СВЕРХГАЛАКТИКИ ИЛИ СВЕРХЗВЕЗДЫ?

Известны четыре необычных объекта на небе, которые представляют собой совершенно новый тип небесных светил. По своим свойствам они не могут быть отнесены ни к галактикам, ни к звездам. Недавно в американском Астрономическом журнале (т. 13, вып. 2, 1964 г.) астрономы Маартен Шмидт и Томас Матьюз описали результаты изучения полученных с очень большой дисперсией (400 А/мм) на 200-дюймовом рефлекторе спектрограмм двух объектов такого рода, зашифрованных под каталожными символами ЗС 47 и ЗС 147 («ЗС» — обозначение третьего списка объектов Калифорнийского технологического института). Оба объекта имеют 18-ю видимую фотографическую величину и потому находятся на пределе возможностей фотографирования спектров даже с 200дюймовым телескопом. В спектре этих объектов удалось отождествить линии около десяти ионизованных элементов (С, М§* и др.). Все линии оказываются сильно смещенными к красному концу спектра. Если интерпретировать красное смещение как результат доплеровского сдвига, то для этих двух объектов получаются лучевые скорости удаления соответственно 127 500 и 163 500 км/сек, т. е. 0,425 и 0,545 от скорости света. Это наибольшие из измеренных до сих пор лучевых скоростей небесных объектов.
Эти данные не укладываются в наши представления о галактиках. Действительно, принимая для постоянной Хаббла II = = 100 км/сек/Мпс, мы получаем огромные расстояния до этих «сверхгалактик»:           соответственно
1275 и 1635 Мпс, т. е. около 4—5 миллиардов световых лет. Несложный расчет показывает, что на таких расстояниях эти объекты должны были бы обладать светимостью по крайней мере в 10б раз больше светимости самых ярких из числа обычных галактик, вроде нашей, или галактики в созвездии Андромеды. Если же считать эти объекты звездами, то трудность возникает при объяснении их больших лучевых скоростей. Известно, что некоторые астрофизики (Хойл и др.) выдвинули теорию гравитационного коллапса звезд. Но эта теория требует огромных масс для «сверхзвезд» — порядка 106— 108 солнечных. И тот и другой путь, как мы видим, требуют допущения существования новых небесных тел совершенно необычного типа. Несомненно, что мы должны подождать накопления новых наблюдательных фактов, чтобы решить стоящую перед астрономией дилемму «сверхзвезд». Как бы ни разрешилась эта дилемма, она станет новым крупным шагом вперед по пути познания законов космической материи.

ЛОКАЦИЯ МЕТЕОРОВ В ОПТИЧЕСКОМ ДИАПАЗОНЕ

Благодаря развитию квантовой электроники метеорная астрономия получила недавно в свое распоряжение еще одно эффективное средство исследования — лазеры. На их основе возможно создание сверхточных локаторов с разрешающей способностью до нескольких сантиметров и определение скорости движущихся объектов.
Оптическая локация метеоров впервые проводилась летом 1963 г. в период действия потока б - Акварид в Лексингтоне (США) под руководством проф. Л.Д. Смулина и Г. Фиоко. Применялся рубиновый лазер, дающий 5 импульсов в секунду, с длиной волны 6940 А при ширине луча около 0°,06. Отражения от метеорных частиц принимались с высот 100—140 км. По предварительным оценкам, масса отдельных частиц на высоте 110 км составляет около 2,5-10 14 г; эффективный радиус — порядка 1 ц. О размерах частиц на высотах более 110 км определенных сведений не получено.
Аппаратура не позволяла следить за частицами во время полета. Однако их средние размеры очень быстро убывали с уменьшением высоты. Этот факт может быть объяснен прогрессивным дроблением метеорных тел под действием сопротивления воздуха, если они представляют собой рыхлые образования. Конечный продукт распада, по-видимому, отдельные кристаллики величиной 0,1—0,01 ц.
Частицы таких размеров, какими они наблюдались на высоте 110 км, длительное время существовать в солнечной системе не могут из-за светового давления. Поэтому, если допустить, что их размеры не изменились с момента вступления в атмосферу, придется предположить наличие какого- то источника, пополняющего их запасы. Наиболее правдоподобным представляется, что подобные метеорные частицы возникли в результате дробления, начавшегося на больших высотах, из более крупных частиц (10 ц и более), двигавшихся в межпланетном пространстве по эллиптическим орбитам.
Несмотря на малую ширину луча, количество зарегистрированных отражений оказалось весьма значительным. Следовательно, частицы ничтожных масс дают довольно большой прирост массы Земли — около 10 000 т в сутки.
К сожалению, нельзя утверждать, что интерпретация отражений лазерного луча как отражений от метеорных тел является единственно возможной. Не исключено, например, резонансное отражение на ионосферных неоднородностях. Чрезвычайно ценным в разрешении сомнений было бы получение отражений на другой длине волны, т. е. с помощью иного импульсного лазера.

МУССОНЫ И ПОГОДА В СЕВЕРНОМ ПОЛУШАРИИ

По предварительным данным международной индоокеанской экспедиции, погода в северном полушарии испытывает сильное влияние муссонов Индийского океана, так как за счет муссонов в атмосферу над Пакистаном и Индией поступает значительная энергия.
Попробуйте сообразить, что необычного в суточном движении Солнца, в положении созвездий и других небесных светил можно видеть в поселке Мирном в Антарктиде, широта которого равна 66°30'?
(Ответ на стр. 47)