же не означает, что изменение' одной вещи определяет какое-то изменение другой. При изменении одной
50
вещи ее отношение к другой вещи меняется, но сама эта другая вещь остается неизменной, если нет какой-либо другой причины, вызывающей изменение. Поэтому категории связи и отношения нельзя отождествлять друг с другом [124; 43].
Каждая вещь состоит из элементов. Эти элементы можно рассматривать как другие вещи или как свойства. Но если даны только одни элементы, то вещь тем самым еще не дана, так как из одних и тех же элементов могут быть составлены различные вещи. Например, записи разных слов «рот» и «тор» состоят из одних и тех же элементов — букв.
Понятия равностороннего треугольника и равноугольного трехсторонника представляют собой различные вещи, но они образованы из одних и тех же признаков.
Чем же в таком случае различаются эти вещи? У этих вещей одинаковые элементы, но различны способы их образования из этих элементов. Иными словами, различны взаимоотношения между элементами. С другой стороны, всякое взаимоотношение между вещами или свойствами образует из них целое, которое можно рассматривать как особую вещь. В самом деле, совокупность вещей, объединенных определенным взаимоотношением, будет представлять собой систему.
Такое понимание системы соответствует определению, которое дается этому понятию в современной математической логике. «Под системой $ объектов, — пишет С. К. Кли- ни,— мы понимаем (непустое) множество или класс или область В (или, возможно, несколько таких множеств) объектов, среди которых установлены определенные соотношения» [48, стр. 29].
Таким образом, взаимоотношение свойств дает нам систему свойств, т. е., по определению, вещь. Взаимоотношение вещей также дает вещь, так как каждая из этих вещей представляет собой систему свойств и этот случай можно свести к предыдущему.
Следрвательно, отношение можно определить через понятие вещи. Отношением будет называться то, что образует вещь из данных элементов. Этими элементами в свою очередь могут быть свойства или другие вещи.
Данное определение соразмерно, но оно как будто бы содержит круг. Действительно, понятие вещи определяется с помощью понятия системы, понятие системы —
4*
51
через понятие отношения, а отношение — опять через вещь.
Аналогичная ситуация встречалась уже при определении категории вещи через свойства. Вещь определялась как система свойств. В то же время свойство понималось как то, что обще вещам.
Если рассматривать вопрос чисто абстрактно, как вопрос об определении вещи через качества вообще, безотносительно к тому, какие качества имеются в виду, и об определении свойства через вещи вообще, независимо от того, что они собой представляют по отношению к определяемым свойствам, то круг в определениях несомненно имеется. Оправданием может быть то, что эти понятия являются предельно широкими, представляют собой философские категории, которые нельзя определить обычным путем, через род и видовое отличие, минуя круг. Философские категории вообще определяются через соотнесение друг с другом. Например, материя и сознание определяются при помощи решения вопроса о том, что из них берется в качестве первичного. Причина определяется через действие, действие через причину. Обычно категории бывают парными, выступают как две соотнесенные друг с другом категории. Но категории вещи, свойства и отношения не являются парными. Здесь имеет место тройственность категорий: вещи, свойства и отношения.
Между определениями этих категорий существует следующая зависимость:
вещь
I!                                                        П
свойство                        отношение

Все эти категории определяются друг через друга, причем центральной, основной категорией среди них является категория вещи. Через нее непосредственно опреде^ ляются категории свойства и отношения, в то время как категория свойства определяется с помощью категории отношения и наоборот опосредованно, через категорию вещи. Правило о запрещении круга в определении нельзя применять к определениям категорий, которые должны