БУДУЩЕЕ

Невозможно в короткой статье хотя бы перечислить достижения комплекса наук о Земле. Но нельзя не сказать об одной существенной черте"этого комплекса. Если для любой науки, для любого культурного общества необходим обмен информацией, то для геофизики такой обмен необходим вдвойне. Причем, в отличие от других наук, здесь речь идет не об обмене уже обработанными результатами. Нет, здесь происходит и определяет развитие науки обмен первичными данными наблюдений. Нельзя определить эпицентр землетрясения, не имея данных окружающих его станций разных стран. Бессмысленно искать закономерности передачи возбуждений по силовым линиям магнитного поля Земли, не обмениваясь данными одновременных наблюдений в сопряженных точках — местах в Северном и Южном полушариях, где дуга силовой линии опирается о Землю. Примеры, конечно, можно продолжить.
Поэтому так успешно прошел МГГ — первая в истории эпоха согласованных планетарных наблюдений. Поэтому с таким успехом развиваются наблюдения по программам Международного года спокойного Солнца, Международного проекта верхней мантии, готовятся Международное гидрологическое десятилетие, Международная программа изучения ледников и другие геофизические проекты. Проведение этих мероприятий совпало (и не случайно!) с эпохой крупных сдвигов в общественном сознании. В век спутников и атомной энергии идеология «блестящей изоляции» потерпела крах, и на первый план выступает четко осознанное стремление лучших представителей человечества к миру, к взаимопониманию, к международному сотрудничеству.
Международные геофизические проекты — всего лишь закономерное эхо могучих тенденций современности. И кажется ясным, что в ближайшее время науки о Земле, вооруженные все новыми достижениями технической мысли, должны совершить гигантский рывок, обусловленный тем новым приливом фактов и данных, который будет вызван достижением ближайших небесных тел — Луны, Марса, Венеры. Данные сравнительной планетофизики позволят вернее создавать капитальные обобщения, касающиеся Земли в целом. Одновременно будет происходить нарастающее освоение океана и продуктивное проникновение в глубь Земли. Наука о твердой Земле — геономия прочно станет в ряды точных наук и раскроет механизм динамических и физико-химических воздействий мантии на земную кору. В разряд рассчитываемых перейдут электромагнитные явления от земного ядра до границ магнетосферы.
Не менее важными окажутся и прикладные результаты. Здесь отдаленной надеждой брезжит управление погодой и климатом, но значительно скорее неизбежно станет в план подлинное овладение минеральными и пищевыми ресурсами океана. Использование подземного тепла, вероятно, опередит прогноз землетрясений, но и эта труднейшая задача будет решаться одновременно с развитием методов сверхглубоких разработок полезных ископаемых.
В тонкой пленке биосферы, где живет и трудится человечество, происходит великое борение идей. Человечество хочет жить в мире, хочет жить без страха голода и гибели. Для этого ему нужно изучить, а потом и перестроить, если потребуется, свой дом — планету Земля.
Во имя этого будущего блага мирного человечества в компактные корпуса наших спутников умело монтируются точнейшие приборы, сотни станций чувствуют, измеряют, регистрируют изменения разнообразных полей Земли. Экспедиции в пустынях и далекой Антарктиде проходят тысячи километров ради столбика цифр, графика и линии на карте. Алмазные буры вгрызаются в миллионнолетний базальт. Интерпретаторы разрушают неожиданным фактом давние надежды теоретиков, а теоретики выдают фантастические прогнозы наблюдателям. Все это происходит на Земле. Все это и есть современная геофизика.