ВЕЩИ, СВОЙСТВА И ОТНОШЕНИЯ, ГИПОСТАЗИРОВАНИЕ

самостоятельно. Эта самостоятельность проявляется в том, что они могут быть присущи самым различным вещам. Н поэтому их самих можно рассматривать как вещи.
Для характеристики связи между понятиями реаль
72
ности и самостоятельности существования представляет интерес знаменитое высказывание Г. Минковского: «Отныне пространство само по себе и время само по себе должны обратиться в фикции и лишь некоторый вид соединения обоих должен еще сохранить самостоятельность» [71, стр. 181].
Специальная теория относительности, вывод из которой сделан Минковским, разумеется, не доказывает того, что пространство не существует и время не существует. Их «фиктивность» имеет другое значение. Пространство и время не существуют самостоятельно, отдельно, независимо друг от друга, как думали физики до появления теории относительности. Эйнштейн и Минковский показали, что пространство и время сами по себе обладают меньшей самостоятельностью, чем их соединение — пространственно-временной континуум. В этом смысле пространственно-временной континуум обладает большей реальностью, чем пространство и время каждое в отдельности.
Для характеристики вещей, обладающих наибольшей реальностью, часто употребляется термин «абсолютный». А. Эйнштейн пишет: «Точно так же, как с ньютоновской точки зрения оказалось необходимым ввести постулаты 1етриз езЪ аЪзокйит, зраиит ез! аЪзокйшп, так с точки зрения специальной теории относительности мы должны объявить сопПшшт зраШ еЬ Ъетропз езЬ аЪзоЪйдпп. В этом последнем утверждении аЪзо1и1лш1 означает не только физически реальный , но также независимый по своим свойствам, оказывающий физическое действие, но сам от физических условий не зависящий» [135, стр. 52].
Общая теория относительности показала, что сам абсолютный пространственно-временной континуум зависит от материи. Материя как таковая уже ни от чего не зависит. Это максимально абсолютная реальность.
Таким образом, мы видим, что реальность может быть меньшей и большей. В этом смысле категория реальности является относительной. Интересно, что об относительности этого понятия говорится уже у Спинозы. Девятая теорема его «Этики» формулируется следующим образом:
«Чем более какая-либо вещь имеет реальности или бытия, тем более присуще ей атрибутов» [111, стр. 367].
К сожалению, Спиноза не доказывает эту теорему, ограничиваясь замечанием о том, что это ясно из
73
определения атрибута, как того, «что ум представляет в субстанции как составляющее ее сущность».
Понятие степени реальности может быть связано с идеей многообразия разных форм существования [74, стр. 169—170]. Анализ этих понятий имеет существенное значение при решении целого ряда важных теоретикопознавательных и формально-логических проблем, в частности тех, которые выдвигаются на первый план в процессе критики современного позитивизма [74, гл. II].
3.                       ГИПОСТАЗИРОВАНИЕ
Рассмотренные в предыдущих параграфах взаимопе- реход и взаимосвязь, существующие между категориями вещи, свойства и отношения, могут послужить гносеологическим источником неправильного понимания соотношения между ними. Каждая категория представляет собой особый, вырожденный случай другой категории. Именно вырожденный характер этого случая дает возможность установить переход одних категорий в другие без их отождествления. Если же считать, что одна категория является обычным, «регулярным» случаем другой категории, то это приводит к уничтожению одной категории и гипостазированию, преувеличению значения другой.
Релятивизм. В настоящее время наиболее распространенным является гипостазирование категории отношения. Это связано как с возросшей ролью изучения отношений в современной науке, так и с тем, что именно отношение легче всего допускает субъективистское толкование. Поэтому гипостазирование роли отношений — философский релятивизм — характерен для субъективного идеализма.
Релятивизм имеет длинную историю, которой мы не будем касаться. Остановимся на тех формулировках, которые наиболее ярко выражают его сущность.
Релятивизм как гипостазирование отношений наглядно выступает в следующих словах И. Петцольдта: «Действительность показывает нам только отношения, только относительности» [89, стр. 73—74]. В связи с этим Пет- цольдт и другие релятивисты выступают против понятия субстанции как носителя свойств и отношений. Одной из наиболее распространенных разновидностей релятивиз
74
ма является энергетизм, считающий, что энергия может существовать вне материи.
Эта точка зрения разделяется многими ведущими современными физиками, например, В. Гейзенбергом [26] и М. Борном [142].
Представители энергетизма пытаются с помощью понятия энергии преодолеть противоположность материализма и идеализма. Однако мыслить отношения и свойства вне связи с какими бы то ни было вещами невозможно. Поэтому на деле стремление устранить вещи приводит лишь к замене одних вещей другими, замене материи сознанием и тем самым материализма идеализмом. Это убедительно показал В. И. Ленин. «На деле, мысленное устранение материи как «подлежащего», из «природы», означает молчаливое допущение мысли как «подлежащего» (т. е. как чего-то первичного, исходного, независимого от материи), в философию. Устраняется-то не подлежащее, а объективный источник ощущения, и «подлежащим» становится ощущение, т. е. философия становится берклиан- ской, как бы ни переряживали потом слово: ощущение» [6, стр. 286].
Связь релятивизма с субъективизмом признают иногда и сами релятивисты. Так, излагая взгляды Протагора, И. Петцольдт пишет: «Подобно тому, как мы прежде не могли найти ни одного свойства вещи вне зависимости его от других свойств, так и теперь мы не находим ни одного, независимого от нашей личности... Но подобно тому, как не существует вещи самой по себе, так и совокупность вещей, окружающий мир не существует сам по себе, а лишь в своем отношении к воспринимающему субъекту» [89, стр. 104-105].
О том, какое значение субъективный идеализм придает релятивизму, видно из следующих слов Петцольдта: «Принцип релятивизма был после основания науки Фалесом самой значительной философской идеей, даже более того: он остался самой важной философской мыслью и по сегодняшний день» [89, стр. 107]. С этой оценкой по сути дела солидаризируется и Б. Рассел [98].
На примере релятивизма мы видим, что хотя проблемы соотношения материи и сознания, с одной стороны, и структуры мира, с другой, это разные проблемы, между ними существует тесная связь. Неправильное решение вопросов, относящихся к структуре мира, зачастую ведет
75
к неправильному решению основного вопроса философии. Наоборот, .идеалистическое решение основного вопроса философии наталкивает на неправильное определение соотношения между вещами, свойствами и отношениями.
Действенную борьбу с релятивизмом можно вести только в том случае, если отказаться от метафизически- механистического понимания вещей как абсолютной беска- чественной субстанции, отделенной непроходимой пропастью от свойств и отношений. Подобная субстанция действительно не находит себе места в современной физике. Раньше электромагнитные волны рассматривались как колебания особой среды — эфира, являвшегося носителем этих волн. Современная физика отказалась от эфира как носителя электромагнитных колебаний. От прежнего эфира — сверхтвердого вещества, заполняющего всю вселенную, в сущности осталось одно слово. А колебания существуют. Старый материализм, исходящий из традиционного понимания вещи как тела, не может ответить на вопрос, что же колеблется. Поэтому многие физики переходят от такого материализма к релятивизму.
Но вещь — это не только тело. Всякое поле представляет собой объективно существующую реальность. В одной и той же области пространства может находиться бесчисленное множество различных полей. Все они образуют в своей совокупности материю. По отношению к каждому из этих полей материя выступает как основа, субстрат, свойством которого и является данное поле.
Наука в своем развитии открывает все больше новых полей. Раньше знали только электромагнитное и гравитационное поля. Затем последовало открытие более мощных внутриядерных полей. Ограничение действия закона Ньютона на больших расстояниях, по-видимому, говорит о том, что движения Галактики связаны с особыми — галактическими — полями. Высказывается мнение, что факты внушения на расстоянии свидетельствуют о наличии особых типов полей. И каждое из этих полей, если оно существует, является такой же реальностью, как, по выражению Эйнштейна и Инфельда, стул, на котором сидит физик [136].
Атрибутивизм. Концепция отношений как единственной реальности получила название релятивизма. Аналогично этому можно говорить об атрибути-
76
визме как точке зрения, согласно которой существуют только свойства. Сущность атрибутивизма в его крайней форме хорошо выражена датским языковедом О. Есперсеном: «Прежде считалось, что вещества представляют собой вещи в себе, а качества сами по себе не существуют. Теперь наблюдается обратная тенденция: считать субстанцию, или субстрат различных качеств, фикцией, в той или иной степени обусловленной навыками мышления, и утверждать, что в конечном счете именно качества составляют реальный мир, т. е. все, что может быть воспринято и иметь значение для нас» [40, стр. 81].
Атрибутивизм часто принимает субъективно-идеалистическую форму. В таком случае свойства отождествляются с ощущениями и утверждение о том, что существуют только качества, эквивалентно утверждению об ощущениях как о единственной реальности. Отрыв свойств от вещей означает здесь отрыв ощущений от объективного мира.
В таком понимании субъективно-идеалистический атрибутивизм не отличается от релятивизма и по существу сливается с ним. В обоих случаях главным является борьба против субстанции. Выше при разборе релятивизма фактически уже была дана критика и субъективно-идеалистического атрибутивизма.
Однако атрибутивизм может иметь и другие формы. Например, не отрицая существования вещей, атрибути- висты могут говорить о первичности свойств по отношению к этим вещам. Существовал ли в истории развития философской мысли атрибутивизм такого типа?

Немецкий логик Г. Клаус пишет: «Еще во времена схоластики возник спор об